Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

"Курский край" в 20 т., т.1. КАМЕННЫЙ ВЕК.

авторы: Н. Б. Ахметгалеева,
А. А. Чубур,
А. Г. Шпилев

ГЛАВА IX.
Неолит Курского края

Неолита нет там,
где его не ищут.
А. А. Спицын

На рубеже семи тысяч лет назад начинается новокаменный век — неолитическая эпоха. Основное ее отличие от материальной культуры предшествующего периода — начало широкого применения в хозяйстве изделий из керамики, в первую очередь — богато орнаментированных остро- и круглодонных сосудов, дальнейшее развитие получил каменный и костяной инвентарь. Отдельные специалисты предлагали теоретические построения, в которых фигурировала стадия так называемого «бескерамического неолита», «докерамического неолита», однако подобные идеи не имеют под собой почвы, поскольку, на взгляд авторов, совершенно игнорируют основное новшество и главную черту неолитической материальной культуры.

Начало неолита* по времени приблизительно совпадает с серединой климатической фазы «атлантикум», когда оптимальное соотношение увлажненности и теплообеспеченности способствовало расцвету животного и растительного мира в умеренном поясе Европы [Хотынский Н. А., 1981]. В это время с европейских пространств практически полностью исчезла тундра, граница между степью и лесом, смещавшаяся к югу, наконец-то заняла то положение, в котором находится и поныне. Полосой около 1000 километров в ширину по южной половине лесной зоны тянулись обширные теплолюбивые леса из дуба, вяза, липы и лещины (рис. 73).

Рис. 74.
Карта памятников неолита на территории Курской области (см. Приложение VII)

Основной добычей неолитических охотников были лоси и благородные олени, но среди кухонных отбросов на стоянках того времени археологам встречаются и кости косули, дикого кабана, зубра и бурого медведя. Из-за меха, употреблявшегося при изготовлении одежды, промышляли волка, куницу, лису, выдру и речного бобра — обладателя не только ценной шкуры, но и очень вкусного мяса. Привлекала людей и пернатая дичь: водоплавающая (гусь, утка, лебедь), боровая (глухарь, тетерев), болотно-луговая (журавль, цапля). Древние рыболовы сохранили для ученых следы богатой фауны рек и озер — кости и чешую съеденных на поселениях щук, сомов, осетров, стерлядей, сазанов, окуней, лещей, язей и т.д. Не в меньшей степени, чем мясной пищей, лес снабжал человека ягодами, орехами, съедобными кореньями и грибами, занимавшими важное место в рационе людей этого времени.

В таких необычайно благоприятных условиях жили ранненеолитические племена. Уклад их жизни был родовым (хотя род, как впрочем и в верхнем палеолите, делился на элементарные семьи), основанные в удобных местах на берегах рек и озер поселки существовали, зачастую, по несколько сотен лет. Как правило, для поселений люди того времени выбирали песчаные дюны, стрелки на слиянии рек, береговые останцы боровых террас.

Неолитическая эпоха Курского края изучена еще весьма и весьма слабо. В силу ряда субъективных причин до сих пор специалисты-археологи уделяли этому периоду мало внимания, в то время, как неолит Сумской, Брянской, Черниговской, Липецкой, Воронежской и Калужской областей активно исследуется уже не одно десятилетие. Эта книга — по сути дела первая попытка приступить к анализу и обобщению данных о Курском неолите. Возможно эту плачевную ситуацию сможет переломить создание Регионального центра исследований каменного века при Курчатовском городском краеведческом музее. Пока же и предварительный анализ материалов, собранный в музеях области в результате эпизодических разведок, может, многое поведать об историко-культурных процессах в Курском крае в этот исторический период (рис. 74).

Начнем с того, что в течение всей неолитической эпохи территория будущей Курской области находилась, если можно так выразиться, на особом положении, будучи контактной зоной для целого ряда археологических культур (и, вероятно, племен).

Рис. 75.
Неолитические орудия. Курская область
1, 6-11 — Д. Воронино, Льговский район, 2, 4, 13 г. Льгов; 3 - с Лебяжье, Курский район; 5 - д. Авдеево Октябрьский район; 12 — урочище "Городское озеро" у г. Льгова, 14 — с. Матвеевка, Поныровский район.

В раннем неолите условно можно выделить на территории края две историко-культурные зоны: западную, связанную с бассейном Днепра (Псел, Сейм и их притоки), и восточную, обращенную к бассейну Дона. В западной части обитали племена, близкие по своим традициям к днепро-донецкой археологической культуре, занимавшей во второй половине V—III тыс. до н.э. огромные лесостепные пространства России, Белоруссии и Украины. Многие годы археологические памятники днепро-донецкой неолитической культуры, расположенные на территории Украины, исследовал ведущий научный сотрудник Института Археологии АН Украины, доктор исторических наук Д. Я. Телегин. Именно его работы и взяты авторами за основу при описании особенностей и традиций населения лесостепной зоны в эпоху раннего неолита. Хозяйственный уклад днепро-донецких племен был основан на охоте, собирательстве и рыболовстве, а на поздних этапах развития — и на примитивном животноводстве (свинья, корова) и земледелии (ячмень). Обычно поселения днепро-донецкой культуры располагаются у древних стариц на дюнах и низких участках надпойменных террас. Жилища и хозяйственные постройки еще «детально не исследованы, но, судя по всему, они были наземными или слегка углубленными в материковый грунт, сооруженными из дерева, тростника и глины — материалов, практически не сохраняющихся в культурном слое.

Могильники днепро-донецкой культуры на территории Курской области пока не обнаружены, но благодаря исследованиям украинских археологов известно, что располагались они на более возвышенных, чем поселения, местах; на склонах высоких террас, покрытых делювиальным* чехлом из бурых и палевых суглинков. Обычно в одной могильной яме ученые находят от 2 до 13 лежащих в вытянутом положении на спине и посыпанных охрой скелетов. Зачастую погребения лишены какого-либо погребального инвентаря и лишь изредка рядом с телом археологи находят примитивные украшения или, на более поздних этапах развития, осколки разбитой посуды. [Телегин Д. Я., 1985]. По определению антропологов, погребенные в могилах носители днепро-донецкой культуры принадлежали к типу поздних кроманьонцев. Это были высокие широколицые люди с удлиненными (долихокранными*) черепами [Дебец Г. Ф., 1966].

Рис. 76.
Неолитические орудия
1 — топор, х. Октябрьский, Рыльский район, Курская область; 2, 3 — обработанная кость, Глушковский район; с. Рассолово, Курчатовский район.

Орудия труда и оружие племена днепро-донецкой культуры изготовляли из кремня (топоры, наконечники стрел и копий, микролиты, скребки, ножи, проколки) и камня (топоры-тесла, диски, булавы, «челноки»). Орудия из рога и кости использовались довольно редко. Среди костяных изделий известны только наконечники копий и гарпуны, гребенчатый штамп для нанесения орнамента, тесла, шилья и иголка с ушком.

Украшения многочисленны и достаточно разнообразны. Почти все они найдены в могильниках. Как правило, они изготовлялись из зубов животных и рыб, камня, кости, раковин и т.п. Выделяются несколько основных видов украшений: пластины из клыка кабана; цилиндрические, плоские, полукруглые про-низки из стенок раковин, кости или камня; старательно отшлифованные шаровидные бусинки c V-образным отверстием; подвески из оленьих и рыбьих (выризуб, карп) зубов. На позднейших этапах развития днепро-донецкой культуры появляются металлические украшения: подвески из тонкой золотой пластины, кольца и цилиндрические пронизки из меди [Телегин Д. Я., 1985].

Как правило, днепро-донецкие племена расселялись в лесной и лесостепной зонах. В степи обитали уже носители других культурных традиций, принадлежавшие к среднедонской неолитической культуре, впервые выделенной воронежским ученым, профессором А. Т. Синюком. Именно племена среднедонской культуры в раннем неолите были хозяевами восточных и юго-восточных районов современной Курской области. Племена эти, по мнению А. Т. Сияюка, проникли в бассейн Дона еще до V тыс. до н.э. в результате обширной волны миграций*, прокатившихся через Среднюю Азию и юго-восток Европы. В раннем неолите основой хозяйственного уклада среднедонских племен была охота на мелких животных в сочетании с интенсивным собирательством и при подчиненной роли рыболовства на фоне зарождения скотоводства и земледелия. Основная часть поселений среднедонской археологической культуры относится, включая притоки, к бассейну Среднего и Верхнего Дона. Постройки, как и у днепро-донецкого населения, были наземными или слабо углубленными. Могильники же пока вообще не обнаружены, а значит, погребальный обряд не известен [Синюк А. Т., 1986].

Рис. 77.
Неолитические орудия и керамика стоянки Золотухино

Начиная с раннего неолита, основной категорией находок на древних поселениях становится керамика, из-за чего иногда в шутку археологию называют «наукой о битых горшках». Классификацию ранненеолитической керамики деснинского бассейна рассмотрел в своей работе сотрудник ИА РАН А. С. Смирнов. Им же выделены и две основные группы орнаментации сосудов: с гребенчатым и накольчатым орнаментами [Смирнов А. С., 1991]. Посуда с гребенчатым орнаментом, нанесенным мелкозубчатым костяным или деревянным гребенчатым штампом в отступающей манере горизонтальными поясами, сходна с посудой самого раннего этапа днепро-донецкой культуры. По внутренней поверхности горшков наблюдались расчесы, сделанные такой же гребенкой. Тесто ранней гребенчатой керамики обычно с примесью дресвы* и органики, стенки сосудов относительно толстые. Венчики остродонных шлемовидных горшков, как правило, прямые.

Каменный инвентарь ранненеолитических поселений деснинского бассейна (широкое применение пластин в качестве заготовки, большое количество скребков и микролитов) напоминает материалы предшествующей эпохи, свидетельствуя о том, что пришельцы не смогли окончательно вытеснить с Десны и ее притоков местное автохтонное* население, которое продолжало развивать заложенные еще в эпоху финального палеолита традиции, тем самым положив начало процессу формирования деснинской ранненеолитической культуры [Смирнов А. С., 1991].

Накольчатая керамика связывается А. С. Смирновым со степными, в первую очередь, среднедонскими племенами. Для Подесенья им выделяется несколько ее типов. Наиболее ранний — тип 1-а — горизонтальные и равно направленные ленты накольчатого орнамента, нанесенного острой палочкой. Тесто этих горшков рыхлое, плохо обожженное и комковатое. Тип 1-6 — раздельные наколы при использовании более плотного теста с примесью шамота (мелко раздробленной керамики). Тип 2-а — орнамент нанесен лентами в технике отступающей лопаточки, отдаленно напоминая аналогичный гребенчатый орнамент. Тип 2-б — оттиски отступающей лопаточки сливаются в линии, образующие параллельные или пересекающиеся ленты орнамента.

Рис. 78.
Неолитическая керамика. Голубой Лог. Глушково. Курчатовский район.

Анализ традиции обработки камня племенами с накольчатой керамикой (среднедонская археологическая культура и др.) позволяет А.Т. Синюку считать их пришельцами из районов, расположенных к юго-востоку от Десны и ее притоков [Синюк А. Т., 1986].

Гребенчатая, накольчатая и накольчато-гребенчатая керамика встречена при археологических разведках* на ряде неолитических поселений Курской области стоянках Глушково (Курчатовский район), Золотухино, Касторное, Рыльск (рис. 77, 78, 80, 81, 84, 85) и др., но этот период в истории нашего края все еще остается «белым пятном», ждущим своего исследователя.

Следующий этап древней истории — развитой или средний неолит. Он связан с широким распространением культур с ямочно-гребенчатой орнаментацией керамики. И вновь Курский край оказывается тем местом, где слаживается целый ряд неолитических племен.

Для более полного представления об этом времени рассмотрим наступившие на рубеже раннего и среднего неолита изменения природной среды. Около 4,8 — 4,6 тысяч лет назад ранне-суббореальное похолодание принесло климатические колебания, изменение речной сети и уровня вод, что в свой очередь вызвало на огромной территории подвижки и миграции ранненеолитических племен.

Реки стали менее полноводными, в степных районах начались засухи. Но климат не только иссушал, он становился и более холодным, что приводило к частичной деградации широколиственных лесов и смене их таежными бореальными лесными сообществами. Наложили эти изменения свой след и на фауну: вновь, после перерыва в несколько тысяч лет, на территории Европейской России и Украины появляются северные холодовыносливые виды. Суббореальный период — время, когда эпоха камня подошла к своему финишу,— делится палеогеографами на три этапа: раннесуббореальное похолодание (4,6—4,1 тысячи лет назад), среднесуббореальное потепление (4,1 — 3,2 тысячи лет назад) — именно тогда эпоха камня сменяется медным и бронзовым веком и позднесуббореальное похолодание (3,2—2,5 тысяч лет назад), когда человек овладел секретом изготовления и обработки нового металла — железа [Хотинский Н. А., 1981].

Рис. 79.
Неолитические орудия и керамика стоянки Хвостово. Курский район.

В начале суббореала в средней полосе Русской равнины происходит широкое расселение новых племен. Все они, по наиболее характерному орнаменту на стенках своей глиняной посуды, могут быть названы Племенами ямочно-гребенчатой керамики, разделенных учеными на целую серию археологических культур* раннего неолита, из которых нас будут интересовать три.

Для носителей льяловской археологической культуры* (по стоянке у с. Льялово, Московская область) была характерна остро- и круглодонная посуда, поверхность которой украшена сплошным геометрическим орнаментом из оттисков гребенчатого и зубчатого штампов и веревочки, а также ямочного «белемнит-ного» орнамента — рядов круглых конических ямок, нанесенных при помощи ростра (внутренней раковины) окаменевшего мезозойского головоногого моллюска-белемнита, больше известного среди народа под именем «чертова пальца» или «громовой стрелы». Помимо белемнитных ямок отличительными признаками льяловской керамики является тесто сосудов с примесью мелкой дресвы* или крупнозернистого песка, относительная тонкостенность сосудов, строгая зональность в расположении орнаментов и размещение ямок в шахматном порядке. Среди кремневых изделий льяловцев — скребки, скобели, резчики и ножи. Своеобразие каменному инвентарю придают грубые рубящие орудия (тесла и топоры), резцы на пластинах и наконечники стрел из ножевидных пластин с частичной подработкой черешка и пера, сближающие его с предшествовавшей эпохой финального палеолита. Среди наконечников копий и дротиков преобладают листовидные формы, превосходно обработанные тонкой тщательной двусторонней ретушью [Король Г. Г. и др., 1994]. Происхождение льяловцев археологами пока еще точно не определено, областью основного распространения культуры были Поочье и Волжско-Окское междуречье. По мнению авторов, подтверждающемуся находками близкой к льяловским формам керамики на неолитических стоянках Золотухино, Хвостово (Курский район), урочище «Голубой Лог» в г. Курчатове (Рис. 5, 7), контактная зона на южной границе расселения льяловских племен достигала и Курского Посеймья [Чубур А. А., 1996-а].

Рис. 80.
Керамика стоянки Глушково. Курчатовский район.

Своеобразным вариантом культуры ямочно-гребенчатой керамики, распространившейся в развитом неолите в бассейнах Десны, Сейма и Верхней Оки была деснинская неолитическая культура. Самой характерной особенностью ее снова является орнаментация сосудов: всю их поверхность покрывают расположенные в шахматном порядке оттиски ромбического штампа. Деснинская культура детально описана А. С. Смирновым, выделяющим несколько этапов ее существования [Смирнов А С., 1991]. Ученый считает, что на раннем этапе развития культуры крупные (7 X 5 мм), четкие ромбы наносились по всей поверхности сосуда в шахматном порядке, а дно ямок было пирамидальным. В конце раннего этапа в орнамент венчика сосудов вплетались конические ямки и оттиски гребенчатого штампа. На позднем этапе ромб становится мельче, невыразительнее, иногда с рубчатым дном ямки. Зоны ромбических оттисков перемежаются с лентами оттисков отступающего гребенчатого штампа. К концу позднего этапа возникают комбинации с «лапчатыми» и «гусеничными» оттисками палочки с намотанной на нее веревочкой — элемент орнамента, принесенный из Верхнего Поднепровья из области распространения верхнеднепровской неолитической культуры.

Рис. 81.
Неолитическая керамика и орудия труда, г. Рыльск.

Совсем иначе видит развитие этнокультурной ситуации в неолите Деснинского бассейна другой московский археолог — В. В. Сидоров: от накольчатой ранненеолит&ческой керамики к мелкому невыразительному ромбу с рядами оттисков гребенки и далее — к крупному четкому ромбу В финале [Сидоров В. В., 1995]. На территории Курской области керамика с ромбическим штампом известна на стоянках Золотухино, Глушково (Курчатовский район), «Староверское кладбище»(г. Льгов) и других, связанных с бассейном Сейма (рис. 75, 77, 80, 82). Ромбоямочная керамика также встречена и в материалах многослойного поселения Гочево-3 (Беловский район) на Псле, хотя основная область распространения Деснинской неолитической культуры расположена севернее — на р. Жиздра, на Верхней и Средней Оке.

Своеобразна кремневая индустрия деснинского неолитического населения: основная заготовка — отщеп, пласитин на археологических памятниках* этой культуры не более 3%, ядрища преимущественно аморфные. Наиболее распространены среди орудий скребки (на позднем этапе много скребков не с дугообразным, а с прямым лезвием) и ножи. Ножи двух типов — на плоских, едва подработанных ретушью пластинах и на высоких пластинах с исключительно ретушированным рабочим краем. Последние даже иногда напоминают формой серпы, что ввело в заблуждение некоторых археологов. Однако трассологический анализ показал, что такие серпообразные орудия — не что иное, как ножи для разделки мяса, не имеющие никакого отношения к земледелию. Наконечники стрел, дротиков и копий — листовидные и подромбические, поздние формы имеют черешок. Скребел, скобелей и резцов (в основном двугранных) в инвентаре немного. Перфораторы — без выделенного, характерного для проколок жальца: это острия-развертки, рабочая часть которых представляет собой два сходящихся ретушированных края пластины. Рубящие орудия — тесла, топорики, долота. Имеются также отбойники, шлифовальные плитки, хотя шлифовка находилась в зачаточном состоянии и находки пришлифованных изделий единичны [Смирнов А. С., 1991].

Рис. 82.
Неолитическая керамика и орудия труда.
1 — урочище «Староверское кладбище», г. Льгов;
2 — д. Воронино, Льговский район;
3 — д. Авдеево, Октябрьский район;
4 — д. Липино, Октябрьский район;
5 — урочище «Городское озеро», г. Льгов.

Происхождение деснинского неолита пока не вполне ясно, но ряд наблюдений позволяет А. С. Смирнову считать, что начало деснинской культуры положили пришлые племена, прослеживая генетическую связь раннельяловских и деснинских памятников. Б. В. Сидоров, наоборот, выводит деснинскую культуру из групп местного населения, имевших сосуды с накольчатым орнаментом, считая ее автохтонной, т.е. развивавшейся на основе местных традиций. Ученый считает, что деснинская неолитическая культура являлась отдельным племенем, входившем в состав более крупной этнической группировки (племенной союз?). Следами составлявших это племя родов В. В. Сидоров считает восемь локальных групп археологических памятников, сходных по материальной культуре, но находящихся в разных частях области распространения ромбоямочной керамики [Сидоров В. В., 1995]. Некоторые черты каменного инвентаря позволяют авторам вслед за В. В. Сидоровым также говорить о местном происхождении «деснинцев», начиная, быть может, еще со времени финального палеолита (песочноровская и иеневская археологические культуры).

Культура ямочно-гребенчатой керамики Левобережной Украины была выделена и описана В. И. Неприной [Неприна В. И., 1976, 1985]. Хотя она также относится к группе культур с ямочно-гребенчатым орнаментом, но в то же время обладает заметным своеобразием. Самым главным отличительным признаком служит орнаментация керамики. Слабопрофилированные круглодонные яйцевидные сосуды украшались расположенными рядами или в шахматном порядке ямками, имеющими круглую или овальную форму. Гребенчатый штамп нанесен лентами или рядами между зонами ямок. Стенки сосудов тонкие, в качестве отощителя* в тесто добавлен мелкий песок. Отдельные сосуды украшались по венчику «жемчужинами» — круглыми выпуклостями, изготовленными при помощи тычка палочкой по внутренней поверхности сосуда. Ямки могли быть различного типа, но ни на одном сосуде никогда не наблюдалось сочетания круглого (овального) и ромбического штампа. Никогда не использовался в орнаменте и «льяловский» белемнитный штамп, нанесенный «чертовым пальцем».

Рис. 83.
Неолитические орудия и керамика:
1 — стоянка Шмырево. Обоянский район;
2 — карьер «Пойма», Курский район;
3 — с. Лю шинка, Льговский район.

Для раннего этапа развития этой культуры характерно чередование рядов ямок и оттисков гребенчатого штампа, в более поздних сосудах орнамент равномерно или фигурными зонами (фестонами и пр.) покрывает сосуд. На финальном этапе появляются упомянутые, выше «жемчужины» и оттиск веревочкой. Изнутри поверхность сосудов среднего и позднего этапов развития также заглаживалась гребенчатым штампом. Каменный инвентарь ранних этапов, по Данным В. И. Неприной, имеет «мезолитический» (финальнопалеолитический, следуя концепции авторов) облик, сближающий ямочно-гребенчатую керамику Левобережной Украины с финальнопалеолитическими поселениями типа Кудлаевка (трапеции, траншевидные топоры, острия с обрубленным краем типа Ставинога-Кудлаевка) Подесенья. Для всего периода бытования культуры характерны скребки и ножи на пластинах, резцы, рубящие орудия с двусторонними сколами и, иногда, подшлифовкой. Наконечники стрел имеют подтреугольные очертания с прямым или вогнутым основанием. Часть изделий изготавливалась из кварцита, хотя кремень в качестве сырья преобладает. При раскопках поселений встречаются и изделия из кости — гарпуны, наконечники стрел.

По мнению В. И. Неприной, культура ямочно-требенчатой керамики Левобережной Украины местного, автохтонного, происхождения. Напротив, В. В. Сидоров считает, что она возникла после 3000 г. до н.э. в результате переселения на юг части льяловских племен и изменения, под влиянием носителей Полесской неолитической культуры, традиций пришельцев, о чем, в частности, свидетельствует и появление «жемчужин» под венчиками сосудов на позднем этапе их развития. Дальнейшая судьба ямочно-гребенчатой культуры Левобережной Украины была трагичной. Во второй половине III тыс. до н.э. ее южные области занимают племена древнеямной* и среднеднепровской* культур. В некоторых, оставшихся за пределами их распространения, районах, племена культуры ямочно-гребенчатой керамики продолжали существовать, их наиболее поздние памятники в этом регионе известны в бассейне Сейма и Средней Десны, куда они отступили под натиском пришельцев. Дальнейшая судьба носителей ямочно-гребенчатой культуры пока остается неизвестной. Сходная ситуация сложилась и с деснинской ромбоямочной культурой. Как считают, и весьма обоснованно, А. С, Смирнов и В. В. Сидоров, под давлением пришельцев в конце неолита племя покинуло обжитые места и переселилось в Карелию, где археологи обнаружили область распространения явно не местной культуры с ромбоямочным орнаментом на стенках сосудов, чье появление в этих местах датируется как раз концом неолитической эпохи.

Рис. 84.
Керамика стоянки Золотухино.

На территории Курской области представлены все три вышеперечисленные поздненеолитические культуры, однако особенности их взаимодействия — предмет будущих исследований. На востоке же современной Курской области в течении всего развитого неолита продолжали жить племена среднедонской культуры с накольчатой и накольчато-гребенчатой керамикой, к традициям которой могли примешиваться мотивы рязано-долговской культуры из группы культур ямочно-гребенчатой керамики [Синюк А. Т., 1986].

О группе культур ямочно-гребенчатой керамики, на основании анализа распространения топонимов и гидронимов, с большой степенью достоверности можно утверждать, что ее носители, будь то льяловская, или деснинская культуры, относятся к большой группе финно-угорских,этносов [Телегин Д. Я., 1989], потомками которых являются такие современные народы, как мадьяры, ханты, манси, карелы, вепсы, эстонцы, саамы, мордовцы, марийцы, удмурты, финны и -коми.

Финальный неолит (в южных районах России и на Украине часто именуется энеолитом*) для Курского края ознаменован развитием сухого климата, из-за чего начинается продвижение на север отдельных групп южных земледельческо-скотоводческих племен. Следы этого продвижения — влияние на самые поздние неолитические традиции таких археологических культур, как южнодонская, трипольская и др. Для территории Посеймья этот период практически неизучен. На Десне, к бассейну которой собственно и относится Посеймье, в финальном палеолите получают распространение памятники боровичского типа.

Рис. 85.
Кремневые изделия стоянки Глушково. Курчатовский район.

Проникновение сюда южных групп не оказало влияния на местное население, так как в чуждой экологической среде им было трудно воздействовать на автохтонные лесные племена. Боровичские же памятники формируются преимущественно на местной основе, чересполосно сосуществуя с пережиточными группами деснинской неолитической культуры. Первые памятники типа Боровичи были открыты профессором М. В. Воеводским (Боровичи, мыс Очкинский), исследовались И. Г. Розенфельдг, В. М. Заверняевым. Особенности керамики боровичского типа, — тесто с примесью дресвы, органики, кровавика, песка; сосуды кругло- и плоскодонные, с «эсовидным» профилем и орнаментом, нанесенным в верхней части сосуда гребенчатым штампом в виде орнаментальных зон — зигзагов, меандров, полос, «уточек». Корни этих памятников, видимо, следует искать не к югу, а к северу, все в той же лесной зоне, например, среди древностей так называемого волосовского круга (бассейн Оки, Верхняя Волга) [Смирнов А. С., 1991].

В начале II тыс. до н.э. пережиточно-неолитическое и энеолитическое население центра Русской равнины частично вытесняется, частично поглощается пришлыми племенами земледельцев и скотоводов, имеющих более высокий уровень развития, обладающих более эффективным вооружением и владеющих секретом изготовления изделий из меди и бронзы. С их появлением каменный век - самый древний и самый длинный период в истории человечества завершился.

В заключение этой главы можно сказать, что, несмотря на то, что неолитическая эпоха исследована в Курском крае пока достаточно слабо, мы уже имеем информацию о том, какие племена обитали на его территории, чем они занимались. Это были охотники и рыболовы, хорошо владевшие техникой обработки кости, камня, изготовления богато орнаментированой керамики. В неолите Курский край был так называемой «контактной зоной» нескольких неолитических культур, и одно это должно привлечь внимание местных археологов к проблемам новокаменного века верхнего Посеймья и Попселья.

Рис. 86.
Каменные орудия стоянки Курочкино-3. Беловский район.

СОДЕРЖАНИЕ

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
30.05.2016 г.
Форум по статьям на сайте

См. еще:

"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 т.

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову