Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

"Курский край" в 20 т., т.2. ЭПОХА РАННЕГО МЕТАЛЛА.

автор: А. А. Чубур

ГЛАВА VII.
Скифо-сарматское время

2. Скифоидная лесостепная (зольничная) культура

  При определении археологической культуры нельзя ни в коем случае искусственно соединять культуру степных кочующих скотоводов, не имевших поселений и живших в кибитках, с культурой оседлых пахарей, построивших огромные крепости и живших в постоянных поселках.
  Б.А. Рыбаков

Как сказано в книге Бытия — «В начале было Слово». Рассказ об одной из групп населения Курского края в раннем железном веке мы начнем именно со слов. А точнее — с названий.

Прошедший в 1947 году с разведкой почти половину Курской области археолог И.И. Ляпушкин по давно сложившейся традиции называл скифоидную лесостепную культуру «зольничной» по наличию в культурных слоях поселений так называемых «зольников» — больших скоплений золы на предполагаемых культовых местах (Ляпушкин И.И., 1961). Именно это, считающееся устаревшим, название кажется нам наиболее удачным, отвечающим археологической конкретике и заслуживающим, на наш взгляд, «восстановления в правах». Дело в том, что «скифоидных», то есть сходных по материальному компоненту со скифами, археологических культур бесчисленное множество от Урала до Балкан. Мы же имеем дело со следами совершенно конкретного (хотя, может быть, имеющего довольно сложный этнический состав) населения, с выразительной археологической культурой, имеющей ряд локальных вариантов среди которых Сеймский, Донской, Посульский и другие.

Рис. 42.
План городища Плаксино.

Однако настоящее, историческое имя этих обитателей лесостепи до сих пор остается загадкой и вызывает целые научные баталии на научных симпозиумах и страницах книг и статей. Одни считают их упомянутыми Геродотом меланхленами. другие — скифами-пахарями. Вероятней всего «зольничная культура» с ее многочисленными локальными вариантами включает в себя не одну геродотовскую группу населения, а несколько, в том числе — сколотов, которых академик Б.А. Рыбаков считает предками славян. Это своеобразный этнический конгломерат, связанный единым культурным контекстом.

Степной скифский и лесостепной «скифоидный» языки резко отличались фонетически. Из таких фонетических «химер» состоят названия рек Днепр и Днестр. Дан — восточно-иранское название реки, как таковой, любой водной артерии (отсюда и видоизмененное на славянский манер имя реки Дон). К Дан добавлялось местное название реки. Так и появились «Дан-Ибр» (Днепр) и «Дан-Истр» (Днестр). Таким образом лесостепные жители окраины Великой Скифии могли с одной стороны обладать общескифским этническим самосознанием, а с другой — субэтническим, местным- самосознанием, возможно отразившемся, например, в Геродотовском этнониме «скифы-пахари» и «Борисфениты» (от греческого названия Днепра — Борисфен) и в самоназвании «сколоты» с отличающимся от скифского, языком (Подгайный М.Н., 1996). Академик Б.А.Рыбаков видит в сколотах предков более позднего славянского населения Поднепровья (Рыбаков Б.А., 1979). Река Ворскла, несущая свои воды к югу от Курской области, ранее имевшая название Ворскол, по мнению Бориса Александровича поименована по самоназванию обитателей ее берегов — сколотов.

Рис. 43.
1. План городища Нартово.
2. Находки с Плаксинского городища: светильник, витой перстень, раковина Каури, погремушка
(сборы А.А. Чубура).

Что касается общественного строя оседлых племен, он, как и в собственно Скифии, был уже не родовым, а раннеклассовым. Существовало имущественное расслоение среди земледельцев, знать, свои местные цари, возглавлявшие примитивные государственные образования. Об этом свидетельствует и Геродот, упоминая столицу оседлых племен — город Гелон. С этим городом большинство исследователей соотносят гигантский археологический комплекс на р.Ворскла — Бельское городище. Его площадь 4020,6 га, протяженность укреплений 25 км 200 м, высота валов до 9 м и глубина оборонительных рвов до 5,5 м. Вблизи остатков города — курганный могильник в 1000 насыпей с погребениями по обряду трупоположения в яме (Петренко В.Г., 1989).

В Курской области по Сейму, Пслу и их притокам расположено свыше ста древних «зольничных» поселений — укрепленных городищ и неукрепленных селищ. Городища, как правило, занимают мысы высокого коренного берега, выходящие к рекам, площадь их невелика — обычно менее 1 гектара. От основного массива берега городищенский мыс бывает отделен одним-тремя рядами рвов и валов. По дну рва часто устанавливались надолбы из бревен, внутри, за валом и по всему периметру городища возводились деревянные укрепления, иногда в несколько рядов — бревенчатый частокол устанавливался в специально вырытые канавки (Пузикова А.И., 1997). Сам вал, как правило, в древности был зажат между плетнями или бревенчатыми стенками. На оконечности мыса, выходящей в долину, могли устанавливаться сторожевые башни, следы такого оборонительного сооружения, в частности, выявлены А.И. Пузиковой на городище Переверзево 1.

Неукрепленные селища иногда примыкали с напольной стороны к городищам (как это было все в том же Переверзево), либо занимали мысы и останцы первой и второй надпойменных террас речных долин, а иногда и всхолмления на поймах (например поселение Жерновец 1 в Золотухииском районе, Пузикова А.И., 1997).

Рис. 44.
Находки с городища Нартово
(раскопки А.И. Пузиковой).


Рис. 45.
План раскопанного А.И. Пузиковой городища Переверзево 1.

Жилища на скифоидных городищах и селищах однотипны, хорошее представление об их устройстве дают материалы раскопок городищ Марина в,Льговском районе. Нартово под Курском, Переверзево 1 в Золотухинском районе и Глебовское в Курском районе, проведенных кандидатом исторических наук Анной Ивановной Пузиковой (Институт Археологии РАН) в 1970-80-х гг. Это наземные или слабоуглубленные (на 20-40 см) однокамерные постройки, явно рассчитанные на одну семью, площадью 10-15 м2, подпрямоугольной формы в плане. Стены делались из плетня, обмазанного глиной, которая затем подвергалась обжигу для прочности. В центре жилища или у одной из стен располагался открытый очаг, представлявший собой толстую (до 40 см) подушку из Прокаленной глины. На городище Марица дома (а их раскопано 26) вытянуты в два ряда, образуя некое подобие улицы (Пузикова. А.И. 1981). Рядом с домами располагались круглые в плане хозяйственные ямы, преимущественно предназначенные для хранения зерна.

Погребальный обряд Посеймских скифоидных («зольничных») племен до сих пор не известен. Рядом, на Дону, жители городищ хоронили умерших под курганами в 2-8 км от поселения на возвышенном месте. А.И. Пузикова (1996) предполагает, что погребения производились в грунтовых могильниках, так же удаленных от поселений, тяготевших к реке или внутрибалочным мысам. Найти такие могильники чрезвычайно трудно. Лишь исследования нового поколения археологов смогут подтвердить или опровергнуть гипотезу Анны Ивановны — одного из ведущих специалистов по скифоидным памятникам Днепровского левобережья.

Поселения скифоидной-зольничной культуры на территории Курского края относятся к двум основным локальным вариантам: Посульскому (поселения в бассейне Псла) и Сейминскому (бассейн среднего и верхнего Сейма, как явствует из названия). Отличия между локальными вариантами сводятся к некоторым характеристикам комплексов керамики и небольшим особенностям устройства укреплений городищ.

Рис. 46.
Керамика Сеймской группы зольной (скифоидной лесостепной) культуры. Городище Марица.

Керамика представляет собой груболепные сосуды (в основном — горшки) с большим содержанием шамота в тесте, отчего поверхность их становится сильно шероховатой. Они орнаментированы защипами или насечками по дуговидно отогнутому венчику в сочетании с наколами (так называемыми «жемчужинами») или даже сквозными проколами под ними. В небольшом количестве встречаются нелощеные миски и миски-плошки. Наиболее близка к Посеймской скифоидной или зольничной керамике посуда локального варианта с Северского Донца, хотя на Сейме горшки более грубы и примитивны, а кувшины вовсе отсутствуют (Петренко В.Г., 1989). Поздние скифоидные сосуды ПосеЙмья часто копируют формы юхновских слабопрофилированных горшков. Керамика из бассейна Псла ближе всего к изделиям Посульского локального варианта, в котором помимо грубых горшков и мисок в ней присутствуют тщательно выделанные узкогорлые кувшины, вазочки, кружки (Петренко В.Г., 1989).

На многих поселениях встречена импортная античная посуда — фрагменты греческих ионийских амфор, а на Кузиногорском городище А.Е. Алиховой найдены при раскопках фрагменты чернофигурных аттических сосудов-киликов рубежа VI-V вв. до н.э. — самая северная находка такого рода (Алихова А.Е., 1958, 1962). Интересны подражания греческим канфарам — сосудам в виде чаш с валиками на внешней поверхности, известные с городищ Переверзево 1 (Пузикова А.И., 1997) и Кузина гора (подъемный материал, собранный А.А. Чубуром в 1983 г).

Многочисленны миниатюрные сосудики (по форме — копии больших), вероятно имевшие культовое назначение. Курский археолог Юрий Александрович Липкинг остроумно предположил, что в маленьких горшочках приносили богам жертвенную пищу — и боги «довольны» полным горшком, и расходы на жертвоприношение минимальны, а значит пища сохраняется для использования по прямому назначению (Липкинг Ю.А., 1971).

Рис. 47.
Керамика Посульской группы зольничной (скифоидной лесостепной) культуры (Псел, Сула)

Заговорив о культовых явлениях; в материальной культуре скифоидного населения, нельзя не упомянуть о так называемых глиняных блоках-лепешках. Они имеют округлую форму, как правило, нижняя поверхность уплощена, а верхняя — более выпуклая — покрыта углублениями (возможно по количеству членов семьи, приносившей в жертву глиняную лепешку-хлебец). Некоторые хлебцы несут следы окрашивания красной краской. Ю.А. Липкинг (1972) обратил внимание на любопытный этнографический факт: и по сей день в курских деревнях, выпекая хлеб, оставшееся тесто скатывают в «колобок», делают из него уплощенный хлебец, наносят сверху пальцем несколько вмятин и ставят в печь. Что породило этот обычай крестьянки уже не помнят, но повторяют, однако, традицию скифских времен, которой уже более 2500 лет. В культовых целях, вероятно, изготавливали люди «зольничных» племен и глиняные модели зерен, а так же фигурки животных. Нельзя, правда, исключать и то, что фигурки, как и встречающиеся на, скифоидных и юхновских городищах глиняные погремушки, были детскими игрушками.

Часто на городищах юхновской, скифоидной и родственных им культур раннего железного века находят так называемые рогатые кирпичи — керамические предметы с плоским основанием, горизонтальным отверстием в центре и двумя выступами в верхней части, похожими на рожки. Существуют два взгляда на рогатые кирпичи — как на детали очага (подставки под вертел) и как на культовый предмет ритуального назначения (рогатые кирпичи специально закапывали, например, у подножия вала городища в с.Нартово Курского района — Пузикова А.И., 1979). Я думаю, что обе версии в равной степени отвечают действительности, и вот почему: огонь, очаг всегда входили в круг сакральных представлений наших предков, а потому определенная деталь очага могла использоваться и как носитель этого сакрального смысла, в том числе и при закладке нового поселения. Известны и миниатюрные глиняные модели рогатых кирпичей — либо игрушки-подобия, либо культовые, жертвенные модели. Это говорит о том, что образец для них имел совершенно конкретное хозяйственное назначение. Таким образом, дискуссия оказывается беспочвенной..

Рис. 48.
Орудия труда скифоидных-зольничных племен: ножи, иглы, серпы
(по материалам городища Марица, раскопки А. И. Пузиковой)

Во время раскопок на городищах и поселениях скйфоидных-«зольничных» племен находят многочисленные и разнообразные орудия труда и украшения, помогающие, с одной стороны, лучше понять быт и особенности хозяйства древнего населения, а с другой — относительно точно датировать эти археологические памятники, находя аналогии вещей в античном и скифском мире.

О развитом ткачестве говорят многочисленные и разнообразные грузики для горизонтального ткацкого станка, реконструированного по материалам городища Марица И.Л. Чернаем, и встречающиеся на всех без исключения городищах раннего железного века. Грузики разнообразны по форме — катушкообразные, округлые, цилиндрические, усеченно-конические, биконические, боченкообразные. По вертикальной оси сквозь них проходит отверстие в которое продевались нити. На поверхности ткацких грузиков, донцах сосудов часто бывает нанесен орнамент (Алихова А.Е., 1962; Чернай И.Л., 1981). Для скифоидных культурных слоев наиболее характерны грузики усеченно-конического, катушкообразного и биконического типов. О прядении шерсти свидетельствуют похожие на ткацкие грузики глиняные и костяные пряслица — маховички, надевавшиеся на веретено. От ткацких грузиков их отличает крупное — более 7 мм — отверстие.

Рис. 49. Могильник Марица.
Погребения финала посеймской зольничной
(скифоидной лесостепной) культуры
1. Планы погребений.
2. Вещевые находки.

Многоопытные кузнецы изготавливали из железа ножи, серпы, шилья, иглы, зубила, тесла, долота, детали конской упряжи, пряжки и застежки одежды. Знаком был мастерам с берегов Сейма и такой сложный прием, как кузнечная сварка для создания пакетного металла (проковывание нескольких полос, листов железа для получения массивной заготовки с микрослоистой структурой), цементация железа (науглероживание с целью придания твердости, превращения железа в сталь) (Вознесенская Г.А., Хомутова Л.С., 1979, 1981; Вознесенская Г.А., Розанова Л.С., 1997). Точили ножи, иглы, шилья о камни-оселки. Некоторые из точильных камней имели специально проделанное отверстие для подвешивания на ремешке.

Из бронзы были изготовлены многочисленные украшения и наконечники стрел. Часть из них была импортом, преимущественно с лежащих к югу и юго-западу территорий вплоть до Днепровского Правобережья, бассейна Буга и Причерноморья. Бронзовые изделия, зачастую при этом, не приобретались у соседей, а изготавливались на месте. Об этом рассказывают археологам найденные на городищах Кузина гора, Нартово литейные формочки, вырезанные из мягкого мергеля, а также встречаемые на памятниках раннего железного века повсеместно глиняные ложечки-льячки и тигельки, застывшие брызги бронзы — сплески.

Бронзовые украшения необычайно разнообразны. Это браслеты (рубчатые, с заходящими концами, со змеиными головками на концах), гвоздевидные серьги, булавки с гвоздевидным, биконическим коническим, спиральным волютообразным навершием, гривны, привески, подвески, спиральные витые перстни, бусины.

Иногда для археолога раскрываются при раскопках целые картины, реальные эпизоды жизни давно минувших эпох. Вот, например, наблюдения А.Е. Алиховой при исследовании городища Кузина гора в Курчатовском районе, относительно найденной там коромыслообразной привески, вероятно, прикреплявшейся к женскому головному убору. «Эта привеска была поломана и обронена, по-видимому, при необычных условиях. Она найдена на мысу городища в двух местах. Первая половина была потеряна после того, как женщина прошла или вбежала на городище через узкий вход во внешней оборонительной стене, а вторая половина — как только она вошла внутрь дома недалеко от входа. Вероятно все это произошло в минуту большой опасности» (Алихова А.Е., 1962, с. 105).

Рис. 50.
Горизонтальный ткацкий станок раннего железного века (1)
и ткацкие грузики с городища Марица (2).

Среди украшений женской части скифоидного (зольнично-го) населения не только бронзовые поделки, но и бусы из стекла (цветного прозрачного и «глухого» пастового), глины и даже янтаря. Да и из Причерноморья поступали не только амфоры (возможно — с оливковым маслом и греческим вином) и изделия из стекла и бронзы, но и раковины каури, так же использовавшиеся в качестве бус. Каури встречены на Моисеевском, Марицком и Плаксинском городищах (раскопки А.Е. Алиховой, А.И. Пузиковой, подъемный материал А.А. Чубура).

Косторезное дело было неплохо развито: при раскопках городищ Посеймья найдены псалии (детали конской упряжи) изготовленные скифском зверином стиле, шилья, наконечники стрел, лощила) накладки, трубочки, пряслица, рукояти ножей, амулеты.

Экономика скифоидного оседлого населения лесостепи основывалась на земледелии и скотоводстве. Люди совсем недавно перешли от мотыжного земледелия к пашенному, используя еще не плуг, а деревянные рала без железных наральников. Мельниц еще не было, и выращенное зерно размалывали вручную — каменной зернотеркой на каменной же плите-куранте.

Поселяются «зольничные» племена на территории Курской области не позднее начала VII в. до н.э., о чем говорят находки характерных для этого времени вещей на ряде городищ (Манылов Ю.П., 1961; Алихова А.Е., 1962). Уже на ранних этапах в Посеймье начинаются контакты с обитавшими севернее племенами, создавшими юхновскую археологическую культуру. Скифоидные культурные слои имеются на десятках городищ и селищ по Сейму, Свапе, Тускари, Пслу.

Исчезают (уходят?) с Курской земли носители «зольничных»-скифоидных традиций приблизительно на рубеже V-IV вв. до н.э. в Посеймье и в III-II вв. до н.э. на Псле. А.И. Пузикова (1996) считает, что скифоидные племена покинули Посеймье под жестким военным давлением продвигавшихся с севера юхновцев. Так ли это? Даже небольшие исследования А.А. Чубура на открытом краеведом А.А. Катуниным городище Чечевизня в Курчатовском районе в 1999 году позволяют прийти к совершенно противоположным выводам — скифоидные орнаменты переходят на юхновские сосуды и наоборот, это могло случиться только в результате совместного мирного сосуществования и взаимодействия двух этнических групп в течении некоторого времени (Чубур А.А., 2000). Та же картина в различной степени представлена на подавляющем большинстве городищ Посеймья, в том числе — и на раскопанных А.И. Пузиковой (1981, 1997).

Рис. 51.
Булавки с поселений скифоидной культуры Курского Посеймья.
1. Липино; 2. Марица; 3. Переверзево.

Постепенное перемещение населения может быть связано с изменениями привычной тому или иному социуму природной среды, в частности — с подвижками границ леса, степи и лесостепи, о чем более подробно говорилось в главе 1 данного тома. Другая гипотеза А.И. Пузиковой (1996, 1997) — наличие буферной зоны в восточной части Курской области, между занявшей в V веке до н.э. Посеймье Юхновской культурой и враждебной ей Скифоидной лесостепной культурой Подонья. Так она объясняет отсутствие поселений в этом регионе. На наш взгляд дело все-таки в ином — вновь в отличии ландшафтов. Тогда как долины крупных рек лесостепи привлекали оседлое население, степной малообводненный возвышенный участок востока Курской области мог интересовать только кочевников. Таким образом, «буферная зона» носила скорее всего естественный характер и скифоидные племена Дона были разделены с юхновцами не натянутыми межплеменными, межэтническими отношениями, а прозаическим, но надежным природным барьером.


СОДЕРЖАНИЕ

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
08.08.2016 г.
Форум по статьям на сайте

См. еще:

"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 т.

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову