КУРСК. ИСТОРИЯ ГОРОДА ОТ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ К НОВОМУ ВРЕМЕНИ: X - XVII

авторы: А.В.Зорин,
А.И.Раздорский,
С. П. Щавелев

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пойми простой урок моей земли...
М. А. Волошин. Дом поэта.

Около семи веков курской истории проследили вместе с читателем авторы этой книга. Эти столетия — X-XVII — вместили в себя несколько периодов, явно отличавшихся друг от друга.

Во-первых, период севернский (роменский), когда в IX — начале XI вв. на берегах Сейма существовала языческая культура восточных славян, называвших свое политическое объединение «Север». Эта культура достойно представляла оседлую земледельческую Европу перед близким лицом кочевых, скотоводческих народов Азии, потоки которых периодически надвигались на здешних славян с Юго-Востока. Северянам-семцам удалось установить широкие торговые контакты с соседними государствами — Волжской Булгарией, Новгородской феодальной республикой, Киевской Русью, а также более отдаленными землями — Скандинаво-Балтией, Арабским Востоком. В X в. на просторах Днепровского Левобережья, включая Посеймье, появилось раннегосударственное образование, какое-то время конкурировавшее с империей Рюриковичей. Ближе к финалу этого периода в Посеймье сложились предпосылки возникновения Курска как своеобразной столицы данного региона, географического центра его внутриполитических и внешних, международных контактов.

Во-вторых, древнерусский период развития (XI - начало XIII вв.), когда возможность появления настоящего (средневекового) города над Куром и Тускарью превратилась в действительность. Вооруженные силы Киевской Руси с боями прошли поречье Сейма и его притоков, сокрушая укрепления северян. В противовес этим прежним центрам северянского Посеймья и был основан (усилен?) Курск - резиденция киевского посадника на этом участке юго-восточного пограничья Руси. Город унаследовал выгодное географическое положение старых роменских поселков на перекрестке путей международной торговли с дальними странами Востока и Запада. Уже к рубежу XI— XII вв. Курск и его округа залечивают раны русско-северянской войны и превращаются в сердцевину нового удельного княжества. Политическое значение этого удела неуклонно нарастало, и с началом XIII в. его князья небезуспешно претендуют на гегемонию во всем Днепровском Левобережье.

Третьим периодом истории Курской земли можно считать татаро-монгольский (ордынский). Курск и особенно его окрестности не избежали разорения, которым сопровождалось татарское нашествие на Европу. Однако всё то же географическое положение, но уже в нескольком ином своем аспекте — на стыке Леса и Степи, у кромки степных кочевий — предопределило особенности судьбы этого края и в ту драматичную эпоху. Истребив последних курских князей, татары не стали окончательно опустошать этот край, слишком удобный для их образа жизни на исходе великой войны за «выход к последнему морю». Во второй половине XIII в. они основали на территории бывшего Курского княжества свой улус. Рядом с Курском вырос большой татарский город — Ратно, к которому, очевидно, перешла роль административного центра всего верхнесеймского региона. Курск в этих условиях явно начал хиреть, письменные источники почти перестают упоминать его.

Однако мнение большинства прежних исследователей истории Курска о его полном запустении на протяжении XIV—XVI вв. вряд ли справедливо. Хотя и единичные, но исторически конкретные упоминания этого города содержатся и в русских, и в литовских, и в татарских источниках об этом времени.

Четвертый, литовский период существования Курска начался со второй половины XIV в., когда большая часть Днепровского Левобережья вошла в состав Великого княжества Литовского. Из-за фактического отсутствия и письменных, и археологических свидетельств этого времени он остается наиболее темным в местной истории. Не исключено, что во второй половине XV в. Курск был утрачен слабеющей Литвой и оказался в составе по сути ничейного Поля— обширной степной полосы, номинально подвластной татарским ордам и ханствам— осколкам улуса Джучи (Орды Золотой).

Наконец, пятый период истории Курска — московский (российский) — наступает после победы России над Литвой на рубеже XV и XVI вв., когда под власть Москвы переходят города Северской земли. В их числе, как видно, находился и Курск, раз он упоминается письменными источниками несколько раз еще до того, как в 1596 г. его крепость по царскому указу возводится заново. На этом действительно рубежном, как говорится — знаковом событии, можно считать, заканчивается средневековая история города — он вступает в Новое время своего дальнейшего развития.

Нетрудно видеть, насколько каждый из перечисленных периодов курской истории отличался от других. Менялись не только политическая принадлежность города и его округи, но и во многом состав населения, его социальная структура, материальная и духовная культура. Тем не менее, сохранялась и определенная преемственность между большинством данных отрезков регионального прошлого, формировались некие традиции жизни и деятельности курян. Среди таких традиций первых веков собственно курской истории можно выделить следующие:

• разносторонние межрегиональные контакты обитателей Посеймья с сопредельными регионами, а через них — с весьма отдаленными областями Руси-России и зарубежных стран; на протяжении Средних веков Курск чаще всего вовсе не захолустье Европы, не «черная дыра» на пороге азиатских просторов, а узел активных этнокультурных обменов между государствами и народами Евразии;

• еще на языческом этапе регионального развития Курское Посеймье оказалось одним из очагов формирования ранней государственности у восточных славян; соперничество семцев с Новгородско-Киевской державой Рюриковичей послужило одним из важных факторов социально-политического развития всей Восточной Европы в раннем Средневековье,

• подвергаясь заметным воздействиям со стороны чужих цивилизаций (восточно-кочевых, азиатских по происхождению), курская жизнь оставалась на протяжении Средних веков главным образом оседло-земледельческой, христианско-европейской, православной по своей цивилизационной принадлежности; причем эту свою этнокультурную самобытность курянам всегда приходилось защищать с оружием в руках от захватчиков и с Запада, и особенно с Востока;

• возникнув на месте славянского (роменского) поселка на мысу над Куром, город, названный по имени этой речушки, с XI по XVII вв. сохранил себя в этом качестве административного и культурного центра (то большей, то меньшей степени влиятельности) своего региона - верхнего Посеймья, несмотря на периодические нашествия, штурмы и разгромы его ближайших окрестностей врагами всевозможных мастей. Курская земля обильно полита не только потом тружеников, но и потоками крови своих защитников и агрессоров. Может быть, именно чувство рубежа, края между своим (славянским, христианским) и чужим («басурманским») мирами помогало курянам выстоять и победить, остаться и выжить на кромке Леса и Степи, в дальнем юго-восточном углу Европы.

Если История хоть чему-то учит, то подобное сочетание открытости иным народам, культурам и одновременно верности собственным устоям, идеалам представляется весьма актуальным до сих пор, особенно в нашей стране - России.


СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
11.12.2014 г.
См. еще:

"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 т.

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову