Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

КУРСКИЙ КРАЙ В XIX ВЕКЕ

авторы: Терешенко А. А.,
Рянский Л. М.,
Рянский Р. Л.

ЧАСТЬ II
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДОВ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Глава I
Общая характеристика города

Типология городских поселений

Приступая к общей характеристике провинциального города, отметим, что в качестве городов мы рассматриваем населенные пункты, официально признававшиеся таковыми.

Так, в 1877 году из Центрального статистического комитета МВД курский губернатор получил распоряжение «О составлении новых списков населенных мест империи... в виду предстоящей всеобщей переписи народонаселения», в котором указывалось, что к городам следует причислять «каждое городское поселение (город, посад, пригород, местечко) в пределах городской черты»,(1) причем «всякая подгородняя слобода, которая хотя и составляет сплошное с городом поселение, но находится за пределами городской черты и в административном отношении числится в уезде», к городу не относилась.(2)

При обсуждении данного предписания на заседании Курского губернского статистического комитета была выработана местная инструкция «для безошибочного употребления городскому полицейскому начальству выражений: в пределах городской черты и за пределами городской черты». В инструкции предписывалось, что «необходимо иметь в виду ... планы городов и имеющиеся в местных городских управах описи городских имуществ; планы указывают на границы собственно городской площади; а описи — на пространство владеемой городом земли».(3)

Следовательно, во второй половине XIX века в качестве города официально признавалось поселение, выполняющее определенные административные функции и находящееся в пределах городской черты, то есть под управлением и в собственности города.

Таким образом, рассмотрение городов как населенных пунктов, официально признававшихся городами, имеет большое значение, так как в этих поселениях существовали особые административные порядки, свойственные городам, в них имелись свои сословные корпорации, действовала особая организация общественной жизни, сложился специфический городской состав населения.

По времени и способу образования (возрождения) городские центры Курского края можно разделить на два типа:

1) городские поселения, имеющие естественное (органическое) происхождение, связанное с длительной экономической эволюцией. Это — древние города Рыльск и Путивль, основанные в эпоху Киевской Руси(4) и сохранившие свое назначение в течение дальнейшего развития (в отличие от Курска и Льгова, переживших длительное разорение);

2) городские поселения, имевшие искусственное (внеэкономическое) происхождение, которые имели свои особенности.

Ранние города, возведенные в течение XV—XVII столетий в качестве военных форпостов южных рубежей России и потерявшие военное предназначение к концу XVIII века. Это — Белгород, Короча, Курск (возрожденный в 1596 г.(5)), Новый Оскол, Мирополье, Обоянь, Старый Оскол, Суджа, Хотмыжск.(6)

Поздние города, образованные как административные центры в период создания Курской губернии на рубеже XVIII—XIX веков: Богатый, Грайворон, Дмитриев, Льгов (возрожден в 1775 г.), Тим, Фатеж, Щигры.(7)

Остановимся подробнее на рассмотрении последнего периода, который непосредственно предшествовал пореформенному времени.

Курскую губернию, как особую административно-территориальную единицу в составе 15 уездов, указом Екатерины II от 23 мая 1779 года было поручено образовать генерал-губернатору графу П.А. Румянцеву-Задунайскому.(8)

В процессе административно-территориального складывания Курской губернии (1779-1838 гг.) Курск получил статус губернского города, а Белгород, ранее являвшийся центром Белгородского наместничества, стал уездным.(9)

Уездными городами Курской губернии стали также Короча, Новый Оскол, Обоянь, Путивль, Рыльск, Старый Оскол, Суджа, Хотмыжск.(10)

Особым распоряжением императрицы от 23 мая 1779 года «Об учреждении Курской губернии» «однодворческие села: Фатеж, Богатое, Троицкое, что на Щиграх, да экономическое село Дмитриевское и урочище бывшего монастыря Льгова со слободкою при оном монастыре, называемою Подмонастырною, под наименованием города Фатеж, Богатой, Щигры, Дмитриев и Льгов, да однодворческое село Выгорное, назвав город Тим», были назначены уездными центрами. Город Богатый впоследствии стал заштатным городом Обоянского уезда. (11)

Мирополье, уездный город Харьковского наместничества, в 1780 году был передан в состав Курской губернии, где за ним закрепили наименование заштатного города Суджанского уезда.(12)

Наконец, в 1838 г. уездный Хотмыжск был выведен «за штат», а центром бывшего Хотмыжского уезда, получившего название Грайворонского, стал новый уездный город Грайворон, образованный из Грайворонской казенной слободы Хотмыжска.(13)

Таким образом, во второй половине XIX века в состав Курской губернии входило 18 городов: губернский и уездный центр — город Курск, 14 уездных — Белгород, Грайворон, Дмитриев, Короча, Льгов, Новый Оскол, Обоянь, Путивль, Рыльск, Старый Оскол, Суджа, Тим, Фатеж, Щигры и 3 заштатных города — Богатый Обоянского, Мирополье Суджанского и Хотмыжск Грайворонского уездов.

В административном отношении Курская губерния в этот период делилась на 15 уездов — центрами, которых и были уездные города губернии (15 из 18).

В южной полосе губернии находилось 12 городских центров, причем, как правило, средние, особенно Белгород, в северной полосе располагалось всего 6 городов, где губернский Курск являлся крупнейшим.(14)

Анализ генезиса курских городов показывает, что большинство таких поселений имели внеэкономическое (искусственное) происхождение и сравнительно непродолжительное социально-экономическое развитие, которое пришлось на вторую половину XIX—начало XX века.

Самую обобщенную оценку состояния городских поселений Курской губернии, которая отражает как первичное происхождение, так и последующее их развитие во второй половине XIX— начале XX веков, передает общепринятая градация городов по численности населения.

По сложившимся к середине XIX столетия стандартам города с населением свыше 100 тыс. чел. относились к крупным, от 25 до 100 тыс. чел. к большим, от 5 до 25 тыс. чел. - к средним и менее 5 тыс. чел. — к малым.(15)

В соответствии с этим положением дадим классификацию городов Курской губернии по численности их населения (см. ниже табл. 1).

Результаты расчетов, представленные в таблице 1, показывают, что ни один из городских центров Курской губернии не относился к категории крупных, лишь губернский Курск являлся большим городом.

На 1897 год в разряд больших городов временно вошел уездный Белгород, что было связано с включением в число жителей населения пригородных слобод и войск местного гарнизона.

Таблица 1

Классификация городов Курской губернии во второй половине XIX — начале XX века по численности их населения(16)

Города1861г.1873 г.1885 г.1897 г.1904 г.
Число%Число%Число %Число %Число %
Крупные----------
Большие15,615,615,6211,115,6
Средние738,9950950,01266,71372,2
Малые1055,5844,4844,4422,2422,2
Итого1810018100181001810018100

С 1861 по 1904 годы абсолютное количество средних городов Курской губернии выросло с 7 до 13, или с 38,9% до 72,2 % общей численности городов Курской губернии, число же малых городов уменьшилось с 10 до 4, или с 55,5 % до 22,2 % их численности.

Отмеченные изменения обусловлены ростом численности городского населения с 113055 чел. в 1861 году до 216980 в 1904 году за счет как естественного прироста, так и механической прибыли, в первую очередь из освобожденной от крепостного права деревни.

Преобладающими городами губернии по численности населения были средние города — 13 из 18. В 1904 году в них проживало 69 % городского населения Курской губернии, и лишь незначительная часть населения (4,9 %) проживала в малых городах (см. табл. 2).

Таблица 2

Динамика населения в городах Курской губернии во второй половине XIX — начале XX веков(17)

Города1861 г.1873 г.1885 г.1897 г.1904 г.
Тыс.чел.% Тыс.чел.%Тыс.чел.%Тыс.чел.%Тыс.чел.%
Крупные----------
Большие28,224,939,628,649,730,3102,346,256,626,1
Средние55,348,975,854,790,054,8108,649,0149,869,0
Малые29,626,223,116,724,514,910,64,810,64,9
Итого113,1100138,5100164,2100221,5100217,0100

С 1861 по 1904 год наблюдается устойчивая динамика роста средних городов губернии как по числу городских центров, так и по численности населения. Если в 1861 году в средних города губернии проживало 48,9% горожан, то в 1904 году — уже 69,0 %.

В то же самое время отмечается стабильное снижение числа малых городских поселений в губернии и заметное уменьшение доли их населения.

Сравним города Курской губернии и России в целом по численности населения на основе данных всеобщей переписи населения 1897 года (см. ниже табл. 3).

Как видим, особенностью аграрной Курской губернии являлось полное отсутствие крупных городов, тогда как в целом по стране в них проживало более 1/3 горожан.

Таблица 3

Города Курской губернии и России по данным всеобщей переписи населения 1897 года(18)

ТерриторияКрупныеБольшиеСредниеМалые
в % к общему числу городов
Курская губерния-11,166,722,2
Россия2,011,551,135,4
в % к числу жителей
Курская губерния-46,2 49,04,8
Россия34,560,25,3

С другой стороны, общероссийский показатель числа малых городов в полтора раза превосходил губернский уровень, но удельный вес живущих в них людей практически совпадал.

Однако в городах среднего размера, доля которых была примерно равной, проживало около половины горожан Курской губернии. В результате, именно средний город определял облик городской жизни Курского края, что согласуется с вышеуказанной динамикой опережающего роста средних городов на территории края с 1861 по 1904 г.

Между административным статусом городов и числом их жителей существовала известная зависимость: более крупные города и в административном отношении играли ведущую роль. Но эта зависимость де являлась жестко детерминированной. Так, заштатный город Хотмыжск по численности населения в 1897 году был почти равен уездному Новому Осколу (соответственно 2863 и 2996 чел.), но при этом не имел статус уездного. Заштатный город Мирополье в это время был даже более крупным городом по численности населения, чем уездный Путивль (соответственно 10101 и 9955 чел.), и также не являлся уездным.(19)

Итак во второй половине XIX — начале XX веков в Курской губернии насчитывалось 18 городов, в том числе 15 уездных, куда входил губернский Курск, и 3 заштатных.

Ни один из городских центров губернии не относился к категории крупных. Большим городским центром являлся только губернский Курск.

С 1861 по 1904 год число средних городов губернии выросло с 7 до 13, или с 38,9 % до 72,2% от общей численности городов, то есть почти вдвое. Количество малых городов уменьшилось с 10 до 4, или с 55,5% до 22,2%. Преобладающими городами губернии стали средние города — 13 из 18, в которых проживало в общей сложности почти половина здешних горожан, что существенным образом отличало Курскую губернию от России.

С потерей административного статуса уездных центров заштатные города Богатый, Мирополье и Хотмыжск все больше теряли свое экономическое значение.

Функции городских центров

Екатерининская реформа утверждала, что «город — это центр своего окружения», учрежденный «для доставления жителям ближайшего суда и расправы»(20). Следовательно, города в первую очередь служили административными центрами окрестных территорий, причем исполнение ими административных функций на первом этапе их формирования являлось решающим градообразующим фактором.

Рассмотрим основные функции городских поселений Курской губернии, начиная именно с их административного значения.

К началу 1860-х годов в губернском Курске функционировали 11 губернских учреждений:

губернское правление, состоящее из губернатора, двух советников и секретаря;

палата уголовных дел в составе председателя, секретаря и по два заседателя от дворян и купечества;

палата гражданского суда, состоящая из председателя, советника и по два заседателя от дворян и купечества;

казенная палата в составе вице-губернатора, трех советников, губернского казначея, двух асессоров, секретаря и четырех присяжных из армейских унтер-офицеров;

губернский прокурор;

губернский стряпчий;

губернский землемер;

губернский архитектор;

совестный суд в составе судьи, канцелярских служителей и по два заседателя от дворян и мещан;

приказ общественного призрения под управлением губернатора (с включением в его состав по одному заседателю от дворянства, купечества и поселян). Канцелярские

служители привлекались в данный приказ из других учреждений;

врачебная управа в составе инспектора, оператора, акушера, писаря, старшей и младшей повивальных бабок.

Состав канцелярских служителей (протоколисты, регистраторы, архивариусы), а также переплетчики и сторожа утверждались губернатором или губернским правлением. Секретарь губернатора одновременно являлся секретарем Приказа общественного призрения. При губернском правлении был установлен штат из 34-х воинских чинов.(21)

Для уездных учреждений, расположенных в городах, были характерны следующие штаты:

уездный суд, состоящий из судьи, секретаря, канцелярских служителей и по два заседателя от дворян и купечества;

уездное казначейство в составе казначея, канцелярских служителей и присяжных из унтер-офицеров;

дворянская опека при уездном суде под председательством уездного предводителя дворянства; заседания опеки попеременно вели уездный судья и заседатели суда;

нижний земский суд, включающий земского исправника, секретаря, канцелярских служителей и по два заседателя от дворян и купечества; уездный стряпчий; уездный землемер;

доктор или лекарь, старший и младший ученики и повивальная бабка.(22)

Кроме того, многие отрасли управления на местах находились в непосредственном подчинении центральных учреждений. Часть важных дел, ранее разрешавшихся властью губернатора, отошли министерствам.

Властные полномочия губернатора слабели, и он постепенно перешел от непосредственного подчинения Сенату в зависимость от МВД.

В конце XVIII—начале XIX веков во всех 15-ти уездных городах губернии были утверждены должности городничих. В 4-х городах — Курске, Белгороде, Обояни и Рыльске действовали городовые магистраты.

В остальных городах, где мещане и купцы составляли незначительное количество населения, учреждались ратуши, состоящие из бургомистра и двух ратманов. К примеру, в городе Судже ратуша была учреждена в 1796 году, в городах Фатеже и Щиграх — в 1800 году.(23)

К середине XIX века сложилась весьма сложная и запутанная система административного управления, а также отношение губернатора с различными учреждениями. Это вызвало чрезмерное развитие бюрократической переписки и привело к образованию канцелярии губернатора. Во главе ее стоял чиновник, назначаемый самим губернатором. По разрешению правительства из-за многочисленности дел в губернии ввели должность второго чиновника — вице-губернатора. Он назначался губернатором и, как правило, из уроженцев Курской губернии.

Реформы 1860-х годов произвели переворот в государственной и общественной жизни. В городах, как и в других населенных пунктах, возникли независимые от губернатора новые учреждения. Уравнение прав всех сословий, отделение суда от администрации, расширение самостоятельности общества существенно повлияли на взаимоотношения администрации губернии и городов.

Произошло сокращение штатов и реорганизация губернской канцелярии и правления, образовались городские и земские органы самоуправления, должность губернатора потеряла свое первоначальное значение, особенно после принятия городового положения 16 июня 1870 года.

В 1870— 1904 годах в городских центрах сложилась новая система органов административного управления (см. ниже табл. 4).

В городе Курске функционировали губернские учреждения под главенством губернатора, региональные органы министерств и губернские земские учреждения, функции которых распространялись на все поселения Курской губернии, а также органы городского самоуправления.

Уездные города Курской губернии, в том числе Курск, являлись средоточием уездных земств, органов городского самоуправления, полицейских управлений и уездных распорядительных комитетов, уездных казначейств, уездных надзирателей акцизных сборов и податных инспекторов, уездных по воинской повинности присутствий и управлений, уездных воинских начальников, уездных училищных советов и инспекторов народных училищ, уездных членов окружного суда и т.п.

Таблица 4

Система органов административного управления
Курской губернией с 70-х гг. XIX века(24)

Административный статусОрганы управления
Губернский КурскУчреждения под главенством губернатора
Региональные органы министерств
Губернские земские учреждения
Органы городского самоуправления
Уездные городские центрыСлужбы прямого подчинения губернатору
Уездные подразделения министерского подчинения
Структуры земского управления
Органы городского самоуправления
Заштатные городаВолостные правления
Органы городского самоуправления

Заштатные города имели упрощенное административное управление в лице городских старост, в них также располагались органы крестьянского самоуправления — волостные правления, поскольку они являлись центрами волостей.

В Курске, как и в других губернских центрах, губернское по земским и городским делам Присутствие возглавлял губернатор. В его состав входили: вице-губернатор, губернский предводитель дворянства, управляющий казенной палатой и прокурор окружного суда, председатель губернской земской управы, городской голова и член губернского земского собрания.

Как видим, в этом органе преобладали представители губернской администрации, которые всегда могли обеспечить большинство голосов в поддержку предложений губернатора.

К концу 1890-х годов в губернском Курске действовали 17 подчиненных губернатору административных органов (включая новые). Так, в это число входило несколько губернских присутствий: по крестьянским, по земским и городским, по фабричным, по питейным делам, по воинской повинности, по квартирному налогу, податное. А так же ряд губернских комитетов: статистический, попечительства о народной трезвости, лесоохранительный, попечительского общества о тюрьмах и т. д.

В Курске функционировали также различные учреждения министерств: Окружной суд (с 1864 г.) и Губернское жандармское управление (с 1867 г.), Губернское казначейство (с 1779 г.) и Губернское акцизное управление (с 1861 г.), Контрольная палата (с 1864 г.) и Управление государственных имуществ Курской губернии (1867— 1875 г.), а также его преемник с 1875 г. Щ Курско-Орловское Управление земледелия и государственных имуществ.

Курское отделение государственного банка (с 1865 г.) и Управление почтово-телеграфного округа, Фабричная инспекция и Губернский училищный совет, Духовная консистория и т.д.

Наряду с городскими, во всех уездных, заштатных и губернском центрах располагались соответствующие земские учреждения, обслуживающие в основном сельские территории.

Контроль за работой учреждений образования осуществляли новые органы администрации — уездные училищные советы, возглавляемые местными предводителями дворянства (соответственно стал действовать губернский училищный совет).(25)

Таким образом, после 1870 года в городах Курской губернии, как и в целом по России, произошли крупные изменения в структуре провинциальной администрации и сложились новые, весьма непростые, взаимоотношения между субъектом государственной власти в лице губернатора и органами министерского, земского и городского подчинения.

Однако заключительное слово в решении большинства проблем городской жизни принадлежало губернской администрации.

Все текущие дела (земельные, хозяйственные, строительные, дорожные, казенные подряды и содержание чиновничье-бюрократического аппарата и др.) сосредотачивались и рассматривались в губернском по земским и городским делам присутствии.

Губернатор как «блюститель неприкосновенности верховных прав самодержавия»(26) производил общий надзор за деятельностью губернских учреждений гражданского ведомства и должностных чинов, проводил ревизию дел и установленный контроль «за скорым исполнением всех законных постановлений и требований».(27) На него возлагалось наблюдение за «бездоимочным»(28) поступлением всех сборов, податей и «осуществлением надзора за исправлением повинностей».(29)

Выполняя предписание МВД, губернатору, как представителю высшей правительственной власти на местах, вменялось в обязанность «принятие срочных мер к охранению государственного порядка и общественного спокойствия».(30) «Для водворения полного спокойствия и искоренения крамолы»(31) губернатору предоставлялись широкие полномочия: право закрывать собрания, запрещать органы печати, арестовывать, штрафовать и высылать в административном порядке подозреваемых в революционной деятельности лиц и т.п.(32)

Кроме того, губернатор являлся председателем различных комитетов и присутствий, в том числе попечительского комитета о тюрьмах, комитета общего здравия, оспенного комитета, попечительства детских приютов, статистического комитета, губернских по земским и городским делам, воинским повинностям присутствий. В эти совещательные органы власти входили чиновники различных ведомств, в том числе городских.

Все постановления городской власти вступали в силу только после утверждения их губернатором. После вынесения губернатором отрицательных резолюций решения городских органов передавались для окончательного заключения в губернское по земским и городским делам присутствие.

Присутствие могло отменить постановления городской власти, если был «нарушен закон» или «пределы власти», во всех остальных случаях оно могло дать свои суждения на заключение министра внутренних дел. Так, присутствие отменило в 1892 году приговор Тимской городской думы о выделении «купцу Апалькову места на городской площади... для постройки лавки ...»(33). Подобным образом присутствие поступило в отношении новооскольского купца А.М. Лисицина, отказав в утверждении его членом сиротского суда.(34)

Губернатору предоставлялось право ревизии всех административных учреждений и должностных лиц гражданского ведомства, за исключением контрольных и таможенных, а также путей сообщения.

Проводя ревизии присутственных мест в уездных городах, губернатор прежде всего получал от всех должностных лиц городских учреждений и обществ рапорты о состоянии дел в подведомственных им заведениях, которые затем подвергались проверке губернатором и назначенными им должностными лицами. Так, в 1878 году тщательно проверив пожарное хозяйство уездных присутственных мест губернии, губернатор нашел в тимской и щигровс-кой городских управах «помещение для инструментов, — открытый навес,— самое дурное...»(35) и рекомендовал городским думам предусмотреть вопрос о строительстве закрытого помещения «... в котором зимою не замерзала бы вода...»(36).

По итогам ревизии 1885 года, в результате которой была проверена работа почти всех городских учреждений и обществ, некоторым чиновникам были объявлены взыскания. К примеру, начальнику курского арестантского отделения, смотрителям обоянского и курского тюремных замков «поставлено на вид»,(37) «...за бездеятельность ...» курскому мещанскому старосте Дурневу объявлен выговор(38), а приставу 4-й части города Курска Алексееву«... за небрежность в исполнении служебных обязанностей...» — строгий выговор.(39)

Подобного рода замечания были сделаны городским чиновникам Белгорода, Грайворона, Обояни, Суджи и других городских центров губернии.(40)

Периодичность таких всеохватывающих ревизий составляла около семи лет. Так, с 10 июня 1871 года по 24 июня 1872 года была проведена ревизия присутственных мест уездных городов,(41) следующая ревизия проходила в 1878 году(42), а затем — в 1885—1886 гг.(43) Отдельные уездные и губернские учреждения проверялись и раньше. К примеру, в 1864 году в Курске инспектировались губернские присутственные места.(44) Подобные ревизии способствовали улучшению дел в городских центрах.

По городской реформе 1870 года фактическим представителем губернской администрации в городах являлся городской голова, входивший в состав губернского по земским и городским делам присутствия.

Городской голова совмещал должность председателя думы и управы в одном лице, так как это было, по словам правительства, «необходимо, чтобы во главе городского управления стояло лицо, значение коего давало бы ему способы вовремя сдерживать увлечения и подлежащим образом направить (выделено в тексте — А.Т.) общество».(45) «Увлечения», разумеется, противоправительственные «направить», естественно, на желательный правительству путь. Городской голова губернского города утверждался министром внутренних дел и императором, уездных и заштатных городов — губернатором и министром внутренних дел.

Первым городским головой Курска 7 января 1871 года был избран коллежский асессор Устимович Прокопий Андрианович, работавший до избрания товарищем председателя Одесского окружного суда.(46) Его помощниками, входившими в первую городскую управу, являлись: потомственный дворянин, надворный советник А. Г. Лукашев, купец I-й гильдии, почетный гражданин Н. В. Гладков, купец второй гильдии А. П. Медведев и коллежский секретарь Р. Я. Троянов.(47)

Во время новых городских выборов, на период с 1875 по 1878 год, городским головой был избран Алексей Васильевич Тихонов — потомственный почетный гражданин Курска, купец I-й гильдии. Заместителем у него был и Н. М. Ребиндер, а в последствии член городской управы П. Б. Чурилов. Членом управы являлся и А. Г. Лукашев.(48)

На третий срок городской голова избирался трижды, так как В. М. Гостев не был утвержден МВД. После двукратных повторных выборов на 1883—1886 годы новым городским головой избрали Сапунова Петра Петровича, купца I-й гильдии. Он же был избран и на новый срок до 1897 года.(49)

Городским головой в конце века избирались: Григорий Иванович Лавров и Георгий Александрович Новосильцев — купцы I-й гильдии, а Аркадий Васильевич Алехин городским головой, Курска избирался трижды в 1897—1905 годах.(50) Все они входили в состав по земским и городским делам присутствия.

В соответствии с новым городовым положением 11 июня 1892 года исчезает понятие «городское общество», на его место становится «городское поселение», то есть территориально-административная единица. Вместо общественного самоуправления теперь управление городским центром уже трактуется как «казенное»,(51) как одно из «административных мест и лиц».(52)

Городовое положение 1892 года определило новый статус городского исполнительного органа власти — управы — учреждения, становящегося теперь целиком зависимым от административной власти. Городовое положение допускало для исполнительного органа возможность осуществлять полномочия распорядительного органа.(53)

Губернатор осуществлял надзор за деятельностью городской власти, контроль за ее работой усилился после преобразований в 1890 и 1892 годах учреждений городского самоуправления.

Самостоятельность действий городской думы сильно сужалась. Каждый ее шаг теперь оказался под контролем губернской администрации.

Рассматриваемые поселения имели органы внутригородского самоуправления: уездные города, включая Курск, «полные» с городскими думами и управами во главе с городским головой, куда входили с правом голоса председатель уездной земской управы и депутат от духовного ведомства (если епархиальное начальство признавало полезным его назначить),(54) а городские пункты с заштатным статусом — «упрощенное» с периодически созываемым городским собранием и исполнительной властью в лице городского старосты.

Исключение составляли уездные Льгов и Новый Оскол, где так же, как и в заштатных городах, было введено упрощенное городское управление.

Городской голова был обязан предоставлять губернатору как список вопросов, намеченных к обсуждению на очередном заседании думы,(55) так и копии всех ее постановлений.(56) Значительно расширен был перечень постановлений городских дум, требовавших утверждения губернатором или министром внутренних дел.(57)

Губернатор, как и раньше, мог приостановить действие любого определения Думы, в том числе и не отнесенных к категории дел, нуждавшихся в утверждении. Теперь основанием для этого служило заключение не только о «законности», но и о «неправильности» — «несоответствии общим государственным пользам и нуждам» или «явном нарушений интересов местного населения».(58)

И губернское по земским и городским делам присутствие должно было судить не только о «законности», но и о «правильности» постановлений и распоряжений городской власти.(59) Но, даже если формального утверждения не требовалось, постановления вступали в силу лишь через две недели, если губернатор не остановит их исполнение(60) и если он «не усмотрит в оных нарушение законов»,(61) после чего они передавались для публикации в Курских губернских ведомостях.

Ограничения самостоятельности органов государственной власти шли по линии их дальнейшей бюрократизации. Отныне, наряду с городским головой, его помощники и замещающие их лица, и все остальные члены городской управы считались состоящими на государственной службе, утверждались или назначались и увольнялись с должности администрацией, могли подвергаться взысканиям не только по суду, но и по административной линии(62).

Не только члены управы, но и все выбранные думами на какие-либо должности в городе лица «утверждались правительственной властью и допускались к исполнению своих обязанностей лишь с разрешения губернского начальства».(63)

Должностным лицам городской власти присваивались классы государственной службы. К примеру, городской голова губернского Курска имел 6-й класс, головы в уездных и заштатных городах — 8-й класс, члены городских управ разных категорий городов имели соответственно 7-й, 8-й, 9-й классы.(64)

Как отмечал в начале 90-х годов XIX века Г. И. Шрейдер, «доклады и заключения городской управы ... трактуются совершенно одинаково с постановлениями думы и последние вполне замещаются управой — коллегией выборных чиновников».(65)

Следовательно, к концу рассматриваемого периода, наряду с губернской администрацией и чиновниками на местах, в городских центрах Курской губернии, как и в целом по России, административные функций стали выполнять другие учреждения — городские управы, ставшие новой административной структурой губернской власти на местах.

Высшим административным органом по городским делам при губернаторе являлось губернское по земским и городским делам присутствие, возглавляемое губернатором, в состав которого от городов входили городской голова и один из городских судей. Решения присутствия являлись обязательными для всех учреждений губернии. В губернском Курске функционировал распорядительный комитет под председательством губернатора, куда также входил городской голова. Распорядительные комитеты существовали и в уездных городах.

Демократизация российского общества в 60—70-е годы XIX века способствовала возрастанию функций города в экономическом поступательном движении страны. По свидетельству современника, «города из резиденции администрации превращаются в самодавлеющие экономические центры».(66) Состояние их экономики в данный период позволяет наиболее отчетливо представить, как основные тенденции экономического развития провинциального города проявлялись на российском уровне.

Рассмотрим экономические функции городских центров Курской губернии.

С 1865 по 1890 годы численность фабрик и заводов в Европейской России (50 губерний) увеличилась с 14257 до 17542. То есть в среднем за год открывалось по 2,7 предприятия на губернию.(67) Производительность фабрично-заводской промышленности Европейской России возросла в этот период более чем в три раза — с 296040 тыс. руб. до 902920 тыс. рублей.(68)

В городах Курской губернии с 1861 по 1900 г. количество «фабрик» и «заводов» выросло с 248 до 362, т.е. всего в 1,5 раза, а объем выпускаемой продукции с 1728,7 тыс. руб: до 3940,8 тыс. руб., или в 2,3 раза, что немногим уступало общероссийскому показателю.

Более того, если в 1865 году в среднем одно городское предприятие губерний выпускало продукции на 6700,4 рубля, то уже к 1890 году — на 16698,3 рубля, то есть в 2,5 раза больше.(69)

К 1900 году в городах Курской губернии было сосредоточено 362 промышленных предприятия с годовым производством в 3457954 руб. при 3606 рабочих, что составляло 5,6 % от числа всех фабрик и заводов в губернии, а доля производства и численность рабочих — соответственно 13,4 % и 14,8 %.(70) По сравнению с 1890 годом, число городских предприятий к 1900 году увеличилось на 126, или на 53,4 %.(71)

Следовательно, основная масса промышленных предприятий в городах губернии была основана с 1890 по 1900 год. По 60 губерниям Европейской России и Царства Польского в это время возникло 40,0 % предприятий.(72) Однако в Курской губернии вплоть до начала XX века городская индустрия значительно уступала сельской промышленности по объему производства, имела узкоместный рынок и мизерное число занятых (менее 2,0 %) горожан, что говорит о минимальном значении индустриальной функции местных городских центров.

В развитии экономических функций курских городов важное значение имели железные дороги. В конце 1860-х годов через Курскую губернию были проложены магистрали: Москва-Курск-Харьков и далее, а также Брянск-Льгов-Курск и т.д. В середине 1890-х годов с запада на восток открылось движение по линии Киев-Курск-Воронеж, а в начале 1900-х годов новые направления железных дорог были проложены через Белгород и Старый Оскол.

В результате вначале Курск, а затем Белгород превратились в важные транспортные узлы, а сеть железных дорог прошла через многие местные города, что в совокупности обеспечило вхождение территории губернии в общероссийское экономическое пространство.

Сельскохозяйственное сырье и плоды его переработки стали в растущем количестве поступать в городские центры губернии и уже из них по железным дорогам направлялись в самые различные районы страны и на экспорт.(73) Вместе с тем железнодорожное сообщение распределялось по территории губернии отнюдь неравномерно. Некоторые уездные города (Короча, Тим, Фатеж и др.) и заштатные (Богатый, Мирополье и Хотмыжск) остались вне железнодорожной связи, что негативно отразилось на их экономической эволюции.

В этих условиях ряд курских городов, в первую очередь Курск, Белгород, Рыльск, Щигры и другие, превратились в центры сбора товарной продукции с большого пространства, в которое, кроме самой Курской губернии и Европейской России, вошли Левобережная Украина и Закавказье, из которого доставлялись нефтепродукты.

Богатство товарно-сырьевых, прежде всего продовольственных ресурсов губернии, в сочетании с высоким уровнем развития железнодорожного транспорта, определило относительно более высокий, чем в соседней Орловской губернии, уровень торгово-промышленного развития курских городских центров. Выступало в качестве важного фактора, способствующего превращению городов Курской губернии в экономические центры во внутригосударственном товарообмене во второй половине XIX — начале XX веков.

Города губернии, имея своим центром Московский железнодорожный узел, как торгово-промышленные объекты получили надежную круглогодичную связь с другими районами империи и зарубежьем.

В городских поселениях губернии находились разнообразные финансовые структуры, а также множество почтовых, телеграфных и телефонных учреждений.

Большое развитие в курских городах получила торговля, поскольку в пореформенный период ее обороты превосходили промышленные в 2,3 раза. «Иными словами, в оборотах промышленные предприятия принимают участие в размере 30,1 %» (всей центральной хлеботорговой полосы. — А.Т.),(74) что объясняется, на наш взгляд, более ранним распространением торговых занятий среди городского населения и наличием огромного рынка сельхозсырья.

Торговая сеть городских центров губернии в исследуемый период складывалась из непериодической (развозноразносной), периодической (ярмарочной, базарной) и постоянной (стационарной). В пореформенный период важным звеном посредничества между производителями и потребителями товаров оставались ярмарки. За период с 1861 по 1904 г. их количество возросло с 67 до 78 (см. табл. 5).

Таблица 5

Динамика городской ярмарочной торговли в Курской губернии в 1861—1904 гг.(75)

ГодыГорода
ГубернскийУездныеЗаштатныеИтого
Число ярмарок%Число ярмарок%Число ярмарок%Число ярмарок%
1861235379,11217,967100
190467,76279,510 12,878100

При общем увеличении с 1861 по 1904 годы числа ярмарок в губернии в 1,7 раза в городах их количество выросло только в 1,2 раза. При этом торги все более концентрируются в губернском и уездных городах. В 1904 году в среднем приходилось по 4,4 ярмарки на административные центры уездов и по 3,3 ярмарки на заштатный город.

В 1861 году одна ярмарка обслуживала 1687 жителей городов, в 1897 — 3120 чел. Таким образом, нагрузка населения на одну ярмарку увеличилась в 1,8 раза, хотя их количество возросло только в 1,2 раза. Многие ярмарки, «продолжаясь каждая не более суток», стали напоминать скорее большие базары.(76)

Упадок ярмарок компенсировался ростом базаров, торговля на которых имела более частый характер и отличалась регулярностью. Так, в 1862 году в городах Курской губернии действовало 1768 базаров, причем 104 из них функционировали в губернском центре, 1456 — в уездных городах и 208 — в заштатных. В среднем приходилось по 98,2 базара на город, каждый торг обслуживал 64 городских жителя.(77) К концу исследуемого периода в каждом уездном и губернском городе стали проходить по 2-3 базара в неделю. Описывая торговлю в Рыльске, управляющий Курской Казенной Палатой уже в 1887 году отмечал: «...базары бывают так значительны, что скорее имеют вид ярмарок».(78)

Опережающими темпами росла стационарная торговля, которая издавна служила градообразующим фактором, причем постоянные торговые точки стали устраивать и на селе. В 1861 году в Курской губернии действовало 2076 стационарных торговых заведений, из которых 1616, или 77,8 %, приходилось на городские центры. Одно стационарное заведение обслуживало 70 горожан.(79) К 1904 году число постоянных торговых заведений в городах резко возросло и составило — 3249, то есть увеличилось более, чем в два раза и обслуживало 64 жителя.

Постоянная торговля заняла главное место в городском товарообороте и, прежде всего, в местах проведения ярмарок и базаров, где открывались магазины, лавки, трактиры, харчевни, закусочные, чайные и т.п. Города становятся торговыми центрами, куда приезжают жители окрестных сел и «торговцы с разного рода товаром, и торгуют из особо устроенных для этой цели помещений».(80)

В торговом отношении выделялись губернский Курск, уездные Белгород, Рыльск, Старый Оскол и Суджа, причем этот прогресс не был напрямую связан с административным статусом указанных городов. В 1900 году Курск, среди товарных рынков земледельческих и растительных продуктов, опережал соседний Орел, хотя количество предприятий в последнем было вдвое больше, чем в Курске: соответственно 49 и 94.(81) Курск — единственный город из центральной хлеботорговой полосы, который имел оборот только по торговле сахаром свыше 1.000.000 рублей в год.(82)

Постоянная (стационарная) торговля в провинциальных курских городах стала органической их частью, а число занятых в ней горожан достигло к 1897 году почти 16 %, что более чем в 8 раз превосходило занятость на городских «фабриках» и «заводах» (ок. 2 %). Среди экономических функций городов Курской губернии к концу XIX— началу XX веков доминировало именно их торговое назначение.

Эволюция России сопровождалась изменениями и в культурной жизни городов, приводила к возрастанию их роли как культурных центров. Реформы второй половины XIX века продвинули провинциальные городские поселения далеко вперед по пути социокультурного прогресса. Ощутимым результатом этого стал количественный и качественный рост образовательных, научных и культурно-просветительных учреждений городов России и Курской губернии в том числе.

Известно, что к 1861 году «состояние народного образования в Курске было плачевным. Кое-как прозябавшие всего четыре городских приходских училища были единственными».(83)

Вскоре в курских городах появились новые типы учебных заведений, росла грамотность городского населения, становился выше общий культурный уровень горожан. Опережающими темпами в губернии развивалось городское образование, что вполне объяснимо ростом потребности в это время в более грамотных и профессионально подготовленных служащих, интеллигенции и квалифицированных рабочих в условиях бурного роста городов.

Если в 1869 году в Курской губернии было 474 учебных заведения, в том числе в городах — 46, то к 1892 году их стало 1173, в городах - 141.(84)

После 1861 года в губернском центре и многих уездных городах в первую очередь получило развитие начальное образование, причем в городские училища помимо детей горожан на свободные места принимались и дети из сельской округи.(85) Так, в 1873 году в городе Курске было открыто двухклассное образцовое Александровское училище, где к 1883 г. из 310 учащихся, наряду с привилегированными сословиями, обучались 165 мещан, 68 крестьян и 31 разночинец.(86) В 1861 году в Курске начало функционировать первое городское образцовое женское двухклассное Мариинское училище, преобразованное в 1870 году в гимназию.(87) Подобные городские училища появились и в уездных центрах Рыльске, Грайвороне. В 1902 году Щигровское уездное училище было преобразовано в городское.(88)

В городах открываются ряд специализированных школ и училищ. Так, в 1886 году преимущественно для детей бедных жителей города Путивля и его уезда было открыто ремесленное училище для обучения слесарно-кузнечным и слесарно-токарным ремеслам.(89) В 1903 году в Рыльске начала работать городская торговая школа на средства рыльского купечества.(90) В том же году в Тиму начала функционировать низшая ремесленная школа, выпускники которой получали звание подмастерья, а после трехлетней практики — мастера.(91)

Ряд начальных училищ: Курское, Льговское, Тимское, Щигровское и другие в начале XX века были преобразованы в высшие начальные училища. В некоторых из них за счет земств, городов и родителей вводилось преподавание латинского или одного из новых языков (немецкого и т.д.).(92) Образование, полученное в подобных училищах, давало возможность юношам поступить в реальное училище, а девочкам — в женскую гимназию.

Средние учебные заведения общеобразовательного типа в городах губернии были главным образом представлены гимназиями и прогимназиями Курска, Белгорода, Дмитриева, Рыльска, Обояни, Суджи и Фатежа. Гимназии были ярким образцом русской классической системы образования. В дореформенный период — это было учебное заведение привилегированного типа для детей дворян, после 1861 года оно превратилось в общеобразовательную школу всех сословий для подготовки в высшие учебные заведения.

Местные гимназии дали России немало выдающихся деятелей науки и техники. Среди них видное место занимают воспитанники Курской мужской гимназии: профессор математики И. И. Чистяков, профессор геоботаники В. В. Алехин, историк П. Н. Дружинин и другие. Курская мужская гимназия на всю Россию славилась своей строгостью и требовательностью. С должностью директора гимназии соединялось тогда начальствование над всеми школами губернии. С 1870 года в Курске началось обучение в Мариинской женской гимназии, новое здание для которой было отстроено в 1904 году.(93)

В октябре 1882 года была открыта первая Курская женская прогимназия, которая в марте 1884 года была преобразована в гимназию, получившую название от имени своей попечительницы — Красовской. Частная женская гимназия З. А. Каменевой обучала преимущественно детей дворян. В 1900 году в Курске была основана вторая женская гимназия.(94) В сентябре 1889 года женская прогимназия открылась в городе Щигры, в последующем получившая статус гимназии.(95)

Кроме того, в Курске, Дмитриеве, Судже, Щиграх работали реальные училища.(96)

Наконец, особое значение имели средние специальные учебные заведения, обеспечивающие потребности всей Курской губернии в земских учителях и фельдшерах, землемерах, священниках. С конца XIX века в Курске наряду с ранее действующей духовной семинарией стали готовить кадры учительская семинария, фельдшерская школа и землемерное училище. В Белгороде функционировал учительский институт.

В начале XX века в губернском Курске и уездных городах действовали 62 мужских и 44 женских учебных заведения, в которых работало 779 преподавателей и обучалось 19 333 учащихся.(97) Учебные заведения были во всех городах губернии, в том числе и заштатных.

Чем крупнее по численности населения и торгово-промышленной деятельности был город, тем большее число учебных заведений в нем функционировало. К примеру, в губернском Курске было 61 учебное заведение, во втором по величине местном городе — Белгороде — 15, а в небольшом уездном Грайвороне — 1. Ни в одном из заштатных городов не было среднего учебного заведения.(98)

Помимо образовательных курские города выполняли и другие социокультурные функции в жизни губернии. К примеру, в губернском и уездных городах проходили разнообразные выставки произведений: сельскохозяйственные, по народному образованию, народных промыслов. В городских поселениях также действовали различные просветительские организации.

Так, в Курске с 1898 года стало функционировать Общество содействия начальному образованию в Курской губернии, которое устраивало народные чтения, открывало воскресные школы и библиотеки, пункты по продаже книг, проводило спектакли, елки, экскурсии, организовывало школьные катки, детские площадки в садах и т. д.(99)

В городах работало 6 музеев (в том числе 4 в Курске), 16 библиотек, 11 читален, 5 библиотек-читален, 7 театров (3 в Курске), в губернском центре издавалось 4 газеты и 5 журналов.(100)

В местных городских центрах были сосредоточены 7 монастырей, 113 храмов, молитвенных домов и часовен; 17 больниц, 10 приемных покоев, 1 госпиталь, 28 аптек, 35 аптекарских магазинов.(101)

В результате население Курской губернии имело возможность получить, образование в городских учебных заведениях, посетить городские музеи и выставки, библиотеки и читальни, театры и сады, главные церковные святыни, лечебные учреждения и т.д. Все это являлось той притягательной силой, которая всегда влекла к себе окрестное сельское население.(102)

В итоге, города Курской губернии в пореформенный период все заметнее из резиденции администрации превращаются в многофункциональные центры, выполняя административные, торгово-промышленные, образовательные, культурные, религиозные и другие функции.

Следовательно, для аграрной Курской губернии, во-первых, было характерно отсутствие крупных городских поселений, наличие большого городского Центра — губернского Курска, преобладание средних по Численности городов и мизерное значение малых городов.

Во-вторых, главным градообразующим фактором являлось административное предназначение городов, которые выступали центрами управления прилегающей округи.

В-третьих, на протяжении второй половины XIX — начала XX веков растет многофункциональное назначение местных городских поселений, доминирующие позиции переходят к экономическим функциям. При этом в условиях слабого развития городской промышленности важнейшую роль играли торговые функции городов, которые были усилены превращением многих городских центров в железнодорожные узлы, включившие край во всероссийский рынок.

В-четвертых, важное самостоятельное значение имели социокультурные задачи, выполняемые городами в области просвещения и медицины, удовлетворения религиозных потребностей населения и т.д.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ГАКО. - Ф. 1. - Оп. 1. - Д. 2345. - Л. 1

2. См.: Там же.

3. См.: Там же. — Л. 3 об.

4. См.: Городские поселения в Российской империи. — Т. III. — СПб., 1863. — С. 38, 44; см. также: Из истории Курского края. — Воронеж, 1965; Цапенко М.П. По западным землям Курским и Белгородским. — М., 1976. — С. 26.

5. Городские поселения... — С. 3,17,27 и др.; см. также: Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. — Воронеж, 1991.; Он же. Белгородская черта. — Воронеж, 1969; Он же. Изюмская черта. Воронеж, 1980; Из истории Курского края. — Воронеж, 1965; Курск: Очерки истории города. — Воронеж, 1975. — С. 22-26; Солодкин Я. Г. К истории возрождения курской, крепости в конце XVI века // Юг России в прошлом и настоящем: история, экономика, культура. — Белгород, 1998. — С. 8-9; Он же. О времени основания и первоначальном положении Белгорода // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья. — М., Курск, 1994.—С. 29-34; Он же. К оценке достоверности летописных известий об основании южнорусских городов в конце XVI века // Юг России в прошлом и настоящем: история, экономика, культура. — Белгород, 1996.—С. 6-9; Он же. К истории основания городов-крепостей на южной окраине России в конце XVI в. // Непобедимые сыны Отечества. — Курск, 2000. — С. 135-138.

6. Черкашина Г.Д. Хотмыжск—крепость Белгородской засечной черты // Юг России в прошлом и настоящем: история, экономика, культура. — Белгород, 1996. — С. 37-39.

7. ГАКО.- Ф. 1 - Оп. 1. - Д. 9195. - Л. 347-348.

8. См.: Там же.—Л. 346.

9. См.: Там же; см. также: Семенов П. Географо-статистический словарь Российской империи.—Т. II. — Курская губерния. — СПб., 1865. — С. 865-872; Городские поселения... — С. 1-3; Краткий очерк Курской губернии. — СПб., 1900. — С. 1-9 и др.

10. ГАКО. - Ф. 1. - Оп. 1. - Д. 9195. - Л. 346-348.

11. См.: Там же. — Л. 347-348.

12. Городские поселения..— С. 62; Кулегаев И. Краткое описание Курской губернии. — Харьков, 1903. -. С. 47; Семенов П.П. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Среднерусская Черноземная область. — СПб., 1902. — Т. II. — С. 118,122, 247, 609.

13. ГАКО. — Ф. 1. — Оп. 1. — Д. 9195. — Л. 346-348; Городские поселения... — С. 64; Кулегаев И. Указ. соч. — С. 32; Семенов П.П Указ. соч. — С. 122,272,475.

14. Терещенко А.А. Города Курской губернии в начале 1860-х гг. // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья и Запада России. — Липецк, 1998. — С. 73-75.

15. Миронов Б.Н. Русский город в 1740—1860-е годы.—Л., 1990.— С. 22-23; Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.). Статистические очерки. — М., 1956. — С. 106; Семенов-Тян-Шанский В.П. Город и деревня в Европейской России: Очерк по экономической географии. — СПб., 1910. — С.73.

16. Составлена по: РГИА. — ф. 1288. — Оп. 25. — Д. 34. —Л. 8 об— 13; ГАКО. — Ф. 4. — Оп. 1. — Д. 144, — Л. 10-118; Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861—62 г. — СПб., 1863. — Ч. 1. — XVIII. — Курская губерния. — С. 3-45; Сборник статей издаваемых Курским губстаткомитетом. — Курск, 1877. — С. 23; Сборник сведений по России за 1884—1885 гг. — . СПб., 1887. — С. 16-25; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. XX. Курская губерния. — СПб., 1904.— С. 1; Города России в 1904 году. — СПб., 1906. — С. 165-166.

17. Составлена по: РГИА. —Ф. 1288. —Оп. 25.—Д. 85.—Л. 1-16; ГАКО, — Ф. 4. — Оп. 1 — Д. 144. — Л. 10-118; Первая всеобщая перепись... — С. 60-61; Города России... — С. 165-166; Сборник статей издаваемых Курским губстаткомитетом... — С. 23; Сборник сведений по России... — С. 4.

18. Составлена по: Там же; см. так же: Рашин А.Г. Указ. соч. — С. 106; Терещенко А.А. Типология городских поселений Курской губернии в 1861—1900 гг. // Россия и Запад: проблемы истории и философии. — Нижневартовск, 1999. — С. 93.

19. Терещенко А.А. Указ. соч. — С. 91.

20. ПСЗРИ. № 16188 от 21 апреля 1785 г. Грамота на права и выгоды городам Российской империи. — СПб., 1830. — Т. 22.

21. ГАКО. — Ф. 33. — Оп. 1.—Д. 1. — Л. 355.

22. См.: Там же. —Д. 5 — Л. 233.

23. См.: Там же.

24. ПСЗРИ. № 48498 от 16 июня 1870 года. Городовое положение.— СПб., 1874. - Т. 45.

25. ГAKO.- Ф. 1. — Оп. 1. - Д. 6440. - Л. 2.

26. ПСЗРИ. № 48498 от 16 июня 1870 года.

27. См.: Там же.

28. См.: Там же.

29. См.: Там же.

30. См.: Там же.

31. См.: Там же.

32. См.: Там же.

33. РГИА. - Ф. 1287. - Оп. 33. - Д. 1164. - Л. 9 и об.

34. См.: Там же. — Л. 10 и об.

35. ГАКО. - Ф. 1. - Оп. 1. - Д. 2386. - Л. 32.

36. См.: Там же. — Л. 35.

37. См.: Там же. - Ф. 294. - Оп. 1. - Д. 962. - Л. 60,118 и об.

38. См.: Там же.—Л. 119 об.

39. См.: Там же.—Л. 118 об.

40. См.: Там же. — Л. 60 об-66,85,135 и др.

41. См.: Там же. — Ф. 1. — Оп. 1.—Д. 1902.—Л. 1-12 и др.

42. См.: Там же. — Д. 2386.—Л. 1-7 и др.

43. См.: Там же. — Ф. 294. — Оп. 1. — Д. 962. — Л. 1-12 и др.

44. См.: Там же. Ф. 1. - Оп. 1. -Д. 349.- Л. 1-18.

45. Шрейдер Г. И. Город и городовое положение 1870 г. // История России в )НХ в. — СПб., б.г. - Т: 4. — С. 22.

46. ГАКО. -Ф. 1. - Оп. 1. - Д. 1811. - Л. 1-2,4,18,21,23,28,30-33, 48.

47. См.: Там же.—Л. 66,67.

48. См.: Там же. — Д. 2256. — Л. 10 об-11,14.

49. См.: Там же. - Д. 2737. - Л. 42, 198-200, 223 и др.

50. См.: Там же. — Д. 3742. — Л. 121, 126, 182, 194; Ф. 54. — Оп. 1. -Д. 48. - Л. 1-2; Ф. 195.- Оп. 1. - Д. 7. - Л. 107, 139-141 и др.

51. Шрейдер Г.И. Городская контр-реформа 11 июня 1892 г. // История России в XIX в. - СПб., б.г. - Т.5. - Ч. 3.С. 198-199; см. также: Нардова В.А. Самодержавие и городские думы в России в конце XIX—начале XX века. — СПб., 1994. — С. 13.

52. См.: Там же.

53. См.: Там же.

54. Нардова В.А. Указ. соч. — С. 13.

55. СЗРИ. Т. II. Городовое положение 1892 года; Шрейдер Г.И. Городская контр-реформа 11 июня 1892 г. // История России в XIX в. - СПб., б.г. — Т.5. — Ч. 3. — С.198; см. также: Нардова В.А. Указ. соч. — С. 10-19.

56. См.: Там же.

57. См.: Тамже.

58. См.: Там же.

59. См.: Тамже.

60. См.: Там же.

61. СЗРИ. Т. II. Городовое положение 1892 года; Шрейдер Г.И. Городская контр-реформа 11 июня 1892 г. // История России в XIX в. - СПб., б.г. — Т.5.- Ч. 3. — С.198; см. также: Нардова В.А Указ. соч. — С. 10-19.

62. См.: Там же.

63. См.: Там же.

64. См.: Там же.

65. См.: Там же.

66. Пичета В.И. Городская реформа 1870 года//Три века. Россия от смуты до нашего времени. — М., 1913. — Т.6. — С. 175.

67. Указатель фабрик и заводов Европейской России. Материалы для фабрично-заводской статистики. — СПб., 1894. — 3-е изд. — Разд. пат. — С. III.

68. См.: Там же.

69. Подсчитано по: РГИА— Ф. 1281.— Оп. 7.—Д. 53,—Л. 181-196; Памятная книжка Курской губернии на 1892 год. — Курск, 1892.—С. 8-15;

70. Обзор Курской губернии за 1900 год. — Курск, 1901. — С. 15.

71. Подсчитано по: Памятная книжка Курской губернии на 1892 год. — Курск, 1892.—. С. 8-15; Обзор Курской губернии за 1900 год. - Курск, 1901.— С. 15.

72. Погожев А.В. Учет численности и состава рабочих в России.— СПб., 1906.— С. 75-76.

73. РГИА. — Ф. 1281.—Оп. 7.-Д. 39.—Л. 3-4; Ф. 1284.-Оп.223-Д. 174. —Л. 80; см. также: Соловьева AM. Железнодорожный транспорт России во второй половине XIX в.— М., 1975; Златоверхов-ников Н.И. Краткий очерк Курского края.— Курск 1912:

74. Торговля и промышленность Европейской России по районам. Общая часть и приложение. — СПб., 1909. — С. 8,54,75-76 и др.

75. Составлена по: РГИА— Ф. 1281. — Оп. 7.—Д. 53.—Л. 151-180; Ф. 1287.— Оп. 7.— Д. 2770.- Л. 1-10; Труды Курского губстаткомитета. — Курск, 1863. — Вып.1.- С. 82-100; Города России...— С. 359-360.

76. ГАКО.— Ф. 184.—Оп. 1, —Д. 6392. - Л. 420 об.

77. Подсчитано по: Списки населенных мест Российской империи.— XX.— Курская губерния.— СПб., 1868.— С. 1-174.

78. См.: ГАКО. - Ф. 184. - Оп. 1. - Д. 6391. - Л. 555.

79. Подсчитано по: Там же; Материалы к оценке недвижимых имуществ Курской губернии. — Ч. 1. — Города. — Вып. 1. — С. 65-66; Выл. 2. - С. 50-51; Вып. 3. - С. 40-41; Вып. 4. - С. 52-53,56-59,

80. См.: Там же.-Ф. 184.-Оп. 1.-Д.6391.-Л.555.

81. Торговля и промышленность... — С. 24.

82. См.: Там же. — С. 25.

83. Моисейченко И.Н. Курское Александровское образцовое городское училище и деятельность его основателя. — М., 1985. — С.1.

84. РГИА. - Ф. 1281. - Оп. 7. - Д. 88. - Л. 3 и об.

85. ГАКО. - Ф. 47. - Оп. 1. - Д. 1.-Л. 36.

86. Моисейченко И.Н. Указ. соч. — С. 1,40.

87. Танков А.А. Исторический очерк Мариинской женской гимназии. — Курск, 1911. — С. 1,15, 24 и др.; см. также: Амоскин А.С. Гимназии женские // Курск: Энциклопедический словарь / Глав, ред. Ю.А. Бугров. — Курск, 1997. — С. 80.

88. ГАКО. - Ф. 35. - Оп. 1. - Д. 1. - Л. 11.

89. Златоверховников Н.И. Учебные заведения Курской губернии. - Курск, 1911. — С. 14.

90. См.: Там же. — С. 11.

91. См.: Там же. С. 12.

92. ГАКО. - Ф. 35. - Оп. 1. - Д. 14. - Л. 44.

93. Танков А.А Указ. соч. — С. 150.

94. Курск: Энциклопедический словарь... — Курск, 1997. ^ С. 80.

95. ГАКО. - Ф. 183. — Оп. 1.-Д. 1. - Л. 37,117.

96. Обзор Курской губернии за 1889 год. — Курск, 1890.:— С. 25.

97. Подсчитано по: ГАКО. — Ф. 4. — Оп. 1 Д. 144. — Л. 1-120.

98. Подсчитано по: Города России... С. 328-329.

99. См.: Обзор Курской губернии за 1900 год. — Курск, 1901. — С. 80.

100. Подсчитано по: ГАКО. — Ф. 4. — Оп. 1. — Д. 144. - Л. 1-120.

101. Подсчитано по: Города России.— С. 242,248,294, 300-311.

102. Рындзюнский П.Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX века. (Взаимоотношение города и деревни в социально-экономическом строе России). — М., 1983. — С. 266.


СОДЕРЖАНИЕ

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
17.09.2015 г.
Форум по статьям на сайте

См. еще:

"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 т.

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову