КУРСК. ИСТОРИЯ ГОРОДА ОТ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ К НОВОМУ ВРЕМЕНИ: X - XVII

авторы: А.В.Зорин,
А.И.Раздорский,
С. П. Щавелев

ВВЕДЕНИЕ

А мои ти куряни свѣдоми къмєти...
Слово о полку Игореве.

Курск — один из старейших городов Руси-России. Жители Курской земли громко заявляли о себе на разных этапах становления и развития русского общества и государства. Письменные источники отечественной истории - летописи, церковные жития, государственные акты, сказания иностранцев и т. д. довольно щедро упоминают о лицах, событиях и ситуациях на территории восточного, лесостепного Посеймъя(1), чьей столицей в древнерусское время становится Курск. На этой территории вот уже лет полтораста ведутся весьма результативные раскопки памятников археологии — могил и поселений давно минувших столетий, включая те века, что названы средними между Древностью и Новым временем. Кроме того, Курскую землю удостоили своим пристальным вниманием выдающиеся специалисты по «живой старине», традициям народного творчества — этнографы, фольклористы, топонимисты, диалектологи [обзор см.: Чижикова Л. Н., 1998], представители прочих дисциплин, чью информацию используют историки.

Собрать и истолковать соответствующие свидетельства разных источников об отдаленных веках существования города Курска и его округи — актуальная задача для местной историографии. За последние годы эта отрасль науки о прошлом — так называемая историческая локалистика, или же регионология в нашей стране развивается весьма интенсивно [См. обзоры: Акиньшин А. Н., Ласунский О. Г., 1995; Гомаюнов С. А., 1996; Юрченков В. А . 1993; Кедровский А. Е., Хроленко А. Т., Щавелев С. П., 1997]. ОтносителЩо Курского Посеймья в древности и средние века научно-исторический подход означает, по убеждению авторов этой книги, признание данного региона не просто сколком, одним из многих в принципе равноценных образцов общих закономерностей становления Древнерусского государства и общества, но необходимым элементом, а на отдельных отрезках даже подсистемой всего процесса этнокультурного развития Восточной Европы, ее межконтинентальных контактов с другими цивилизациями Востока и Запада.

Сводных очерков происхождения и первоначального развития города Курска с округой история самой исторической науки — историография накопила довольно много. Сначала и в большинстве своем они выполнялись в краеведческом жанре и главным образом по письменным источникам [Ларионов С. И., 1786; Головашенко А. А., 1854; Чеканов И., 1892-93; Златоверховников Н. И., 1912; Танков А. А., 1913; Сенаторский Н. П., 1923; Булгаков Г. И., 1925; Самсонов В. И., 1957; Анпилогов Г. Н., 1979; О достоинствах и недостатках краеведения, его соотношении с исторической наукой см.: Щавелев С.П., 1994 а]. Многое в этих трудах, конечно, устарело сегодня, однако некоторым наблюдениям их авторов оказалась суждена долгая жизнь в исторической науке и общественном сознании.

Впрочем, краеведческие работы всегда сохраняли вторичность по сравнению с обобщающими трудами выдающихся историков России — В. Н. Татищева, Н. М. Карамзина, М. П. Погодина, И. Д. Беляева, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, М. К. Любавского, Н. Ф. Платонова, Б. Д. Грекова, А Н. Насонова, Б. А. Романова, А. А. Зимина и др., на страницах которых спорадически упоминается и ранний Курск, и выходцы отсюда - куряне. Более системно и конкретно Курская земля с начала ее формирования рассматривалась в качестве одной из частей Чернигово-Северского княжества [Голубовский П. В., 1881; Багалей Д. И., 1882; Андрияшев А., 1928; Мавродин В. В., 1940; Зайцев А. К., 1975; Михайлова И. Б., 1993; Коваленко В. П., 1997].

На качественно новый уровень изучение средневекового Курска вывели археологические раскопки. Сначала суджанский учитель А. И. Дмитрюков (1795-1868), а затем профессор Варшавского университета Д. Я. Самоквасов (1843-1911) начали вполне методично для своего времени раскапывать городища и курганы Посеймья, предложили социально-историческую интерпретацию своих находок. Столь перспективный подход к объяснению предпосылок и первичного развития Курска как летописного города с успехом продолжили современные археологи [Куза А. В., 1981; Узянов А. А., Кашкин А. В., 1989-1993; Шинаков Е. А., 1980-1999; Енуков В. В., 1989-1998; др.].

К сожалению для науки и просвещения, до широкого читателя доходили в основном не эти добротные публикации, по большей части затаившиеся в раритетных, микротиражных изданиях, а квазипопулярные сочинения, переполненные грубейшими ошибками и абсурдными домыслами. Вроде вполне наивных поисков первых курян среди... балтов, викингов и вятичей одновременно [Курск. Документы. Воспоминания. Статьи, 1997, с. 89-96]; ни с чем не сравнимых утверждений, будто «момент основания Первокурска падает на период последних скифских походов на славянское Среднее Поднепровье... VI—V вв. до н. э.», так что «очевидно, и около 2500 лет назад город носил то же название [Курский край в истории Отечества, 1996, с. 8], выступая, если довести до логического конца столь фантасмагорическую мысль, старейшим городом Восточной Европы, ровесником Афин и Рима!

Едва ли не единственным благоприятным исключением по историко-краеведческой части в послевоенные годы для Курска явились книги и статьи Ю. А. Липкинга (1904-1983), посвященные далекому прошлому соловьиного края. Они уже более четверти века по праву находятся в активном научно-педагогическом обороте, причем далеко не все в них к сегодняшнему дню устарело. Однако за те десятилетия, что минули с тех пор, когда Ю. А. Липкинг трудился над курскими древностями, их изучение приняло куда большие размах и глубину. Разведки и раскопки московских, ленинградских, киевских, курских археологов не только открыли в Посеймье массу новых памятников конца I - начала II тыс. н. э., но и позволили наметить магистральные подходы к их новой, современной интерпретации [Кашкин А. В., 1993; Григорьев А. В., 1990; Шинаков Е. А, 1980, 1991; Енуков В. В., 1995 а; 1998 а, б].

С конца 1980-х гг. и по сию пору плодотворно действует здешняя - Посеймская экспедиция Курского педагогического университету и Курского музея археологии под руководством В. В. Енукова и при участии Н. А. Тихомирова, Г. Ю. Стародубцева, О. Н. Енуковой, А. Н. Апалькова, А. В. Зорина (Курск); Ю. Ю. Моргунова (Москва). Ее раскопки на Ратском, Липинском, Курском, Шуклинском городищах в свою очередь дали радикальный прирост фактического материала именно по истории IX—XIV вв. на территории среднего Сейма и, что принципиально важно по теме нашей книги, впервые затронули исторический центр самого города Курска, вплотную с его первоначальными укреплениями — детинцем.

За последние годы увидели свет новые исследования.на ту же тему, выполненные с использованием более широкого, чем прежде, круга письменных и лингвистических источников [Склярук В. И., 1988; Баскевич И. 3., 1993; Михайлова И. Б., 1993; Амелькин А О., 1994; Енуков В. В., 1995; Раздорский А. И., 1997-1998; Солодкин Я. М., 1998; Моргунов Ю. Ю., Щавелев С. П., 1997; др.]. К ним примыкает по своему содержанию и настоящая книга. Ее авторы останавливаются на ключевых моментах становления и развития Курска в качестве одного из центров Древней Руси, прослеживают его судьбы на протяжении средних веков отечественной истории.

Именно в эти бурные, кровавые, но и героические, славные времена формировалась российская цивилизация на своих здешних — юго-восточных пределах. Первые куряне — и простые кметы, крестьяне-ополченцы, воспетые «Словом о полку Игореве»; и их князья и бояре, правители да полководцы; и профессиональные воины-дружинники; и церковные служители, монастырские книжники — хранители духовности; и люди из всех прочих сословий средневекового общества; и их «гости» — торговые, военно-дипломатические партнеры из чужих краев, ближних и дальних,— все они активно участвовали в строительстве отечественной государственности и культуры. Авторы этой книги стремились рассказать об их совместной жизненной борьбе, об их социальных конфликтах по возможности правдива, без псевдопатриотических преувеличений и местнических домыслов. Нами делается попытка преодолеть упрощенные схемы краевой истории, где на первом плане находились «производительные силы и производственные отношения», эксплуатация одного класса другим, а классовое сотрудничество, общегосударственная идея, религиозные идеалы, менталитет всего народа оставались в тени.

Читателю этой книги полезно спросить себя: чего он ждет от историка? Красивой сказки о бесконечной череде побед и прочих подвигов своих далеких предков-земляков, сплошь на подбор рыцарей без страха и упрека? Или же постепенного и трудного приближения к истине о прошлом родной земли, где, как везде и всегда на свете, успехи чередовались с поражениями, мужество и милосердие соседствовали с предательством и жестокостью, причем зачастую в биографиях одних и тех же персонажей?

Даже обойдя ловушки идеологических мифов и догматических штампов на исторический счет, мудрено разобраться в событиях и характерах тысячелетней давности. Они отражены дошедшими до нас источниками информации о прошлом выборочно, пристрастно, чаще всего без необходимых для полноты картины подробностей. Отсюда, между прочим, бесконечные споры ученых насчет многих, в том числе ключевых сюжетов истории древней и средневековой Руси. «Зеркало» летописей, житий, похвальных и завещательных «слов», прочих памятников старинной книжности больше похоже на многогранный, разноцветный кристалл, сквозь который минувшее видится причудливо преображенным. Однако иного «окна» в живое прошлое, населенное конкретными людьми, совершающими определенные поступки, действующими в тех или иных ситуациях, у нас просто нет. Археологов, раскапывающих поселения и могилы отдаленных столетий, встречает, как правило, немой и обезличенный мир некоторых материальных останков былой жизни, по которым с большим трудом и риском ошибиться угадываются духовные ценности предшествовавших нам поколений, случившиеся с ними события. Архаичные названия на географической карте края, фольклорные сказания о стародавнем и прочие этнографические традиции «живой старины» в свою очередь допускают разноречивые толкования о своем смысле и происхождении. Как видно, именно в сочетании, взаимопроверке письменных, археологических, лингвистических источников исторического познания — ключ к пониманию отдаленного прошлого, в том числе курских его страниц.

Нынешнее состояние исторических источников, степень их научной разработки не позволяют пока с одинаковой полнотой осветить все периоды и разные стороны жизни Курска и курян в X—XVII вв. Авторы и не ставили своей задачей пересказывать все подряд результаты прошлой и нынешней историографии курского прошлого. Чтение этой книги предполагает предварительное знакомство с учебниками отечественной истории, хотя бы для средней школы. Опираясь на многие и важные выводы своих предшественников и коллег — историков, археологов, краеведов, мы решили предложить вниманию читателей некоторые результаты собственных изысканий, размышлений в данной области. На наш взгляд, жанр учебного пособия, так называемой книги для чтения, не ограничивается аксиомами той или иной науки, но предполагает известную долю проблемности; допускает не только готовые выводы из проделанныхпо соответствующей тематике исследований, но и аргументацию этих постулатов, которая в какой-то степени приобщает читателей к творческой лаборатории исследователя.

С этой же целью - побудить читателя к самостоятельным размышлениям, личностному сопереживанию относительно Истории, нашу книгу заключает хрестоматия - выборка из важнейших письменных источников, где упоминается и характеризуется ранний Курск. Прежние сборники документов такого рода сыграли свою полезную роль для историков, краеведов и особенно учителей, однако ныне эти издания стали библиографической редкостью [Из истории Курского края, 1965; Страницы истории города Курска, 1981; Хрестоматия... по истории города Рыльска, 1994]. Их составители и комментаторы использовали устаревшие к сегодняшнему дню издания исторических источников, отразили их с досадной неполнотой. Наша документальная подборка стремится в какой-то мере исправить эти недостатки.

Соответствующие тексты, а также обширная библиография — список и классической, и новейшей литературы по «курсковедению» позволят заинтересованному читателю продолжить знакомство со стартовыми столетиями региональной истории, учесть другие, нежели авторские, взгляды на те или иные вопросы. Нами принята система ссылок, при которой в тексте в квадратных скобках указываются только ключевые элементы библиографического описания того или иного издания, на которое ссылаются авторы. Полностью выходные данные всех упомянутых нами работ приводятся в сводной библиографии в конце книги. Мы решили не отказываться от принятых историками-исследователями достаточно многочисленных ссылок на источники, использованную литературу, чтобы у любого читателя создалось правильное впечатление об уровне сложности, нередко спорности обсуждаемых вопросов, степени новизны предлагаемых авторами выводов.

Работа над книгой распределялась между авторами следующим образом: Предисловие; главы I, II, IV, V; Заключение; Словарь историков написаны профессором С. П. Щавелевым, глава III — научным сотрудником Российской Национальной библиотеки (Санкт-Петербург) А. И. Раздорским; глава VI — научным сотрудником Курского музея археологии А. В. Зориным; Библиография составлена ими совместно. Подбор и частичный перевод текстов для Приложения осуществлены А. С. Щавелевым (МГУ) и С. П. Щавелевым. Ими же вместе с А. В. Зориным подготовлен словарь упоминаемых в тексте наиболее специальных исторических названий и других терминов.


П р и м е ч а н и я

1. Выделенные курсивом названия и прочие термины поясняются в словаре, завершающем книгу.


СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
07.11.2014 г.
См. еще:

"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 т.

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову