Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

КУРСКИЙ КРАЙ В XIX ВЕКЕ

авторы: Терешенко А. А.,
Рянский Л. М.,
Рянский Р. Л.

ЧАСТЬ II
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДОВ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Глава III
Городская экономика

Характерные черты экономики городских центров

Для всесторонней оценки состояния экономики городов Курской губернии в пореформенный период важно учитывать как общий аграрный характер губернии, так и хозяйственную специфику конкретных ее городов, обслуживающих потребности не только собственно горожан, но и огромное сельское население прилегающих территорий.

Последнее обстоятельство особо отмечалось современниками: «крестьянский спрос, высвобожденной от крепостного права деревни, стимулировал рост фабрично-заводской промышленности, торговли и в связи с этим толкал горожан к еще большей специализации».(1)

В промышленном отношении городские центры Курской губернии в исследуемый период были представлены преимущественно ремесленным производством.

Объединим для анализа ремесленную деятельность в четыре группы, характерные для статистики XIX века (см. ниже табл. 23).

В первую группу включим ремесленников, занимающихся производством предметов домашнего хозяйства (столяры, слесари, кузнецы, стекольщики, гончары и т.д.), во вторую — пошивом одежды и обуви, в третью — приготовлением пищи. В четвертую группу — все остальные ремесленные специальности, не вошедшие в первые три, а именно — фортепьянщики, извозчики, часовщик ки, приказчики, чернорабочие и другие.

Таблица 23

Группы ремесленников в городах Курской губернии, чел.
(без членов их семей, учеников и подмастерьев)(2)


п\п
Города1861 г. 1897 г.Прирост
IIIIIIIVИтогоIIIIIIIVИтогоабс.%
1Курск10220938642739959208413347944563717603,0
2Белгород30101 6413208332975652 3019891781956,3
3Грайворон-291-3033135882258228860,0
4Дмитриев1411312 58 42 1001171260202448,3
5Короча2629443102141128601330228323,5
6Льгов4420313684582682197129289,7
7Нов. Оскол-1081825869332071891150,0
8Обоянь20133267179191110-380309535,2
9Путивль2222118817046139924-1109939652,4
10Рыльск127928143761423841579692316184.0
11Стар Оскол28445191322634527726149313611131,1
12Суджа1224639988152673310211313,1
13Тим9413430666046-172142573,3
14Фатеж161312243137122535317274737,2
15Щигры-32245673119842278222496,4
16Богатый-1--13164-23222300,0
17Мирополье151002621431634628390247272,7
18Хотмыжск2263273-1111095550,0
Итого32074311859823462295558347301431275110405543,5

Из таблицы видно, что в 1861 году приготовлением пищи занимались 320 человек, что составляло 13,6 % от общего числа ремесленников; пошивом одежды и обуви — 743 человек, или 31,7 %; производством предметов домашнего хозяйства — 1185 человек, или 50,5 %. Прочими видами ремесел — 98 чел., или 4,2 %.

Как видим, более половины всех ремесленников были заняты производством предметов домашнего хозяйства.

Наибольшее их количество было сосредоточено в Курске — 386 человек, или 32,6 % от общего числа ремесленников городов губернии и 52,2 % от их численности в Курске; в Рыльске соответственно 281 человек, или 23,7 % и 74,7 %; в Путивле —118 человек, или 10,0 % и 69,4 %. Минимальное число ремесленников этой группы находилось в Грайвороне 1 человек, или 0,1 % и 3,3 %; Фатеже — 12 человек, или 1,0 % и 27,9 %. Указанные специалисты совсем отсутствовали в заштатных городах Богатом и Хотмыжске.

Второй по количеству ремесленников в городах губернии была группа мастеров, занимающихся изготовлением одежды: портные, сапожники, башмачники, модистки, перчаточники, шляпники, шапочники, кожевники, по-дошвенники и т.п. Наибольшее число их было сосредоточено в губернском Курске — 209 человек, или 28,1 % всех ремесленников в городских центрах губернии и 28,3 % от их численности в Курске; уездном Белгороде соответственно — 101 человек, или 13,6 % и 48,6 %; заштатном городе Мирополье — 100 человек, или 13,5 % и 69,9 %.

В заштатных городах Богатом и Хотмыжске, а также в уездном Тиму этим ремеслом были заняты всего 7 человек, или 0,9 % ремесленников городских центров. Так, в Богатом сапожным ремеслом занимался всего один мастер, который «сбывал свои изделия на местных базарах и ярмарках, а также в других местах» на сумму «до 500 руб.»,(3) в Хотмыжске — «два лица занимались сапожным мастерством для местных жителей», в Тиму работали 1 портной и 3 сапожника.(4)

Третье место устойчиво занимали ремесленные производства, связанные с приготовлением пищи. Схема их размещения в городских центрах была практически идентична другим ремесленным производствам. Так, в Курске этих ремесленных заведений насчитывалось 102, или 31,9 % от Численности этой группы и 13,8 % от числа этих предприятий в городе; в Белгороде соответственно — 30, или 9,4 % и 14,4 %; Короче, Обояни, Путивле, Старом Осколе — по 20—28 заведений. Всего же в 5 названных уездных городах и Курске функционировало 228 ремесленных мастерских по производству пищи, или 71,3 % от общего их числа во всех городских центрах губернии.

В пяти городах губернии — Курске, Белгороде, Обояни, Путивле и Старом Осколе было сосредоточено 81 ремесленное предприятие из 98, отнесенных нами к четвертой группе производств.

Наиболее представительным по видам ремесленных производств являлся губернский город Курск. Согласно таблице 26, в 1861 году в Курске трудились 739 мастеров, в том числе «24 хлебника, 34 булочника, 39 мясников, 2 кондитера, 3 пряничника, 71 портной, 63 сапожника, 19 модисток, 22 шляпника, 31 башмачник, 3 скорняка, 16 слесарей, 44 печника, 28 столяров, 11 медников, 3 шорника, 4 гребенщика, 10 каретников, 10 штукатуров, 27 плотников, 31 кузнец, 29 бондарей, 12 колесников, 8 коновалов, 15 часовщиков, 4 цирюльника, 8 трубочистов, 5 золотых и серебряных дел мастеров, 8 иконописцев, 3 резчика, 4 фортепьянщика, 8 маляров».(5)

Как видим, ремесленное производство города Курска было наиболее разнообразным. Существенный удельный вес в нем принадлежал производству одежды и обуви, а также приготовлению пищевых продуктов.

Так, из 739 мастеров — 209 человек, или 28,3 % были заняты пошивом одежды и обуви и 102 человека, или 13,8 %, изготовлением и переработкой пищевых продуктов. Следовательно, 42,1 % ремесленного производства Курска в 1861 году было связано с производством одежды, обуви и пищи. На втором месте находились ремеслен-ные заведения, ориентированные на оказание городскому населению различных ремонтно-строительных и бытовых услуг — 209 человек, или 28,3 %.

Второе место по числу ремесленных производств занимал уездный Белгород — 208 заведений. Структура ремесленного производства Белгорода мало чем отличалась от таковой в Курске, однако соотношение ремесленных специальностей различалось. Так, изготовлением одежды, обуви и пищевой продукции в Белгороде были заняты 131 мастер, что составляло 63,0 % от всех производств. Доля ремонтно-строительных заведений и оказания услуг составляла 30,8 %, что соответствовало данному показателю Курска.

К 1897 году общая численность ремесленников в местных городах ощутимо выросла — в 5,4 раза. Наибольший прирост дали заведения, занимающиеся изготовлением пищи и одежды, — более чем в 7 раз, наименьший — предприятия 3 группы — в 1,9 раза. Весьма незначительно увеличилось число ремесленников, занятых прочим производством — всего на 45 человек, причем основная их доля приходилась на губернский Курск и второй до величине в губернии город Белгород. Из 143 ремесленников этой группы в 1897 г. 129 человек, или 90,2 %, работали в данных городских центрах. Достаточно много производств, связанных с ремонтно-строительными работами и изготовлением изделий домашнего хозяйства, появилось в заштатном Хотмыжске — 32 и 73 (в 1861 г. в городе работали всего 2 сапожника, другие заведения совсем отсутствовали).

Максимальный рост к 1897 году дали заведения, занимающиеся изготовлением одежды и пищевой отрасли. Так, в Курске их стало соответственно в 10 и 9,5 раз больше. Общим для городов губернии являлась ремесленная специализация в области пошива одежды и обуви и приготовления пищи. Стабильно первое место занимали ремесленные заведения в области ремонтно-строительных работ и производства предметов домашнего хозяйства. На последнем месте находились производства по оказанию бытовых услуг.

В то же время некоторые города губернии выделяются как центры особой специализаций некоторых ремесленных занятий.

Типичным примером ремесленной специализации городского центра являются кожевенные заведения городов Курска и Мирополья. Работа на этих предприятиях производилась в большинстве случаев силами своих семей, и только изредка нанимались особые рабочие «для подмоги».(6)

Само производство, его техника, инструменты и орудия труда ремесленников-кожевенников было таким же, как и у кустарей: зольник — деревянный или глиняный чан (по-местному ванник), вмещающий обыкновенно 22 кожи; дубильный чан (из дуба сбитый Железными обручами) делался местными бондарями; ступа из толстого деревянного чурбана с ножками для толкача, имеющего на конце четыре острия для толчения дубовой «шкоры» — коры. Ступы эти были не только неудобны в работе, но часто приводили к травмированию рук подростков или женщин, нанимающихся на эту работу за 1—2 копейки от ступы, или «меры». У состоятельных ремесленников,толчением коры обычно занимались «челядники», то есть годовые или «сроковые» рабочие, нанятые для работ по хозяйству.(7)

В 1880-е годы наиболее состоятельные ремесленники стали применять «толчейные машины», которые заменяли ступы и уже приводились в движение при помощи лошадей, их производительность была больше, а конечный продукт — качественнее. Стоила такая машина около 100—150 рублей.(8)

Помимо этих орудий и машин, кожевники использовали дерник или нож с двумя рукоятками, производимый местными кузнецами; у них же они приобретали железные клещи для вытягивания кож из ванны и полоскания их в реке и другие мелкие железные и деревянные инструменты, стоимость которых составляла от 10 до 16 рублей за набор. Кожевенник обычно использовал 2—3 набора инструментов.

Для сапожной работы каждый ремесленник-сапожник использовал набор из 10 инструментов, изготовленных местными кузнецами и столярами или приобретенных в лавках. Перечень этих инструментов состоял из молотка, широкого небольшого ножа, шила, колодки, кромницы (гладко выструганной доски для строгания и размягчения кожи), двух особых досок для придания коже формы сапога; клесачка (гладкой толстой палки для разглаживания на дереве сшитого сапога), писачка (кленовой палочки для отделки задников и расшивания узорами подошвы), толстой сапожной иглы и нескольких тонких. Подобные инструменты составляли основной капитал сапожника, обходившийся ему в 2—2,3 рубля.

У городских сапожников в 1880-е годы сплошь и рядом можно было встретить «швейную машину для стачивания голенищ и прошивки задников», в результате изделие выглядело «гораздо чище и изящнее, чем при шитье иголкой, и притом втрое скорее выполнялось».(9)

У каждого «оборотистого» кожевенника и сапожника основной капитал составлял приблизительно 112 рублей (самым дорогим инструментом являлась «толчейная машина»). У мелкого производителя капитал составлял от 2—4 до 10 рублей. Крупные хозяева, а их в городах губернии насчитываюсь 122 человека, имеющие более или менее значительные сапожные мастерские с наемными работниками (свыше 100 человек), обладали оборотным капиталом в 500—2000 рублей серебром. Они же являлись главными скупщиками готовых изделий и поставщиками сырья для мелких производителей, которых вместе с учениками насчитывалось 3 754 человека.(10)

Особые помещения для мастерских имели только крупные категории ремесленников. Мелкие ремесленники, составляющие большинство, под мастерские использовали жилые помещения. У них и кожевня и «шевня» (место для шитья сапог) помещались в той же хате, где жила семья. Вот как описано их производство в докладе Курского распорядительного комитета в 1885 году: «...с устройством дубильного чана в жилой избе еще можно было бы примириться, так как он не особенно портит воздух в комнате, но присутствие в последней зольника очень вредно действовало на здоровье ремесленников. Пока кожи лежат в известке, воздух наполнен «убийственными испарениями», а когда, их начинают вынимать из чана, то в избе бывает такой смрад, что здоровый человек, не привыкший к этому, может упасть в обморок».(11)

Особых приспособлений для работы сапожнику не требовалось, кроме небольшого стула, изготовленного самим сапожником. Иногда вместо стула использовался простой низенький чурбан. Чистый заработок ремесленника составлял от 40 до 80 рублей в год. Производство в этом предприятии приходилось на весенне-летние месяцы — около 120 дней.

В 1861 году в Мирополье, где было наиболее развито кожевенно-сапожное производство, насчитывалось 82 заведения, свою продукцию они сбывали как на местных ярмарках и базарах, так и в Николаеве, Полтаве, Кременчуге на сумму до 30 000 рублей в год.(12)

В 1885 году в том же Мирополье насчитывалось 253 сапожника. Ими было изготовлено 83 860 пар сапог на 179 810 рублей и 184 кожи на 2 208 рублей.(13)

Сапожное дело оставалось самым распространенным городским ремесленным производством и к концу XIX — началу XX века. К примеру, «в период 1899—1900 гг. Ми-ропольской сапожной мастерской было изготовлено и сдано интендантству 20 тыс. пар сапог».(14) «Изготовлением сапог и отчасти другой обуви в губернии занимались до 7,5 тыс. человек».(15) Наибольшего развития сапожное производство, помимо Курска и Мирополья, приобрело в Белгороде, Короче, Рыльске. В заштатном городе Мирополье специализировались также и на изготовлении волосяных сит.

Изделия ремесленников не отличались особым качеством. Курский губернский статистический комитет объяснял «недостаток в городах хороших изделий и неаккуратность ремесленников как относительно исполнения заказов, так и относительно срока их доставки, и, наконец, бесплодность жалоб на мастеровых, весьма часто не знающих своего дела и практикующих свое ремесло без достаточных познаний ...»,(16) отсутствием контроля за их деятельностью. На наш взгляд, это объяснимо скорее сравнительно недавним освоением ремесленных профессий населением относительно молодых городов Курской губернии.

Более того, в городских центрах Курской губернии отдельные виды ремесленного производства вовсе отсутствовали. К примеру, в Курске «почти вовсе нет специальных стекольщиков, а приходят ежегодно осенью от 5 до 10 странствующих стекольщиков из Калужской губернии для вставки окон перед наступлением зимы...»(17).

Некоторые ремесленные заведения были настолько примитивны, что не имели «ни станков, ни вывесок» и занимались «мелкими незначительными починками, часто из-за рюмки водки, подобно тому, как есть бродящие фармацевты, занимающиеся приготовлением и продажею по домам лекарственных трав».(18)

Однако в городах губернии встречались и высококачественные изделия ремесленников. Например, город Суд-жа славился своими кузнечными изделиями (подковами) не только в губернии, но и по всей России.(19) Среди других городов губернии качественными ремесленными изделиями выделялся уездный город Щигры, где вырабатывались единственные в губернии сельскохозяйственные орудия (конные и ручные молотилки),(20) а также пользовавшиеся большим спросом ковры и кушаки, и заштатный Мирополье, производивший высококачественные сапожные гвозди и др.

Курские ремесленники представляли на российские выставки корзины, бочки, ведра, гончарные и кожевенные изделия, плуги, подковы, кушаки, ковры и другие товары из разных городов губернии. Одна из первых таких выставок прошла 13 сентября 1861 года в Курске, где наряду с указанными ремесленными произведениями были представлены изделия «столярных и токарных вещей, сапог, подков, канатов, прялок и прочих изделий фабричных: мыла, воска, свеч, выделанных кож и пеньки ...из машин сеяльных и плуга, и моделей молотилки, ветряной мельницы и т.п.».(21) По результатам этой выставки были награждены 3 купца, 1 мещанин и 9 дворян медалями, похвальными листами и деньгами. Особенно много экспонатов представляли ремесленники Курска, Белгорода, Рыльска, Щигров и Суджи.(22) Подобная выставка, к примеру, проходила в июле 1863 года в Полтаве, где были представлены изделия курских ремесленников.(23)

Выставки способствовали развитию ремесленного производства в городах губернии, основанного на личном труде и частной собственности.

Для городской промышленности Курской губернии было характерно наличие ремесленного, мануфактурного и фабрично-заводского производств. Основание мануфактурных предприятий происходило разными путями: при разорении мелких производителей и превращении их предпринимателем в наемных рабочих, разделении труда между крупными и мелкими предприятиями, при расширении ремесленного производства и перерастании его в мануфактуру.

Примером превращения ремесленников в наемных рабочих может служить наиболее распространенное в городах упоминаемое нами кожевенное производство, где в зависимости от нескольких скупщиков (нанимателей) находилось множество ремесленных предприятий. В результате на трех-четырех крупных скупщиков работало не менее двухсот человек, включая и членов семьи. Скупщик снабжал рабочих сырьем, частично орудиями труда, при покупке продукции удерживал стоимость сырья, получая при этом значительную прибыль. От каждой кожи, идущей на изготовление сапог, предприниматель получал до 3 рублей 70 копеек чистой прибыли. Находясь в зависимости от скупщика в течение нескольких лет, сапожники с семьями становились фактически наемными рабочими.(24)

В пореформенное время городские центры губернии демонстрировали наивысшие темпы прироста числа мануфактур, рабочих и сумм производств. Однако по числу рабочих и мануфактур города занимали второе место после сельских поселений. Городской индустрии противостояли крупные промышленные центры сельской местности, располагавшие собственным сырьем для сахарной и винокуренной промышленности. В 1861 году в городах единичные и мануфактурные предприятия имели место в пищевой промышленности.(25)

По сравнению с ремесленным производством, обеспечивающим в основном нужды местных рынков, мануфактуры позволили наладить производство и сбыт более высококачественных изделий за пределы губернии. Однако из-за низкого их технического оснащения они не могли удовлетворить растущий спрос городского и сельского населения на производимые товары.

Некоторые отрасли мануфактурного производства вообще работали сезонно, что было характерно для сельской промышленности. Так, в летнее время в Рыльске производили пеньку, где на производстве ее было занято до 1 200 человек. Рыльск становится центром пенькотрепального производства, сохраняя эту специализацию до конца исследуемого периода.

Несмотря на это, мануфактурная промышленность способствовала повышению квалификации рабочих, специализации производств и совершенствованию орудий труда, вела к машинизации предприятий. Таким образом, создавались благоприятные условия для скорейшего перехода городской промышленности к фабричной стадии.

Так, в 1861 году в городах Курской губернии насчитывалось 248 промышленных предприятий, из них только 49 имели годовой оборот не менее 2 000 рублей. Следовательно, 199 предприятий можно отнести к заведениям мануфактурного типа.(26)

На городских фабричных заведениях губернии вначале применялись водяные или ветряные двигатели, а также иногда использовалась сила животных. Появление паровых двигателей создавало возможность укрупнения предприятий, их реконструкции путем установки на фабриках и заводах различных машин.

По сведениям статистики в 1861 году в Курской губернии насчитывалось 543 фабрично- заводских предприятий, 248 из них, или 45,7%, приходилось на городские центры.(27) По числу городских промышленных предприятий в это время первое место занимал губернский Курск — 85 предприятий, а ведущее положение среди городов по объему годового производства занимал уездный Белгород — его 44 предприятия вырабатывали промышленной продукции на 882 120 рублей в год, что составляло 45,8 % всего годового объема городских промышленных производств (см. ниже табл. 24).

Таблица 24

Динамика численности фабрично-заводской промышленности в городах Курской губернии в 1861—1904 годах(28)

 № 
п\п
Города1861 г.1873 г.
Число
предприятий
Рабочих.
чел.
Продукция,
тыс. руб.
Число
предприятий
Рабочих, чел.Продукция,
тыс. руб.
1Курск851875797,710265613283
2Белгород44703882,13616241367,4
3Грайворон 31384.01112313,8
4Дмитриев445нет данных893,9
5Короче1916445,514137104,6
6Льгов624242,04165.9
7Новый Оскол845363,0137484.9
8Обоянь168125,5168762,1
9Путивль10нет данных20,543721,2
10Рыльск13нет данных50,021196169,5
11Старый Оскол15437нет данных20115139,8
12Суджа3159нет данных52252,8
13Тим3нет данныхнет данных230.8
14Фатеж4207нет данных1817,5
15Щигры8644нет данных114023,0
16Богатый19нет данных---
17Мирополье2нет данныхнет данных---
18Хотмыжск1нет данныхнет данных---
Итого24851571930,326831473449,5
 № 
п\п
Города1885 г1904 г.
Число
предприятий
Рабочих,
чел.
Продукция
тыс. руб.
Число
предприятий
Рабочих,
чел.
Продукция
тыс. руб.
1Курск998771444,98213921500.0
2Белгород266861147,822464265,0
3Грайворон10362.59,874910,6
4Дмитриев51536,111130200,0
5Короче128560,822075,6
6Льгов31314,0 1б15,6
7Новый Оскол85728,5620111,5
8Обоснь163241,015235,6
9Путивль93845,751221.2
10Рыльск117152J2492396,5
11Старый Оскол35247303,0 20157221,1
12Суд»42039.5847134,0
13Тим-- -3933,4
14Фатеж675113,652311,0
15Щигры1719,91--
16Богатый-----
17Мирополье----
18Хотмыжск----
Итого24525853406,719224442999,9

Одно промышленное заведение Белгорода выпускало в год продукции на 20 048,2 рубля, тогда как в Курске — всего на 9 384,7 рубля. Доминирующее положение в фабрично-заводском производстве Белгорода занимали предприятия по переработке шерсти: 9 из 44, или 20,5 % предприятий. Так, «одна шерстопрядильная фабрика в Белгороде, изготовляющая испанскую шерсть для пряжи ...», вырабатывала «до 150 тыс. руб. в год».(29)

Значительными заводами в этот период в Белгороде считались: «7 салотопенных, производящих [продукцию — А. Т.] на сумму до 310 тыс. руб., 4 воскосвечных — на сумму до 300 тыс. руб., 4 сально-свечных — на сумму до 55 тыс, руб.. 7 кожевенных—до 35 тыс. руб., 4 мыловаренных — до 13 тыc. руб., 7 кирпичных — более 15 тыс. руб.» (30)

Сбыт заводской продукции осуществлялся большей частью на месте, на ярмарках, а «изготовленная на шерстопрядильной фабрике пряжа отправляется за границу».(31)

К 1862 году общая картина фабрично-заводской промышленности существенно не меняется. Как отмечалось в то время «Курская губерния вообще не отличается широким развитием [промышленности — А.Т.] в этом отношении ... Сто сорок семь кожевенных, салотопенных, мыловаренных и свечно-сальных заводов выделывали кожи, сало и прочее на 2 200 тыс. руб.... наибольшее число заведений этого рода находилось в городах Курске и Белгороде. Воскобойные заводы вместе с воскобелильными и свечно-восковыми давали в год продукции почти на 600 тыс. руб. важнейшие из них находились в Курске, Белгороде и Рыльске».(32)

Согласно данным таблицы 24, на третьем месте по количеству предприятий находился город Короча — 19 заведений, за ним следовали Старый Оскол - 17 предприятий, Обоянь — 16, Рыльск — 14. Однако третье место по годовому валовому производству после Курска и Белгорода занимал Новый Оскол, выпускающий в год продукции на 63 тыс. рублей. Одно предприятие Нового Оскола в год производило товаров на 7 875 руб., тогда как в Короче, занимавшей по числу городских заводов третье место, вырабатывалось в год на одно заведение 2 394,7 рубля. Следовательно, предприятия Нового Оскола были в 3,3 раза мощнее, чем заводы Корочи, а фабрично-заводские предприятия Белгорода - в 2,1 раза производительней курских.

Общим в 1860-е годы для городской фабрично-заводской индустрии губернии характерен был сезонный характер производственного цикла предприятий, специализирующихся в это время в основном на переработке сельхозпродукции.

К 1865 году специализация городских фабрик и заводов претерпела небольшие изменения, которые сводились к тому, что появляются новые производства. Так, в Курске в 1861 году была основана табачная фабрика купца П.Ю. Калфогло, вырабатывающая изделий на 55 тыс. руб. в год, в Старом Осколе купец Пукин Василий Васильевич в 1865 году открыл завод по изготовлению и ремонту сельхозмашин. Суджанские купцы Ф.М. Тахтомиров и Н.М. Несмачная, Курский купец, потомственный почетный гражданин, Федор Федорович Мальцев организовали в 1862— 1865 годах водочное производство годовой производительностью от 20 тыс. до 113 тыс. рублей.(33)

Вместе с тем, в 1860-е годы промышленность курских городов оставалась исключительно мелкой: «... более или менее значительных фабрик и заводов в губернии считается до 40 ...»(34), — отмечал в своем отчете за 1865 год Курский губернатор. В это число губернатор включал только 4 городских предприятия — табачные фабрики.

В первое пореформенное десятилетие в городах Курской губернии насчитывалось 74 «фабрики и завода» с годовой производительностью свыше 2 000 рублей (см. табл. 25), 25 из них, или 33,8 %, были основаны в период с 1862 по 1870 год.

Таблица 25

Городские предприятия Курской губернии по годам возникновения (с производством свыше 2000 рублей) до 1890 года (35)

 № 
п\п
Отрасли производстваГоды основания предприятий
до 1861 г.1862-1870 гг.1871-1880 гг.1881-1890 гг.
1Обработка шерсти2-11
2Обработка льна, пеньки1141
3 Обработка смешанных материалов11-2
4 Обработка металлов, производство машин и ремесленных орудий1122
5 Обработка минеральных веществ8431
6Обработка животных продуктов24887
7Пищевая промышленность10103521
8Химическая промышленность--2-
9Бумажное и типографское произвол.----
10Механическая обработка дерева----
Итого49255535

Из данных таблицы 25 видим, что наибольшее число вновь основанных до 1861 года предприятий относились к пищевой отрасли — 10 заведений, или 40,0 %, ко всем производствам. Второе место занимала группа заводов по обработке животных продуктов — соответственно 8 и 32,0 %, третье — заведения по обработке минеральных веществ — 4 и 16,0 %. И только 3 предприятия принадлежали к остальным 7 выделенным отраслям.

Особенностью вновь открываемых в пореформенные годы предприятий являлась их машинизация. К примеру, курский купец А. Г. Ишунин основал в 1870 году кирпичный завод с годовым производством 2 млн. шт. кирпича на сумму 20 тыс. руб., где было занято 80 чел. рабочих. На предприятии использовалась одна паровая машина в 6 л.с.(36) Для сравнения отметим, что подобное кирпичное производство курского мещанина Б.И. Климова, основанное в 1865 году, выпускало только 200,тыс. шт. кирпича в год на сумму 2000 рублей. Даровая машина на заводе не применялась, а использовался труд шести рабочих.(37)

Следовательн0, техническое оснащение производства осуществляли в первую очередь купцы, имевшие для этого необходимые свободные капиталы. Примером тому может служить уже упоминаемый нами завод старооскольского купца В.В. Пукина, который был также оснащен паровым двигателем в 6 л.с., кроме того, на предприятии применялись одна вагранка для отлива деталей, два станка, два верстака и другие механизмы.(38)

Так, из 25, основанных в период с 1861 по 1870 год, заводов 14, или 56,0 % принадлежали купцам, 9, или 36,0 % — мещанам. И только одно производство — крупорушка была организована в собственном доме крестьянина города Курска М.С. Долженкова,(39) производительность которой составляла всего 3 000 пудов крупы в год. Для обслуживания своего предприятия М.С. Долженков нанимал трех рабочих. Никаких современных механизмов здесь не использовалось.(40) Ни на одном из 11 заведений, не принадлежавших купцам, не было установлено паровых двигателей.(41)

В 1871—1890-х годах обозначилась устойчивая тенденция роста современных городских производств. Всего в этот период возникло 90 фабрично-заводских предприятий (см. табл. 25), или в 3,6 раза больше, чем за 1861—1870-е годы. За первые 10 лет с 1871 по 1880 год промышленники открыли 55 подобных заведений, что в 2,2 раза превышало показатель предыдущего десятилетия. В период с 1881 по 1890 год было основано 35 предприятий, или в 1,4 раза больше, чем в 1861—1870-е годы. Следовательно, наибольший прирост новых производств, 90 заведений из 115, открытых в пореформенное время, или 78,3 %, приходится на двадцатилетие с 1871 по 1890 год.

Первое место в структуре новых предприятий приходилось на заведения пищевой отрасли - 56 фабрик и заводов, или 62,2 % от общей численности организованных производств, второе место занимали 15 заведений по обработке животных продуктов, что составляло 16,7 % от вновь основанных промышленных предприятий и только 19, или 21,1 %, приходилось на остальные группы производств. Отсутствие в Курской губернии промышленных лесоразработок сдерживало организацию бумажного и типографского производства и развитие деревообрабатывающей отрасли.

Одновременно с ростом числа фабрик и заводов в 70-е—80-е годы XIX века происходит техническая модернизация вновь открываемых городских предприятий, уже принадлежащих представителям различных сословий. Новые промышленные заведения отличались не только технической оснащенностью, но были и более крупными по объему производств, чем в дореформенное время.

Первая паровая машина была установлена в 1874 году курской мещанкой Анной Васильевной Ковалевой, являвшейся владелицей завода по изготовлению сельхозмашин. Мощность используемого на заводе двигателя составляла 4 л.с. На предприятии трудилось 18 человек и выпускалось продукции на сумму 15 тыс. руб. в год. На заводе применялись и другие технические устройства: вагранки, горны, станки, верстаки и др.(42) Подобными современными предприятиями являлись: шерстомойная фабрика курского крестьянина А. Г. Кастерина, мощностью 18 000 руб. в год, мыловаренный завод Епархиального ведомства, расположенный на Дворянской улице города Курска, с годовым производством 13650 пудов мыла на 354 тыс. руб., крупорушка курского крестьянина С.В. Шепелева. На этих заведениях, основанных в 80-е годы XIX века, устанавливались паровые двигатели мощностью 4—6 л.с.(43)

Другой характерной особенностью пореформенного периода служит интерес к организации городских промышленных производств со стороны иностранных граждан. К примеру, в 1874 году прусский подданный К.В. Мертенс, проживающий в Курске, основал предприятие по изготовлению машин для земледелия и винокуренных заводов с годовым оборотом в 11000 рублей. Его заведение было оснащено паровым двигателем в 6 л.с., имело плавильную печь, две вагранки, два горна, 10 станков, и использовало труд 20 рабочих.(44)

Иностранцы, саксонец Эрнест Бергер и австриец П.П. Гетман, открыли в 1877 году в Короче новые для городской промышленности губернии заводы по производству яичного альбумина мощностью 3100 пудов на сумму 20 000 руб. в год каждый. А турецкий подданный Стоян Живко в 1890 году основывает табачную фабрику, на которой использовался труд 61 рабочего. Производительность данного предприятия составляла 1300 пудов курительного табака.(45)

Таким образом, если в 60-е годы XIX века развивались главным образом отрасли пищевой промышленности и обработка минеральных веществ (кирпичные заводы), то в последней четверти XIX века наметился процесс организации модернизированных промышленных производств в новых для городской фабрично-заводской промышленности отраслях: машиностроительной, химической.

Кроме того, к 90-м годам XIX века в структуре городской промышленности неуклонно возрастает доля относительно крупных производств. Так, если в 1861 году из 248 промышленных заведений только 49, или 19,8 %, имели годовую производительность свыше 2000 руб., то в 1890 году таких фабрик и заводов насчитывалось уже 164 из 246, или 66,7 %.

Различные по типу предприятия отличались не только размерами, но и ориентированностью своего производства на конкретного потребителя. Мелкие заведения обеспечивали внутренние потребности горожан. К примеру, салотопенное заведение курского мещанина Беляева имело одного наемного рабочего и за сезон выпускало лишь 150 пудов сала. Подобное предприятие курского купца Гостева действовало лишь один месяц в году, все оборудование этого завода состояло из обычных котлов, в качестве топлива использовались дрова и пни. Завод вырабатывал сало, овчины.(46)

Такими же предприятиями была представлена городская мыловаренная и особенно кожевенная промышленность. К примеру, мыловаренный завод курского купца Лашина имел всего 5 рабочих, помещался в деревянном здании крытом тесом, оборудование его заключалось в двух обычных котлах, предприятие выпускало в год 1000 пудов мыла, сбывая свою продукцию в Курске и на Коренной ярмарке. А на кожзаводе курского мещанина Анфимова трудилось лишь двое рабочих. Все оборудование завода составляли два чана, два зольника и печь. Сырье для производства (шкуры) закупалось в Курске и на местных ярмарках, где и сбывалась готовая продукция.(47)

К концу исследуемого периода мелкие промышленные, предприятия с годовым оборотом до 2 000 руб., были сосредоточены в таких уездных городах как Грайворон, Обоянь, Тим, Фатеж и др. Например, на 34 предприятиях уездных городов Грайворона, Нового Оскола, Обояни и Тима работало 75 человек, а на 5 предприятиях Тима в 1897 году трудилось всего 7 человек. В 1904 году в этих же уездных городах насчитывалось всего 10 предприятий с 35 рабочими. К примеру, годовой оборот промышленных заведений Грайворона составлял в 1897 году 7 887 руб., а в 1904 году — 10 500 рублей, оборот промышленных заведений Обояни — соответственно 6 260 руб. и 5 600 рублей.(48)

Для сравнения укажем, что на 5 суджанских промышленных заведениях в 1897 году выпускалось продукции на 75 250 рублей в год и были заняты 31 рабочий.(49) К концу XIX века преобладающими фабриками и заводами городской промышленности были мелкие предприятия. К примеру, из 115 вновь открывшихся к 1890 году заводов 71 имел годовую производительность от 2 до 10 тыс. руб., что составляло 61,7 %, и 44 предприятия, или 38,3 %, имели мощность более 10 тыс. рублей.(50)

Средние городские промышленные заведения имели более широкие экономические связи, сбывали продукцию предприятий за пределами городских центров. Типичным представителем подобного рода можно назвать старооскольского владельца механической мельницы с 26 рабочими И.И. Волчанского, продающего свою продукцию в Старый Оскол и в «окрестные города».(51) Путивльский промышленник Е.В. Калугин, владевший известковым заводом с 20 рабочими, сбывал известь также за пределы Курской губернии.(52)

Как правило, более крупные производства принадлежали купцам. Например, шерстомойная фабрика белгородской купчихи О.Я. Соловьевой промывала в год 30 000 пудов шерсти на сумму 780 тыс. руб. Основанная в 1885 году в пореформенное время фабрика была оснащена паровым двигателем мощностью в 25 л.с. и использовала труд 200 рабочих.(53)

Крупные фабриканты и заводчики ориентировались не только на внутригородское потребление, но и поставляли свою продукцию за пределы Курской губернии. Примером такого производства является предприятие Ф.Ф Квилиц, который сбывал продукцию своего пивомедоваренного завода в соседних Воронежской и Орловской губерниях и Южной России. Некоторые белгородские, рыльские, суд-жанские предприниматели осуществляли поставки своих изделий за границу.(54)

Мощные предприятия в городских центрах Курской губернии занимались в основном переработкой сельхозпродукции, а их владельцами являлись купцы. К примеру, основанная в 1885 году льговским предпринимателем А.И. Дерюгиным паровая мельница выдавала в год 159 тыс. пудов муки, на ней работало 40 чел., а подобное производство курского купца Н.И. Коронного вырабатывало в год 467 тыс. пудов муки.(55)

В 1890 году на 164 фабриках и заводах горожан различных сословий, основанных в пореформенное время, было установлено 24 паровых двигателя мощностью 292 л.с., что составляло 0,1 паровых двигателя в 1,8 л.с. на одно предприятие.

Более механизированными были 74 купеческих предприятия, на них действовало 19 из 24 паровых двигателей мощностью 266 л.с. из 292 л.с., то есть на одно заведение приходилось 0,3 паровых двигателя в 3,6 л.с. На всех остальных 90 «фабриках» и «заводах», основанных в пореформенное время мещанами, крестьянами и другими горожанами, работало всего лишь 5 паровых машин общей мощностью 26 л.с., то есть на одно некупеческое предприятие доводилось 0,06 двигателя в 0,3 л.с.(56)

Для сравнения отметим, что только на одном Теткин-ском сахарном заводе Рыльского уезда, принадлежащего графу Н.А. Терещенко, действовало 20 паровых двигателей мощностью 249 л.с. А всего к 1890 году, по неполным данным, на сахарных заводах Курской губернии было установлено 139 паровых машин общей мощностью 1746 л.с., то есть 9,3 двигателя в 116,4 л.с. на одно предприятие этой отрасли.(57)

Как видим, владельцы городских промышленных предприятий осуществляли их техническую модернизацию, однако степень машинной оснащенности фабрик и заводов оставалась низкой. Технический прогресс городских промышленных предприятий сдерживался, скорее всего, наличием дешевой рабочей силы в избытке наводнившей пореформенные города.

В структуре агроперерабатывающей городской индустрии доля предприятий, «обрабатывающих ископаемые продукты», была мизерной. Так, в 1893 году в уездных Грайвороне и Старом Осколе доля этих производств составляла соответственно — 90 и 450 руб. в год, или 1,7 % и 0,3 %. В это время фабрично-заводские предприятия Грайворона, Обояни и Тима занимали последние места в структуре городской промышленности губернии. Их оборот составлял соответственно — 5400 руб. на три предприятия, 8 460 руб. на 12 заведений и 2900 руб. на два завода в год.(58)

Наибольший объем производства к 1893 году имели губернский Курск и уездный Белгород — соответственно 1 767 557 руб. на 89 предприятий и 978 959 руб. на 42. При этом одно курское промышленное производство выпускало в среднем на 23 257,3 руб. продукции в год, а белгородское — на 32 632,0 руб. Однако средняя выработка в год на одного рабочего на курских предприятиях была выше, чем на белгородских — соответственно 1 915 и 1 261,5 рублей. Для сравнения в Тиму эта сумма составляла 483,3 руб. на одного рабочего.

Укажем также, что при почти одинаковом количестве фабрично-заводских заведений по обработке ископаемых продуктов в Курске и Белгороде (11 и 12), годовая мощность курских предприятий была выше, чем белгородских — В 2,1 раза. Всего в 1893 году в городах губернии насчитывалось 40 таких производств, или 18,3 %, от общей численности предприятий с годовым объемом выпускаемой продукции на сумму 171874 руб., или 4,9 %. Доля этих предприятий в промышленном потенциале Курска и Белгорода составляла соответственно — 6,1 % и 5,2 %.

Из 11 таких производств Курска почти половина были «заводы» по производству кирпича, а из 12 белгородских только одно являлось чугунолитейным предприятием, годовое производство которого составляло всего 995 рублей.(59) Лишь в уездном городе Рыльске подобные заведения занимали 60,0 % в инфраструктуре городской промышленности.

Кирпичные заводы уездных городов вырабатывали продукции на 700—1400 руб. в годи функционировали сезонно. Только в Курске кирпичное производство выдавало продукции в среднем 6 000 руб. на такой завод.

Мелким предприятием этой отрасли, к примеру, был поташный завод в Старом Осколе, мощность которого составляла 450 руб. в год.

К 1900 году число «фабрик» и «заводов», перерабатывающих ископаемые продукты, выросло до 47, или 13,0 % от общей численности всех заведений. Выработка промышленной продукции этими отраслями составила 199 276 руб. в год, или 5,8 %.

Смешанных производств не было ни в одном уездном городе, только в губернском Курске работали в 1893 году два экипажных предприятия с 23 рабочими и годовым оборотом в 12 050 руб.

В 1900 году число этих предприятий увеличилось до 11, что составляло 3,0 % городской индустрии, однако объем выпускаемой ими продукции вырос всего на 3 560 руб. и составлял 15 610 руб., или 0,5 % общегородского производства.(60)

Таким образом, аграрная специализация Курской губернии предопределила отраслевую структуру городской промышленности. В ней доминировали предприятия пищевой отрасли, выпускавшие продукты питания путем переработки местной сельскохозяйственной продукции.

В начале XX века соотношение между разными группами промышленных заведений существенно изменяется. Как свидетельствуют данные таблицы 26 к 1904 году по всем критериям (количество предприятий, Их производительность и численность рабочих) произошло значительное сокращение в местных городах мелких «фабрик» и «заводов». Удельный вес этих заведений составлял 12,5 % от общей их численности, стоимость выпускаемой продукции — всего 0,6 %, занятых на них рабочих —3,1%. Для средних и. крупных предприятий этот показатель выражался соответственно - 67,7 %, 19,8 %; 54,9 % и 44,5%; 77,5 %, 19,4.

Следовательно, при меньшей численности рабочих, примерно в 4 раза, крупные городские предприятия выпускали промышленной продукции только на 18,8 % меньше, чем средние. Выработка на одного рабочего в крупных заведениях составляла 2 820,0 руб., тогда как для предприятий средних и мелких, соответственно — 869,0 и 227,0 рублей.

Таблица 26

Размеры фабрично-заводских заведений в городах Курской губернии в 1861 и 1904 годах(61)

Размер предприятий1861 г.1904 г.Прирост продукции %
Число фабрик и заводовПродукция, тыс. руб.Число рабочихЧисло фабрики заводовПродукция, тыс. руб.Число рабочих
Мелкие1991049,344912417,0751,6
Средние381422261301646,218951159,2
Крупные11739440381336,7474180,9
Итого2481930,351571922999,92444155,4

При общем росте в изучаемый период объемов годового промышленного производства в городских центрах Курской губернии (155,4 %), число мелких предприятий увеличилось на 1,6 %, а численность работающих на них значительно сократилась в 59,9 раза. Валовой продукт крупных городских предприятий вырос за это время на 180,9 % при почти той же численности работающих. Особенно мощным был подъем годовых оборотов фабрик и заводов среднего размера — в 11,6 раза. Число рабочих на этих заведениях увеличилось в 8,4 раза.

Указанные факты дают основание утверждать, что к концу исследуемого периода наблюдается процесс свертывания мелкого промышленного производства и увеличение среднего и крупного сектора городской индустрии.

С другой стороны происходил процесс сокращения и относительно крупного производства. К примеру, в 1892 году в городах губернии было 6 табачных фабрик, причем заведение в городе Курске купца Колфогло вынуждено было из-за конкуренции с орловскими и воронежскими предприятиями подобного типа, продававшими в Курскую губернию свой товар, прекратить работу в связи с падением спроса на табак и папиросы.(62) По этим же причинам прекратила работу единственная спичечная фабрика курской купчихи Титовой, не выдержав конкуренции с московскими, калужскими и другими фабриками.(63) Не устоял в соперничестве и водочный завод курского купца Мальцева.(64)

В результате этих изменений, городская промышленность Курской губернии была представлена в основном средними предприятиями агроперерабатывающего типа как по количеству и производительности, так и по числу занятых на них рабочих, то есть по количественному и качественному показателям. Крупные городские предприятия в значительной степени представляли мукомольные, крупяные, водочные и табачные заведения агроперерабатывающих отраслей промышленности.

Рост товарности сельского хозяйства, поступательное развитие промышленности, втягивание в рыночные отношения различных территорий как губернии, так и России в целом были ускорены улучшением средств сообщения. Предпринятое российским правительством железнодорожное строительство в Курской губернии, хотя и преследовало стратегические цели, служило также потребностям социально-экономического развития городских центров Центрально-Черноземного региона, в том числе городов Курской губернии.

С конца 1860-х годов в Курской губернии началась прокладка железных дорог, общая протяженность которых к началу XX века достигла свыше 1 000 верст.(65)

Городские станции железных дорог в Курске и Белгороде, Рыльске и Щиграх и т. д. стали важными центрами вывоза агропромышленной продукции и источниками создания новых рабочих мест.

Достаточно сказать, что к 1897 г. на железнодорожном узле губернского Курска трудились 1 344 человека против 1188 рабочих местной фабрично-заводской промышленности.(66)

С другой стороны, в города Курской губернии железные дороги доставляли товары, с которыми продукция местных фабрик не выдерживала конкуренции, что приводило к их закрытию (о. чем мы выше указали) и сокращению общей численности рабочих мест в городской экономике.

Характер торговых связей городских центров до строительства железных дорог был сезонным, а отсутствие до конца XIX века складских помещений для хранения сельхозпродукции определяло преимущественно «прасольский», то есть малыми партиями через несколько посредников к оптовику от производителя, вид торговли, особенно хлебом.

Однако в целом железнодорожный транспорт стимулировал экономическое развитие городских центров Курской губернии, особенно в области торговли. Скажем, к 1904 году город Суджа стал «крупным центром хлебных торговых операций, а железная дорога немало способствовала успешному сбыту хлебных продуктов в крупные торговые города» России, в результате контингент его жителей составлял «исключительно ... торговый класс».(67)

Подобное было характерно и для уездного Старого Оскола, вывозившего из местной округи по железным дорогам, в том числе за границу, крупу, пшеницу, муку, подсолнечное масло. Развитие в Старом Осколе «довольно значительной торговли», подчеркивал уездный исправник, обязано также тем, «что в городе производят свои операции 3 банка (городской, отделение Воронежского и комиссионерство Северного банка), ...обслуживая исключительно торговый класс населения».(68) В Старом Осколе в 1904 году 1 645 человек были заняты торговлей (без членов их семей) при общем населении города в 9 479 человек

Такая же картина наблюдалась и в уездном Рыльске, главным занятием большинства жителей которого являлась «торговля косная и пенечная (продажа кос и пеньки)».(69)

После 1861 года важной группой товаров, отправляемых из городов губернии, были пенька, конопляное семя и масло. Основным временем закупки пеньки была весна, с середины апреля до середины июня. Приобретенная пенька после сортировки, в виде двух высших сортов, отправлялась к балтийским портам, а низший, так называемый «бухара», расходился между местными потребителями. С 60-х годов XIX века вывозилось по 320 тыс. пудов пеньки в год, а на внутреннее потребление шло около 110 тыс. пудов. Самым крупным городским центром пенькового производства и торговли был уездный Рыльск, изделия из пеньки сбывались в Харьковскую и Полтавскую губернии. Конопляное семя и масло на сумму до 1 млн. руб. в год поставлялись в Москву и к Балтийскому морю, а также сухопутным путем к Австрийской границе.(70)

Главнейшим пунктом торговли салом на сумму до 2 млн. руб. в год стал уездный город Белгород. Партии сала из соседних уездов и Харьковской, Полтавской, а иногда и Екатеринославской губерний, доставлялись в Белгород, где сало разливалось в осиновые бочки, которые делали в основном пригородные слободчане, и оттуда отправлялось в Москву и далее.(71)

Кожи и изделия из кожи стекались в большей степени к Рыльску и оттуда, особенно юфть, вывозились в Австрию. Рыльские купцы служили главными посредниками в торговле как этим товаром, так и собираемым «шибаями» (мелочными перекупщиками) даже в Поволжье «прасольским» товаром — конским волосом и щетиной. Купцы Рыльска меняли эти товары и продукцию пчеловодства на косы, вывозимые из Австрии до 1 млн. шт. в год, которые они развозили по всей России.(72)

Наибольшей коммерческой деятельностью отличались Курск, Белгород, Старый Оскол, Рыльск. Сделки заключались на базарах и ярмарках. Самой важной из них до конца 60-х годов XIX века была летняя Коренная ярмарка.

У купцов она называлась «горячей», так как все капитальные сделки совершались на ней в несколько дней. На ярмарку постоянно ввозилось товаров на сумму до 8 млн. руб. и продавалось на 5 млн. руб., ярмарку посещало около 50 тыс. чел. Наиболее важными товарами для торговли были бумажные материи на сумму более 1,5 млн. руб., полотняные изделия — более 200 тыс. руб., шерстяные — на 165 тыс. руб., шелковые на — 427 тыс. руб., пушные — на 105 тыс. руб., чай — на 106 тыс. руб., сахар — на 216 тыс. руб., бакалейные товары — на 176 тыс. руб., металлические изделия — на 150 тыс. руб., кожевенные товары — на 115 тыс. руб., рыбные продуктына 120 тыс. руб., кроме того, продавалось много лошадей.

В Коренной пустыни проходила еще и другая ярмарка - 8 сентября, но торговля на ней составляла до 120 тыс. руб. привоза товаров и до 40 тыс. руб. продажи. На две эти курские ярмарки в 1861 году было завезено на 7 419 415 руб. товаров.(73)

Преобладающей торговлей в 1860-е годы в местных городах Белгороде, Грайвороне, Дмитриеве, Короче, Льгове, Новом Осколе, Обояни, Судже, Тиму, Фатеже и Щиграх была хлебная торговля и торговля скотом. В заштатных городах, кроме Мирополья, торговали только предметами первой необходимости(74).

Картина размещения и объем торговых оборотов несколько изменились в конце XIX— начале XX веков. Прошедшие через курские города железные дороги изменили характер и структуру торговли. В крупных железнодорожных узлах городских центров Курска, Белгорода, Старого Оскола и др. были созданы оптовые склады, торговля стала преимущественно оптовой. К примеру, в 1900 году в Курске был создан пункт складирования сахара, поступающего из соседних сахаропромышленных районов Центрально-Черноземной полосы. В результате Курск превратился в крупный узел торговли, прежде всего сахаром, а объемы совокупной торговли различными товарами превышали обороты его промышленных предприятий более чем в 3,5 раза(75)..

Курск наряду с уездным Белгородом превратился в крупный «распределительный» пункт для рынка губернии, а также узловое звено в торговле с отдаленными районами Европейской России, причем некоторые товары в значительной доле предназначались для вывоза за границу (хлебные продукты, жмых, пенька и др.). В 1900 году около 2/3, или 2 649 тыс. пудов, отправляемых через Курск продуктов земледелия, составляли гречневая крупа, овес, рожь, ржаная мука, пшеница, пшеничная мука, отруби, горох, бобы и проч.(76). Всего через Курск было отправлено 3 586,8 тыс. пудов различных грузов, а прибыло в него — 8 378,5 тыс. пудов(77) (см. ниже табл. 27).

По характеру ввозимых и вывозимых в Курск грузов можно сделать вывод о том, что город для губернии был скорее крупным распределительным пунктом. Так, в 1900 году через Курск было отправлено 3 586,8 тыс. пудов различных грузов, а прибыло в него — 8 378,5 тыс. пудов. По размерам торговых оборотов среди губернских городов Европейской России Курск находился на 9 месте, опережая соседний Орел на 3 пункта.

В отличие от губернского Курска и уездного Белгорода некоторые городские центры губернии, например Старый Оскол, были вывозящими, нежели потребляющими городами.

Подобное положение было характерно для Обояни, Путивля и Суджи. (Данные о степени участия курских городов в товарообороте губернии см. ниже в таблице 27).

Самым крупным по торгово-промышленному обороту являлся Курск, осуществлявший торговлю на 17 531,0 тыс. руб., или 40,0 % от всего торгового оборота городских центров. Второе место принадлежало уездному Белгороду— 5 968,0 тыс. руб., или 13,6 % оборотов, третье — Рыльску, соответственно 4 273,0 тыс. руб., или 9,8 %. На уездные местные города Грайворон, Льгов, Новый Оскол и Тим приходилось всего 2 358,0 тыс. руб., или 5,4 % товарооборота. Доля заштатных городов в торговле составляла очень незначительную величину — 328,0 тыс. руб., или 0,7 %, причем 252,0 тыс. руб. из этой суммы приходилось на Мирополье, что примерно было равно торговой доле уездного Тима — 272,0 тыс. руб.

Таблица 27

Торгово-промышленный товарооборот курских городов к началу XX века(78)

 № 
п\п
ГородаТоргово-промышленный
оборот, тыс. руб.
ОтправлениеПрибытие
1Курск17531,03586,88378,5
2Белгород5968,04819,55966,8
3Грайворон469,0гужевым транспортом
4Дмитриев1068,01425,4286,0
5Короча1484,0гужевым транспортом
6Льгов694,01354,22164,2
7Новый Оскол923,0гужевым транспортом
8Обоянь1143,0741,6618,7
9Путивль1463,01957,5818,0
10Рыльск4273,0991,11189,1
11Старый Оскол2949,01314,81120,7
12Суджа2191,01600,61033,0
13Тим272,0гужевым транспортом
14Фатеж1541,0гужевым транспортом
15Щигры1483,0--
16Богатый59,0гужевым транспортом
17Мирополье252,0гужевым транспортом
18Хотмыжск17,0гужевым транспортом
Итого43780,017791,521575,0

Следовательно, между административным статусом городского центра, уровнем социально-экономического развития и его местом в торговых оборотах края существовала прямая зависимость.

Причинами низкого уровня торгово-промышленного оборота уездных городских центров Грайворона, Корочи, Нового Оскола, Тима, Фатежа и заштатных городов Богатого, Мирополья и Хотмыжска к началу XX века были, с одной стороны, невозможность учета в них торговых операций из-за того, что грузопотоки через эти города осуществлялись исключительно гужевым транспортом. С другой стороны, это было связано с возрастанием товаро-оборотов в тех местных городах, которые стали важными железнодорожными узлами губернии, и уменьшением их в городских центрах, куда не было проложено железнодорожное сообщение. К примеру, вот как объяснял эти причины в 1904 году тимский уездный исправник: «Город Тим с проведением Курско-Воронежской железной дороги на город Щигры в торговом отношении настолько пал, что в настоящее время представляет один из самых беднейших в губернии городов ... средства города настолько скудны, что встречается затруднение в своевременной выдаче жалованья городской полицейской команде...»(79) Таким образом, Курск, Белгород, Рыльск, Старый Оскол, Суджа и частично Щигры к началу XX века становятся основными центрами городской торговли Курской губернии. Уездный город Грайворон теряет свой торгово-промышленный потенциал. Вместе с ним в разряд слабых в этом отношении городских центров губернии переходит уездный Тим и заштатные Богатый, Мирополье и Хотмыжск.

Подведем некоторые итоги. Характерные черты экономики городских центров Курской губернии во второй половине XIX — начале XX веков определялись аграрной специализацией региона. Городская промышленность преимущественно занималась переработкой сельхозсырья, причем нередко только в летний сезон. Преобладало мелкое производство, представленное главным образом ремесленниками, которые отличались низкой квалификацией, изготовлением некачественной продукции и недостаточным разнообразием производств.

Относительно крупная промышленность переживала процесс перехода от мануфактурной к машинной стадии производства, который сопровождался широким сокращением малых заведений и постепенным упадком части крупной промышленности при стабильном развитии средних предприятий.

После проведения железных дорог многие города Курской губернии становятся важными торгово-транспортными центрами общероссийского значения, поставляя продукцию местного сельского хозяйства в потребляющие регионы и частично за границу.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Шрейдер Г.И. Городская контр-реформа 11 июня 1892 г. // История России в XIX веке.— СПб., б.г.— Т. 5. — Ч. 3.— С. 181.

2. Составлена по: Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861-62 г.— СПб., 1863.— Ч. 1.— XVIII. — Курская губерния.— С. 3-45; ГАКО.— Ф. 4.— Оп. 1— Д. 31.— Л. 21; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. XX. Курская губерния. — СПб., 1904. — С. 176-183; см. также: Труды Курского губстаткомитета.— Курск, 1863.— Вып. 1.

3. Экономическое состояние городских поселений... — С. 41.

4. Терещенко А.А. Города Курской губернии в начале 1860-х гг. // Проблемы исторический демографии и исторической географии Центрального Черноземья и Запада России.— Липецк, 1998.— С. 74.

5. Подсчитано по: ГАКО — Ф. 4.— Оп. 1.—Д. 57.—Л. 37-41 об.

6. См.: Доклад распорядительного комитета по курской выставке 1885 г. О кустарных промыслах Курской губернии. — Курск, 1885.-С. 50.

7. См.: Там же.— С. 66.

8. См.: Там же.— С. 67.

9. См.: Там же.— С. 69.

10. См.: Там же.— С. 64-65.

11. См.: Там же.— С. 65.

12. Экономическое состояние городских поселений. .. — С. 43.

13. См.: Доклад распорядительного комитета... — С. 52, 98.

14. См.: Обзор Курской губернии за 1900 г. — Курск, 1901. — С. 13.

15. См.: РГИА.— Ф. 1282. - Оп. 3 Д.790. - Л. 7 об.

16. ГАКО.- Ф. 4.- Оп. 1. - Д. 57. - Л. 39.

17. См.: Там же.—Л. 36 об.

18. См.: Там же.

19. См.: Разнообразие товаров на Коренной ярмарке горожан в 1863 г. // Труды Курского губстаткомитета. — Вып. 2. — Курск, 1868. —С. 65.

20. См.: Семенов П.П. Полное географическое описание нашего Отечества.- Т. II.- СПб., 1902.— С. 547, 602; ГАКО.— Ф. 1555.— Оп. 1.-Д.60.-Л.6.

21. См.: РГИА. - Ф. 1281. - Оп. 6. - Д. 49. - Л. 39-40.

22. См.: Там же. — Л. 39-41.

23. См.: ГАКО.- Ф. 4.—Оп. 1.—Д. 31—Л. 38 об.

24. См.: Доклад распорядительного комитета... — С. 98,

25. См.: РГИА—Ф. 1281.—Оп. 6.—Д. 49.—Л. Зоб; Экономическое состояние городских поселений... — С. 3-45.

26. Подсчитано по: Труды Курского губстаткомитета. -Вып. 1. Курск, 1863. — С. 38-41; Указатель фабрик и заводов Европейской России. Материалы для фабрично-заводской статистики /Сосг. П.А Орлов и С.Г. Будагов. — СПб., 1894. — 3-е изд. испр. и доп. - С. 34, 99, 172, 191, 201-202, 216, 218, 222, 242-243, 288, 314-315, 337, 378, 514 и др.

27. Подсчитано по: РГИА—Ф. 1281. — Оп. 6. — Д. 49. — Л. 6 и об.

28. Подсчитано по: Труды Курского губстаткомитета. — Курск, 1863. — Вып: 1. — С. 38-41; Экономическое состояние городских поселений...—С. 3-45; РГИА — Ф. 1281. — Оп. 7. — Д. 53.—Л. 90 об-98; Ф. 1284. - Оп. 69. - Д. 125. - Л. 58-62; Оп. 7. - Д. 144. - Л. 48 об-50 об; Оп. 223.-Д. 65.-Л. 93 бб-97;Д. 31. - Л. 42-44об; ГАКО. - Ф. 4. — Оп. 1.—Д. 144.—Л. 1-120; Памятная книжка Курской губернии на 1892 г.— Курск, 1892. — С. 8-15; Города России в 1904 г. — С. 343.

29. См.: Экономическое состояние городских поселений... С. 9.

30. См.: Там же.

31. См.: Списки населенных мест Российской империи.— XX.— Курская губерния. СПб., 1868. С. LVII.

32. Составлена по: Экономическое состояние городских поселений... - С. 3-45; РГИА - Ф. 1284. - Оп. 69. -Д. 144. - Л. 48; Оп. 223. -Д. 65. - Л. 93 об-97; ГАКО. - Ф. 4. - Оп. 1. - Д. 144. - Л. 1-120.

33. Указатель фабрик и заводов Европейской России. — СПб., 1894. - С. 34, 378,646.

34. См.: РГИА. - Ф. .1182. - Оп. 7. - Д. 53. - Л. 5 об-6.

35. Составлена по: Указатель фабрик и заводов Европейской России. - СПб., 1894. - С. 1-826.

36. См.: Там же. — С. 314.

37. См.: Там же. — С. 315.

38. См.: Там же. — С. 378.

39. Подсчитано по: Там же. — С. 1-826.

40. См.: Там же. — С. 514.

41. Подсчитано по: Там же. — С. 1-826..

42. См.: Там же. — С. 378.

43. См.: Там же. — С. 222,514.

44. См.: Там же, — С. 378.

45. См.: Там же. — С. 172,701.

46. Курск: Очерки истории города. — Воронеж, 1975. — Изд. 3-е.-С. 141.

47. См.: Там же.

48. Подсчитано по: РГИА. — Ф. 1284. — Оп. 223. — Д. 16. — Ведомость №2. О фабриках и заводах Курской губернии; ГАКО.—Ф. 4. — Оп.1.-Д. 144.-Л. 1-120.

49. Подсчитано по: Там же.

50. Подсчитано по: Указатель фабрик и заводов Европейской России. - СПб., 1894. - С. 1-826.

51. См.: ГАКО.- Ф.184. - On. 1. - Д. 8013. - Л. 119 об.

52. См.: Там же.— Д. 8011.—Л. 102 об-103; см. так же: Д. 8013. — Л. 114 об-115, 129-130. Подробнее о торговле в Курской губернии во второй половине XIX века см.: Плаксин И.М. Торговля Курской губернии во второй половине XIX века: Автореф. дисс. ...канд. ист. наук.— Курск, 1997.

53. См.: Указатель фабрик и заводов Европейской России. — СПб., 1894.-С. 35.

54. См.: РГИА. - Ф. 1284. - Оп. 223. - Д. 16, 31, 40, 166, 174; Обзоры Курской губернии за 1893-1900 гг. — Курск, 1894-1901. Подробнее о купеческом предпринимательстве см.: Захаров В. В. Купечество Курской губернии в конце XIX— начале XX в.: Автореф. дис. ...канд. ист. наук. — Курск, 1996.

55. См.: Указатель фабрик и заводов Европейской России. - СПб., 1894. - С 422-423.

56. Подсчитано по: Там же. — С. 1 -826

57. Подсчитано по: Там же. — С. 689.

58. Подсчитано по: РГИА. — Ф. 1284. — Оп. 223. — Д, 174. — Ведомость №2: О фабриках и заводах Курской губернии.

59. Подсчитано по: Там же.

60. Подсчитано по: РГИА — Ф. 1282. — Оп. 3. — Д. 790. — Ведомость №2: О фабриках и заводах Курской губернии.

61. Составлена по: Труды Курского губстаткомитета. Курск, 1863.—Вып. 1.—С. 38-41; ГАКО.—Ф. 4. — Оп. 1.-Д. 144.-Л. 1-120.

62. См.: РГИА - Ф. 1284. - Оп. 223.Д. 195. — Л. 32. ;

63. См.: Там же. — Л. 32 об.

64. См.: Там же.—Л. 14 об.

65. См.: Обзоры Курской губернии за 1893-1900 гг. -г.Курск, 1894-1901.

66. Первая всеобщая перепись населения... — С. 176-183; РГИА -Ф. 1284. — Оп. 223. — Д. 16. — Ведомость №2: О фабриках и заводах Курской губернии.

67. ГАКО. - Ф. 4. - Оп. 1. - Д. 144. - Л. 100.

68. См.: Там же. — Л. 94.

69. См.: Там же. — Л. 80.

70. См.: Списки населенных мест Российской империи. XX. Курская губерния. — СПб., 1868.—- С. LXVIII.

71. См.: Там же. С. LXIX.

72. См.: Там же. С. LXX

73. См.: Там же. С. LXXI-LXXII; см. так же: ГАКО. — Ф. 1555. — On. 1.—Д.60.—Л.5 об.

74. См.: Экономическое состояние городских поселений... — С. 3-45.

75. Подсчитано по: Торговля и промышленность Европейской России по районам. Вып. IV. Центральная хлеботорговая полоса. — СПб., 1909. — С. 80.

76. Подсчитано по: Там же.

77. Подсчитано по: Торговля и промышленность Европейской России по районам. — СПб., 1909. г. С. 81.

78. Составлена по: Торговля и промышленность Европейской России по районам. — СПб., 1909. — С. 8-11, 13-14, 36, 40-41, 42-44, 56-80 и др.

79. См.: ГАКО. — Ф. 4. — Оп. 1. —Д. 144.—Л. 110.


СОДЕРЖАНИЕ

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
05.10.2015 г.
Форум по статьям на сайте

См. еще:

"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 т.

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову