Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

"Измененная и дополненная редакция 2009 года."

автор: Ю.В. ОЗЕРОВ

Г л а в а I.

CОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КУПЕЧЕСТВА Г. КУРСКА

§1. Численность купеческого сословия

Прежде чем рассматривать основной вопрос данного параграфа, следует, выявить положение и статус самого купечества, его права и обязанности, разобраться в термине “купец”. Образование всего этого не было одновременным явлением, а выразилось в определенном развитии и эволюции.

Манифестом 17 марта 1775 года впервые российское купечество было разделено на привилегированное гильдейское купечество (из трех гильдий) и мещанство. Единственным основанием такого разделения “был принят размер капитала: имеющие капитала не свыше 500 руб. были отнесены к мещанам, а те, чей капитал превышал указанную норму, были отнесены к купцам”.

В 1775 году было установлено, что вступление в гильдию зависело от размера капитала, которым владел предприниматель. К третьей гильдии причислялись купцы, имевшие капитал от 500 до 1000 рублей. К второй гильдии причислялись купцы с капиталом от 1000 до 10000 рублей. Купцы первой гильдии должны были иметь капитал от 10000 рублей и более. Гильдейское купечество было освобождено от уплаты подушной подати, которая была заменена для нее однопроцентным сбором с объявляемого капитала (в ХIХ веке сбор составил 4%). В 1776 году гильдейское купечество было освобождено от рекрутской повинности, замененной денежным взносом в 360 рублей (с 1783 года взнос составил 500 рублей).

Определение прав, обязанностей купечества (вместе с несколько измененными нормами капиталов) нашло свое отражение в Жалованной грамоте городам 1785 года. Основанием для “принадлежности к разряду гильдейского купечества служило объявление капитала соответствующего размера”. В статье 92 “Городового положения” говорилось: “Дозволяется всякому, какого бы кто ни был пола, или лет, или рода, или поколения, или семьи, или состояния, или торга, или рукоделия, или ремесла, кто за собою объявит капитал выше тысячи рублей до пятидесяти тысяч рублей, записаться в гильдии”. Для записи в третью гильдию требовалось объявить капитал от 1000 рублей до 5000, для записи во вторую гильдию необходимо было объявить капитал от 5000 до 10000 рублей, а для включения в 1-ю гильдию объявленный капитал должен был составлять от 10000 до 50000 рублей. Крупные купцы (с капиталом более 50000 рублей), банкиры (с капиталом от 100 до 200 тысяч руб.) и некоторые другие горожане были выделены в разряд “именитых граждан”, имевших право на внешнюю торговлю, на заведение фабрик и заводов, на возможность иметь сады, загородные дворы, быть освобожденными от телесных наказаний, иметь морские и речные суда и т.п. Купцам 1-ой гильдии разрешалось производить оптовую и розничную внутреннюю и внешнюю торговлю, иметь морские суда. Купцам 2-ой гильдии разрешалось вести внутреннюю оптовую и розничную торговлю, иметь речные суда. Купцам первых 2-х гильдий разрешалось иметь фабрики, заводы, быть свободными от телесных наказаний. Купцам же 3-й гильдии позволялось производить мелочный торг по городу и уезду, иметь станы, малые речные суда, содержать трактиры, герберги, торговые бани, постоялые дворы, производить рукоделия. Срок записи в гильдии и платеж с капитала производился с 1 декабря по 1 января. Объявление капитала по 97 статье оставалось “на показании по совести каждого” и утайка его не преследовалась.

В первой половине ХIХ века издан был ряд законов, которые уточняли и дополняли прежние права, обязанности купцов, их статус. Изданное 14 ноября 1824 года “Дополнительное постановление об устройстве гильдий и о торговле прочих состояний” разрешало купцам 1-й гильдии вести внутреннюю и внешнюю оптовую торговлю российскими и иностранными товарами, иметь собственные корабли, магазины, фабрики, заводы (кроме винокуренных), банкирские дома, страховые конторы и т.п. Также они могли входить в казенные подряды и откупа, заключать частные контракты и “маклерские условия” на всякую сумму. Розничная торговля разрешалась купцам этой гильдии лишь в тех городах где они были записаны, но если они имели желание вести данную торговлю в других городах, то обязаны были взять “особое свидетельство по окладу того города купца 3-ей гильдии”(§1 и 2). Кроме того, “первостатейные” купцы могли иметь звание банкира, коммерции советника, они и их дети могли поступать на гражданскую службу, равно как и дети личных, дворян (ст. 556), но все это возможно было после 12-летнего пребывания в 1-й гильдии “с ряду”. Также купцы данной гильдии обязаны были принимать на себя должности: городского головы, заседателей палат, совеcтных судов, приказов общественного призрения, депутатов торговли, директоров банков и их контор, церковных старост (§ 30). От иных должностей они могли отказаться.

Купцам 2-ой гильдии “Дополнительное постановление…” 1824 года предоставляло право ведения оптовой и розничной торговли, равно как и купцам 1-ой гильдии, но устанавливались ограничения на торговые обороты, объемы продаж, суммы сделок и пр. Также им разрешалось иметь страховые конторы, банкирские дома, позволялось содержать гостиницы и т.п. заведения (§5,6). Кроме того, купцы данной гильдии не могли, равно как и купцы 3-ей гильдии, быть на гражданской службе, но обязаны были принимать на себя должности: бургомистров, ратманов, членов судоходных расправ и т.п.

Купцы 3-ей гильдии могли заниматься розничной торговлей в городе (где были записаны) и уезде всякими отечественными и иностранными (купленными от российских купцов первых двух гильдий и от крестьян, торгующих по свидетельствам первых 2-х родов) товарами. Они могли иметь собственные суда для внутреннего сообщения, содержать в городе и уезде (где были записаны) трактиры, ренсковые погреба, торговые бани, постоялые дворы, питейные дома, различные “фабрики и заводы” и т.п. небольшие домашние заведения (§7). При таких заведениях купцы 3-ей гильдии могли иметь не более 32 работников. Также купцы данной гильдии могли вступать в контрактные отношения на сумму не превышающую 20000 рублей. Важной для купцов была возможность записи в нескольких городах. В §13 об этом так говорится: “Купцам 3 гильдии не возбраняется записываться и в нескольких городах, но не иначе, как со взятием из сих городов особенного свидетельства купца 3 гильдии и с исправлением городских и земских повинностей по каждому, отправление же городских служб в таком случае будет лежать на них только по тому городу, где они имеют постоянное жительство”. Купцы 3-ей гильдии должны были принимать на себя должности городских старост, членов шестигласной думы и т.п.

Теперь, рассмотрев торговые и личные права и обязанности купечества, остановимся на самом термине, понятии “купец” в законодательстве. Это важно, для выявления составляющих, которые приводят к образованию того социального слоя, который мы называем “купечество”. Итак, для определения, кого же следует называть “купцом”, обратимся к §48 “Дополнительного постановления об устройстве гильдий и о торговле прочих состояний” 1824 года. Там сказано: “Только одно то лицо из купеческого семейства, на имя коего выдано свидетельство на торговлю или промысел, приемлет название купца, и пользуется присвоенными гильдии торговыми правами и личными преимуществами”, и далее продолжение: “Все прочия, к семейству по вышеозначенному правилу принадлежащия лица, именуются купеческими детьми, братьями, внуками и проч. и, не имея сами по себе отдельного права торговли, пользуются однако же, яко члены семейства, теми же Гражданскими правами, которые принадлежат и главе онаго”. Из 507 статьи Свода законов о состояниях 1842 года следует, что купеческие дети при жизни их отца пользуются его “званием”, но до тех только пор пока они сами не выделены из семейства и пока отец платит гильдейскую подать. Для того, чтобы закончить смысл последнего предложения о статусе остальных членов семейства процитируем §50 “Дополнительного постановления”: “Купеческий сын или внук и вообще Член купеческого семейства, может действовать по доверенности отца или начальника семейства только на праве прикащика на счет общаго капитала с отдачею отчета”. Статья 506 Свода законов о состояниях сообщает о положении жены купца: “Как мещанин, так и купец, сообщают состояние своей жене, буде она происхождения низшаго, но жена купца пользуется сим званием до тех только пор, пока муж ея сам состоит в гильдии”. Это значит, что после смерти начальника семейства (мужа) жена, если она была, к примеру, из мещан возвращается в мещанское сословие.

Возвращаясь к понятию “купец”, мы можем выделить ряд признаков, составляющих выше приведенную формулировку данного термина. Итак, из §48 видно, что “купец” – это: 1) член купеческого семейства, а следовательно, и купеческого общества; 2) лицо, владеющее торговым свидетельством; 3) лицо, числящееся в гильдии; 4) лицо, обладающее и реализующее свои права и преимущества.

Остановимся теперь, на наиболее важных этих признаках. Ими являются первые три составляющие. Из §36 и 37 “Дополнительного постановления…” видно, что купец должен был платить кроме городских и земских повинностей, еще и подать за право торговли. Само это право (как явствует из статьи 617 Свода законов о состояниях 1842 г.) приобретается записью в гильдию со взятием торгового свидетельства (3-ий и 2-ой признаки определения купца). Из третьей главы ”Дополнительного постановления…” видно, что размер подати за право торговли определяется в зависимости от размера капитала и, соответственно, от принадлежности к какой-либо гильдии. Для купцов 3-ей гильдии размер капитала должен был составлять от 8000 до 20000 руб., для купцов 2-й гильдии от 20000 до 50000 руб. и для купцов 1-й гильдии от 50000 руб. и выше. Цена торгового свидетельства для 3-ей гильдии составляла 220 руб., для 2-й гильдии – 880 руб., для 1-й гильдии - 2200 руб. (§37). Для получения свидетельства на торговлю или промысел купцам необходимо было предоставить в уездное казначейство удостоверение от городской думы или ратуши о заплате городских и земских повинностей, с указанием в какую гильдию записаны предъявители (§164). При отсутствии законных препятствий, уездное казначейство (того уезда, где был записан купец) выдавало торговое свидетельство со взысканием положенной за каждое свидетельство пошлины (§166). Таким образом, видно, что запись в гильдию не означала одновременного получения торгового свидетельства. Это дает нам право утверждать отдельность этих 2-х признаков друг от друга. Выдача свидетельств проходила в период с 1 ноября по 1 января ежегодно (§170), а срок действия их оканчивался к 1 января следующего года (§175). Купца, не взявшего к 1 января торгового свидетельства, записывали в посадские и об этом публиковали в газетах (§192). Но следующий параграф (193-й) вновь бывшему купцу позволял вернуться в свое сословие: “Купцу, который за необъявление в положенный законами срок, желания записаться в которую либо гильдию, по прекращении торговли, выписан в мещане, дозволяется в течении года вновь таковое желание; и, заплатив городские и земские повинности за весь год, явиться в Казначейство для получения свидетельства на торговлю, с заплатою полной годовой пошлины, и еще четвертой части оной. Сие же относится и к мещанам, желающим получить в течении года свидетельства на торговлю или промысел, или записаться в гильдию”. О переходе мещан в купечество также говорит и 585 статья Свода законов о состояниях, где указывается, что переход мещан в купечество совершается по предварительному увольнению от их общества и по объявлению гильдейского капитала, с платежом изложенных в Торговом уставе повинностей. Отсюда видно, что купечество не было столь устойчивой и “кастовой” социальной группой, нежели чем дворянство. Примечательно, что бывшему купцу для записи в гильдию надо было объявить “ желание записаться”, а мещанину – “гильдейский капитал”.

Говоря о социальных перемещениях купечества, следует сказать, что при определенных обстоятельствах купцы могли укрепить свое положение и статус. Достигалось это, как правило, при переходе в более привилегированное сословие – потомственных почетных граждан.

Скажем еще и несколько слов о правах иногородних купцов. Закон требовал, чтобы иногородние купцы первых 2-х гильдий, служащие, занимающиеся торговлей в каком-либо городе, имеющие там постоянное жительство и промысел, должны были быть записаны в том городе в “гости” или купцы и нести все “личныя службы и повинности наравне с местным купечеством” (§57). Купцы же 3-ей гильдии, записанные в городах, должны были платить все городские повинности, взяв и особое свидетельство по роду своего торга, наравне с местным купечеством, “хоть если б и не имели недвижимой собственности ” (§58) .

Таким образом, подводя итог всему вышеобозначенному, можно сказать, что в середине ХIХ века термин “купец” обозначал являющееся членом купеческого общества лицо, записанное в гильдию, наделявшей его, при взятии им свидетельства на торговлю или промысел, особыми экономическими правами, а также личными “преимуществами”.

Теперь же, перейдем к рассмотрению численности курского купечества. На основе ряда архивных и печатных материалов, нами составлены таблицы 1 и 2, показывающие изменения в численности курского купечества в разные годы середины ХIХ века. Ввиду того, что таблица 1 содержит сведения из разных источников, порой и несколько противоречивых, нами решено было отделить пунктиром не согласованные численные результаты (которые дают источники за какой-либо один год) в графах таблицы, выступающие либо как дополнение, либо как другой вариант сведений. Таблица 1 содержит данные о численности непосредственно самих купцов, а также об их численности вместе с женами, детьми и пр. членами их семейств, т.е. купеческого населения (их численные результаты приведены в скобках). Поясним характер источников за некоторые представленные годы в таблице 1. Сведения за 1847 и 1852 гг. представляют собой информацию, почерпнутую из “Алфавитных книг учета купцов” за эти же годы. В этом источнике некоторая информация являет собой сведения за ряд предшествующих лет (об этом мы говорим во введении) и здесь нет точного указания о количестве взятых купцами торговых свидетельств. Купцы здесь перечисляются в одной соответствующей графе, вместе с братьями и некоторыми другими членами своих семейств, которые также могли приобретать торговые свидетельства. Кроме того, здесь числятся почетные граждане и иногородние купцы, вписавшиеся в гильдии. Поэтому в данном случае более уместнее понимать приводимые цифры, как количество купцов-предпринимателей, ведущих торговую деятельность. В скобках приведена их численность вместе с их женами, детьми и пр. членами семейств. В графе за 1852 г. приводится и численность купеческого населения, взятая из “Статистических таблиц о состоянии городов …” за 1852 г. Эти сведения дают более окончательную цифру количества купеческого населения по данному году. В графе за 1858 год представлены сведения о численности купцов из “Переменной книги” за этот год и купеческого населения из “Трудов” местного губстаткомитета, изданных в 1863 г. В графе за 1859 г. численность купцов представлена на основе “Переменной книги” того года, а общая численность купцов и купеческого населения из “Памятной книжки Курской губернии на 1860 год”. В графе за 1861 год численность купцов приведена из “Переменной книги” того же года, а общая численность купцов и их родных из “Трудов” Курского губстаткомитета, причем численность купцов выявлена нами на основе указания количества, объявленных капиталов на 1862 г. Однако в это число не входят 18 иногородних и 4 иностранных купца 3-ей гильдии (также объявивших свой капитал), так как данный источник не дает возможности однозначно утверждать, что они, как и другие купцы, целиком входят в число купцов и их членов семейств, которое приводится ниже (в скобках) и взято из тех же “Трудов” за 1863 г. Заметим также, что данные, представленные в “Переменных книгах” за 1858 – 61 гг. и нашедшие отражение в таблице 1 содержат численность не только собственно купцов, но и почетных граждан, также записавшихся в гильдии.

Из таблицы 1 видно, что по своему составу гильдии весьма разнились между собой. Удельный вес купцов 3-ей гильдии был подавляющим в купечестве: колебался от 92,1% (в 1857 г.) до 96,61% (в 1862 г.). Максимум удельного веса численности 2-й гильдии пришелся на 1859 год (составил 7% от всех купцов). Но к 1862 г. понизился и составил минимум для середины ХIХ века – 3,38%. Удельный вес купцов 1-й гильдии был самый низкий. Максимум пришелся на 1854 г.- составил 1,18%. Некоторые годы в ней никто и не пребывал. Численность пребывавших в ней купцов в середине ХIХ века не превышала более 2-х человек, а время пребывания не отмечалось особой продолжительностью. “Первостатейными” купцами в конце 1840-х – начале 60-х гг. были курские купцы: А. А. и И. А. Гостевы, В. Т. Тихонов, И. И. Коробков. Что касается численности купеческого населения 1-ой гильдии, то она все в том же 1854 г. достигла своей высшей отметки – 1,87%. В последующие годы удельный вес ее падал пока в конце 1850-х гг. в ней никто не остался.

Можно предположить, что “расцвет” для 1-ой гильдии пришелся более всего на 1-ю половину ХIХ века. Купцы 1-й гильдии вынуждены были перейти в конце 1850-х годов во 2-ю гильдию. Возможно, из-за возраста, возможно, из-за проблематичности для себя исполнять крупные функции в городском самоуправлении, что положительно не могло сказаться на бизнесе, и отвлекало их.

Динамика изменений численности курского купечества
середины ХIХ в.
Таблица 1.
Год1-ая гильдия 2-ая гильдия 3-ая гильдия Всего
Абсолютн.
показатель
%Абсолютн.
показатель
%Абсолютн.
показатель
%Абсолютн.
показатель
%
1847 2
/10/
0,78
0,64
14
/108/
5,5
6,9
239
/1447/
93,7
92,46
255
/1565/
100
100
1852 --14
/100/
/52/
6,76
7,7
4,11
193
/1199/
/1212/
93,24
92,3
95,89
207
/1299/
/1264/
100
100
100
1854 2
/22/
1,18
1,87
10
/60/
5,88
5,09
158
/1097/
92,9
93,04
170
/1179/
100
100
1857 2 1,05 13 6,84 175 92,1 190 100
1858 1
/2/
0,5
0,16
14
/83/
6,97
6,71
186
/1151/
92,54
93,12
201
/1236/
100
100
1859 - - 14 7 186 93 200
/1096/
100
100
1860 - - 12 5,85 193 94,15 205 100
1861 1 0,49 10 4,93 192 94,58 203
/1212/
100
100
1862 - - 7
/30/
3,38
2,68
200
/1090/
96,61
97,32
207
/1120/
100
100

Что касается последних двух гильдий, то из таблицы 1 можно видеть, что поначалу, до 1852 г., 2-я гильдия медленно укреплялась в купечестве, удельный вес ее повышался, хотя численность оставалась прежней. Но к 1854 г. в ее численности и удельном весе произошло некоторое снижение, а затем вновь подъем, до 1859 г. Численность ее достигла первоначальной отметки – 14 человек. Однако с 1859 и до 1862 года явно наметилась тенденция к снижению. Положение 3-ей гильдии было иное. С 1847 г. и вплоть до 1857 г. ее удельный вес несколько ослабевал, но оставался высоким. Однако с 1857 г. наметился подъем в ее численности, а в 1860-е гг. твердый рост. Подобную же картину можно видеть и в изменении купеческого населения. Во 2-й гильдии, несмотря на относительную устойчивость купцов-начальников семейств, удельный уровень купеческого населения снизился с 1847 г. по 1854 г. и составил, соответственно, с 6,9% только 5,09%. В 3-ей гильдии за тот же срок купеческое население увеличилось с 92,46 до 93,04%.

К 1858 г. обе гильдии несколько увеличили свои показатели, но к 1862 г. купеческое население 3-ей гильдии увеличилось еще до 97,32%. Что касается соотношения численности начальников семейств-купцов и купеческого населения (членов их семейств), то об этом можно судить из таблицы 2, максимально достоверно отображающей рассматриваемый вопрос.

Из таблицы 2 видно что, несмотря на снижение численности купцов и купеческого населения, удельный вес последнего несколько возрастал (с 83,7% в 1847 г. до 85,58% в 1854). Подобное увеличение было, видимо, связано со структурой самого купеческого семейства, начальником которого, вплоть до своей смерти, был самый старший предприниматель. После его смерти на эту роль могла заступить его жена.

Соотношение численности купцов и купеческого населения
Таблица 2.
ГодКупцыКупеч. населениеВсего
абс.%абс.%Абс.%
184725516,29131083,71565100
185220715,94109284,061299100
185417014,42100985,581179100

К тому времени их сыновья, случалось, уже могли иметь и внуков. Кроме того, в семейство входили сестры (не будучи замужем), иногда и племянники и др. Уменьшение численности купцов и увеличение численности семейств может говорить о начавшемся процессе смены поколений в курском купечестве в середине ХIХ века.

Таким образом, подводя итоги о динамике численности курского купечества, мы можем сделать ряд выводов. В середине ХIХ века курское купечество было в своей подавляющей части третьегильдейским. К середине 1850-х годов численность купечества неуклонно снижалось. Более всего подвижным в этом плане было купечество 3-ей гильдии. Купечество 2-й гильдии оставалось в более устойчивом положении. Вероятнее всего, это достигалось путем получения потомственного почетного гражданства. Также, сюда в гильдию, стекались разбогатевшие купцы 3-ей гильдии, а также и не удержавшиеся купцы 1-й гильдии, на которых тяжким бременем ложилось городское самоуправление. Вместе с тем удельный вес купечества 2-й гильдии сокращался. На наш взгляд, он просто, по большей части, размывался в увеличивающемся количестве купцов 3-ей гильдии. Нам представляется, что их снижение (в 1847–1854 гг.) объясняется той конкуренцией в торговле, которую оказывало мещанство и крестьянство. По своей социальной численности мещан и крестьян было достаточно много, учитывая специфику Курской губернии. К тому же, с развитием капиталистического уклада в экономике возросли и экономические притязания этих слоев. С каждым годом ширился курский рынок. Поэтому многие купцы 3-ей гильдии (выходцы, подчас, сами из мещанства и других непривилегированных слоев), не имея большого и серьезного опыта в новом качестве в бизнесе, возвращались часто в прежние сословия. Кроме того, были и разорившиеся купцы, происходила естественная смертность, вследствие чего жены из низших сословий с детьми могли уже и не состоять в гильдии. Но с 1857 года, как видно из таблицы 1, идет подъем в численности купечества и первую скрипку здесь играет третьегильдейское купечество. Но темпы его подъема медленнее, нежели его предыдущее снижение. Постепенно 3-я гильдия насыщается в основном мещанами, которые к тому времени достаточно разбогатев, и имея солидный опыт на курском рынке, желают увеличить свой социальный статус, испытать себя в новом качестве. Но невысокие темпы этих стремлений позволяют говорить, что к 1860-м годам шло медленное насыщение и заполнение, освободившейся части социальной ниши в купечестве. Оно приближалось к точке равновесия между “мещанами в гильдии” и “мещанами вне гильдии”. Однако, тем не менее, численность купечества, как показывают конечные результаты таблицы 1, находилась в общей тенденции снижения.

Для выявления процессов социальной мобильности нами были использованы, в своей основе, т.н. “Переменные книги купцов” за 1858–1861 гг. Для отображения процессов социальной мобильности в первых двух гильдиях составим таблицу 3 с показанием числа прибывших и выбывших из гильдий. Отметим, что в работе с данным источником мы можем видеть не только количественные изменения, но и видеть происхождение новых членов, прибывших в купечество, а также выявить те социальные слои, куда уходили бывшие купцы. Здесь, и далее, мы анализируем не только, собственно, купцов, но и почетных граждан, записанных в гильдии.

Социальные перемещения курских купцов 1-й и 2-й гильдий
Таблица 3.
Год1-ая гильдия2-ая гильдия
ПрибылоВышлоПрибылоВышло
1858 1 2 4 3
1859 ---- 1 ---- ----
1860 ----- ----- ---- 2
1861 1 ---- 3 5

Из таблицы 3 видно, что численность купцов 1-ой гильдии постепенно снижалась. В 1857 г. в ней числилось 2 человека: И.А. Гостев, почетный гражданин, и В.Т. Тихонов. В 1858 г. в 1-ю гильдию вступил купец 2-ой гильдии И.И. Коробков, однако в том же году купцы И. Гостев и В. Тихонов перешли во 2-ю гильдию. Но пребывание И. Коробкова в гильдии было недолгим: в следующем году он был исключен из нее, как сказано в источнике, “действием 10 ревизии”. К 1860 г. 1-я гильдия стала абсолютно вакантной. И лишь в 1861 г. в эту гильдию вновь был записан И. И. Коробков из 2-ой гильдии.

Таким образом, можно видеть, что 1-я гильдия в середине ХIХ века не отличалась особой устойчивостью. К слову, вспомнить, даже числящиеся в 1847 г. в данной гильдии купцы И.А. и А.А. Гостевы, в 1852 г. оказались во 2-ой гильдии. Возможно, столь недолгое пребывание в гильдии можно объяснить теми обязанностями в сфере городского самоуправления, которые на них по закону возлагались. Подобное отвлечение от торговых дел отрицательно сказывалось на их бизнесе и поэтому купцы переходили во 2-ю гильдию, где работы могло быть несколько меньше. Кроме того, возможно, такое колебание между двумя гильдиями было связано и с тем, что побыв некоторое время в одной из них (1-ой) и проведя максимум торговой работы с зарубежными партнерами, закупив необходимое количество товаров, они могли в следующем сезоне уже сконцентрироваться на внутренней торговле. Взяв свидетельство купца 2-ой гильдии, они могли сэкономить, таким образом, на сумме пошлины, которую платили за право торговли.

Во 2-ю гильдию в 1858 г. прибыли: В.Т. Тихонов с выделившемся из семейного капитала своим внуком Ф.И. Тихоновым, ставшим купцом, И.А. Гостев (перешел в почетное гражданство 2-ой гильдии) и купец 3-ей гильдии И.Г. Лавров. Убыли в 1858 г. из 2-й гильдии: И.И. Коробков (стал купцом 1-ой гильдии), Р.К. Иванов (перешел в 3-ю гильдию) и почетный гражданин Н.А. Гладков (исключен по необъявлении капитала в число неокладных). За 1859 г. в гильдии не происходило изменений (численность – 14 человек). В 1860 г. из 2-ой гильдии убыло в мещанство 2 человека – М.А. Тетерюков (ему за 55 лет) и внук В.Т. Тихонова – М.И. Тихонов (около 25 лет). Причина – за необъявление капиталов. Однако в этом же году 2 купца 2-ой гильдии – В.Т. и Ф.И. Тихоновы перешли в почетное гражданство данной гильдии. В 1861 г. во 2-ю гильдию прибыло 2 мещанина (один из них тимский) и еще один человек, объявивший свой капитал после смерти начальника семейства. Однако в тот же год гильдию покинуло 5 человек: один купец умер (отец вышеупомянутого лица, объявившего капитал), другой купец (И.И. Коробков) перешел в 1-ю гильдию, третий купец перешел в 3-ю гильдию, а четвертый, по необъявлении капитала, зачислен в мещанство. Весьма интересен пятый человек, покинувший гильдию – почетный гражданин П.П. Гладков. Он перешел в 1861 г. в московское второгильдейское купечество (яркий пример горизонтальной мобильности).

Таким образом, можно видеть, что 2-я гильдия как бы теряет свою замкнутость, теряет ореол сословной группы “потомственных и именитых”. В 1860-е гг. туда начинает проникать и мещанство. Однако продолжительность пребывания здесь бывших представителей низших сословий, равно как и их сама численность в гильдии, невелика. Одной из частых причин выхода из гильдии было необъявление капитала. Видно, также, на примере купцов В.Т. и Ф.И. Тихоновых, желание обрести особо привилегированное потомственное почетное гражданство, укрепив, тем самым, свой социальный статус. На примере купца П.П. Гладкова видно желание ряда купцов укрепиться в своем социальном статусе в общероссийском масштабе, стремление интегрироваться с более крупными предпринимательскими слоями.

Для рассмотрения социальной мобильности курского купечества 3-ей гильдии представим 2 таблицы (4 и 5), показывающие:
1) сословное происхождение, прибывших в третьегильдейское купечество;
2) куда поступили, убывшие из гильдии ее бывшие члены.

Сословное происхождение и число прибывших в 3-ю гильдию
Таблица 4.
ГодКупечествоМещанствоПрочиеВсего
абс.%абс.%абс.%абс.%
1858 13 41,93 16 51,61 2 6,45 31 100
1859 5 31,25 9 56,25 2 12,5 16 100
1860 8 38,09 12 57,14 1 4,76 21 100
1861 9 37,5 14 58,33 1 4,17 24 100

Из таблицы 4 видно, что в 3-ю гильдию уверенно и активно проникают мещане. Их удельный вес постоянно растет, несмотря на численное снижение в 1858–1859 гг. Численность прибывших из купечества с 1858 по 1859 гг., равно как и их удельный вес, падает. Лишь после начинается медленный подъем, но удельный вес их в сравнении с мещанами снижается. Важной особенностью проникновения в 3-ю гильдию является интеграция в курское купечество представителей данного сословия не только из Курского уезда, но и с других городов. Так, в курское купечество в 1858 г. прибыли два купца – тимский и орловский, в следующем году – 2 фатежских и 1 тимский. В 1860 г. в курское купечество вошли фатежский и орловский купцы, а на следующий год - фатежский и харьковский. Все это говорит об устойчивой горизонтальной мобильности купечества данной гильдии. Одной из частых причин записи в 3-ю гильдию являлось “объявление капитала после смерти начальника семейства”. Дабы остаться и далее в гильдии, либо жена (ставшая вдовой), либо старший сын, объявлял капитал для записи в гильдию. В 1858 г. таких случаев нами зафиксировано 5, а 1861 г. – 3. Говоря о прибывших мещанах в гильдию, то следует сказать, что по большей части это были курские мещане. Изредка (1 или 2 раза в год) поступали мещане из уездных городов Фатежа, Щигров. В 1859 г. в 3-ю гильдию прибыл мещанин Калужской губернии А.С. Ганьшин.

В графе “прочие” таблицы 4 числятся те, чье происхождение выявить не удалось и те, чей удельный вес в гильдии был минимален. Наиболее интересными представляются здесь следующие лица: “отпущенный” В. Суковкин (1858 г.) и прибывший “из рабочих людей г. Щигров” И.С. Филатов. Но такие подобные случаи, как видим, были единичные. Тем не менее, они отражают ту реальную обстановку, когда в сферу бизнеса вовлекались лица самых разных социальных слоев. Все это говорит о широкой вовлеченности в торговую сферу населения Курского края.

Для более полного рассмотрения социальных перемещений в 3-ей гильдии, составим таблицу 5, изображающую куда попадали выбывшие члены данной гильдии.

Сословные перемещения с показанием числа выбывших из курского купечества
Таблица 5.
Годкупечествомещанствосконч.прочиевсего
абс.%абс.%абс.%абс.%абс.%
1858 2 10 12 60 5 25 1 5 20 100
1859 6 37,5 10 62,5 --- --- --- --- 16 100
1860 --- --- 9 64,29 5 35,7 --- --- 14 100
1861 1 4,17 15 62,5 8 33,3 --- --- 24 100

Из таблицы 5 видно, что большая часть выбывающих из 3-ей гильдии попадала в мещанство (около 62%). Это соотношение на протяжении ряда лет, как видим, было достаточно стабильно. Несколько менее стабильным был уход из гильдии по причине смерти начальников семейств. Однако доля скончавшихся, тем не менее, была достаточно весома.

Выбывание из 3-ей гильдии в указанное нами в таблице 5, “купечество” представляло собой либо переход в более крупную гильдию, либо в купечество других городов. Так, в 1858 г. во 2-ю гильдию из 3-ей перешел И.Г. Лавров. До 1861 г. с этого времени никто во 2-ю гильдию больше не переходил.

В 1858 и 1861 гг. состоялись 2 перехода в тимское купечество. Но наибольшее количество переходов в другие города приходится на 1859 г.: состоялось 3 перехода в тимское купечество и 2 перехода – во льговское и обоянское купечество. Также имел место один переход в севастопольское купечество 1-ой гильдии (Ф.Ф. Мальцов). Таким образом, мы можем видеть, что выбывания из купечества 3-ей гильдии более всего были представлены горизонтальными перемещениями в купечество других городов. Происходило это, как правило, нерегулярно и связано было, по всей видимости, с конкретными экономическими интересами каждого купца. В то же время частое упоминание одних и тех же городов, откуда поступали и куда выбывали купцы, говорит о тесных экономических связях предпринимателей уездных городов с губернским центром.

Если мы сопоставим данные таблиц 4–5 об общем числе прибывших и убывших, то увидим, что за 1859 и 1861 гг. их количество было одинаковым, на фоне предыдущих годов медленного увеличения численности. Это лишний раз говорит о тех мощных процессах социальных перемещений, происходивших в середине ХIХ века, особенностью которых было относительно паритетное вливание и выход из 3-ей гильдии ее членов. Однако общий поток прибывавших перевешивал число покидавших 3-ю гильдию в конце 1850-х–начале 1860-х годов. Интересными представляются также данные о сословном происхождении жен купцов 3-ей гильдии, которые дает изучение “Алфавитных книг” учета купцов за 1847 и 1852 гг. Сведения об этом представлены в таблице 6. Здесь можно видеть сословное происхождение, находящихся замужем 138 купеческих жен от 194 курских купцов (без купчих) за 1847 г. и 130 купеческих жен от 167 купцов за 1852 год.

Сословное происхождение курских купеческих жен
Таблица 6.
ГодКупечествомещ-водвор-вогос.крест. Прочиевсего
Абс.%абс.%абс.%абс.%абс.%абс.%
18478561,594532,642,932,1710,72138100
18527960,774534,621,5432,310,77130100

Как видно из таблицы 6, желание жениться на “купеческих дочерях” превалировало над выбором “мещанских дочерей”. Однако численность “купеческих” жен с 1847 года к 1852 году падает, хотя и незначительно (уменьшилась на 1 %). Численность же “мещанских дочерей”, находящихся замужем за купцами постоянна. А их удельный вес растет – увеличился на 2 %. Как показывает таблица 6, в женах у купцов были и представители дворянства. В 1847 году женатыми на “дворянских дочерях” были купцы: И.П. Малыгин, С.И. Полевой, П.П. Плахой, а на “дворянке” был женат (второй раз после прежней “мещанской дочери”) купец П.М. Лавров. Но к 1852 г. многие жены дворянского происхождения овдовели и женатыми оставались, по-прежнему, лишь И. Малыгин и П. Плахой. Несколько меньше было купцов, женатых на государственных крестьянках. В 1847 г. ими были купцы: И.А. Колосов, Н.Т. Зиновьев, К.А. Ворошилин. К 1852 г. численность их осталась прежней, но вместо семейства Ворошилина, уже значится семья М.М. Лаврова. Интересно заметить, что удельный вес “государственных крестьянок” слегка возрос.

В графе “прочие” числятся: за 1847 г. – “ямщицкая дочь” (жена купца А.А. Щеблякова), а за 1852 г. – “почетная гражданка” (жена купца и почетного гражданина И.В. Гладкова).

Что касается происхождения жен купцов 2-й гильдии за 1847 г., то здесь 9 “купеческих дочерей” и одна “мещанская дочь” (у В.Т. Тихонова). У купцов М. Пашутина, А.А. и И.А Гостевых происхождение жен не указано. К 1852 г. эта картина принципиально не изменилась.

Можно также отметить и тот факт, что записанные в гильдии почетные граждане все, кроме И.В. Гладкова, женаты были на “купеческих дочерях”.

Все это лишний раз показывает тот факт, что в середине ХIХ века идут активно процессы взаимопроникновения, “взаимообогащения” с одной стороны мещанства, а с другой стороны купечества (прежде всего 3-ей гильдии). Данные процессы идут не только на городском уровне, но и не региональном. В курское купечество проникают купцы, мещане и др. не только, как представители уездных городов, но и как представители других губерний. Таким образом, курское третьегильдейское купечество насыщалось различными представителями существовавших социальных групп. Все это обусловливалось широкой вовлеченностью в торговлю населения Курского края. Однако по-прежнему удельный вес купечества в формировании своего сословия лидирует. Многие крупные купцы стремятся, обрести права и преимущества почетного гражданства, закрепить свое неустойчивое положение, ввиду происходящего плавного снижения численности их сословия. В самом купечестве происходит смена поколений и на место скончавшихся старых начальников семейств, приходят их дети. Идет плавный процесс обновления купечества за счет, активизировавшихся в торговой сфере, представителей низших сословий (главным образом, мещан), которые составляют серьезную конкуренцию купцам. Но купечество 3-ей гильдии не отличается особой стабильностью пребывания в ней своих членов. Многие, те же, мещане возвращаются в прежнее состояние. На примере 3-ей гильдии хорошо видно не только вертикальная, но и горизонтальная мобильность, которая не отличается особой односторонностью. Записываются в курские купцы представители данного сословия из многих уездных городов, таких как: Тим, Фатеж, Щигры и др. И в то же время в купечество этих городов уходят и выбывшие, многие из 3-ей гильдии купцы. Таким образом, социальная мобильность в середине ХIХ века была серьезно активизирована нарастающими темпами торгового бизнеса среди низших сословий, и прежде всего мещан. В результате попадания в купечество 3-ей гильдии “инородных” элементов, происходило медленное размывание самого “потомственного” купечества, как социальной группы. И, по этой причине, дабы сохранить купечество в рамках традиционной сословности, провести строгие рамки этой социальной группы, русское правительство и пошло в 1863 г. на упразднение 3-ей гильдии. Большая часть ее членов перекочевала, таким образом, во 2-ю гильдию.

Подводя итог данному параграфу о численности курского купечества, еще раз обозначим наши выводы.

В середине ХIХ века численность курских купцов не являлась величиной постоянной. Она изменялась в сторону общего снижения, несмотря на некоторое ее увеличение с середины 1850-х годов. Саму численность купечества в большей степени определяло количество наиболее многочисленной 3-ей гильдии. Самой незначительной по численности была 1-я гильдия, удельный вес которой не превышал 1,18% от общей численности купцов. Более устойчиво выглядела 2-я гильдия, однако и ее численность снижалась (по сравнению с 1847 г., она к 1862 г. уменьшилась в 2 раза). Аналогичная картина снижения численности прослеживается и в падении количества купеческого населения.

Так, его численность (с учетом и начальников семейств) в 3-ей гильдии уменьшилась с 1447 человек в 1847 г. до 1090 человек в 1862 г. За тот же отрезок времени и во 2-ой гильдии наблюдалось снижение – с 108 до 30 человек. Общая же численность всего купеческого населения с 1847 г. по 1862 г. снизилась с 1565 до 1120 человек.

На подобное снижение повлияло, на наш взгляд, несколько факторов. Наиболее яркий – это та конкуренция, которую оказывало мещанство (как основная и большая часть городского населения) в торговле, в условиях бурного роста экономических отношений. Развитие новых форм хозяйствования, переход на капиталистические рельсы, не могли не сказаться на развитии предпринимательской жизни региона. Многие из купцов, чувствуя конкуренцию, и осознавая невозможность ведения активного бизнеса, не могли уже позволить себе записаться в гильдию, приобрести соответствующее свидетельство и продолжить дело. А потому перечислялись они “по необъявлении капитала” в мещан. Купечество первых 2-х гильдий стремились упрочить свое положение, приобрести почетное гражданство. Так, с 1847 г. по 1852 г. количество вписавшихся во 2-ю гильдию почетных граждан увеличилось с 2 до 6 человек. Кроме того, снижалась численность купцов и ввиду естественной смерти, так как происходила смена поколений, и не всегда жена могла продолжить дело умершего мужа. Также, “свободному” пребыванию в купечестве мешал и тот объем городских обязанностей, который должны были нести купцы.

С изменениями в динамике численности купечества тесно связаны и процессы социальной мобильности. Анализ последних показывает, что в середине ХIХ века пребывание в гильдиях не отмечалось особой устойчивостью. Происходили как вертикальные, так и горизонтальные перемещения. Первый тип этих перемещений распространен был более всего. Он охватил все три гильдии.

В первую гильдию, как правило, купцы прибывали из 2-й, и туда же возвращались, после ухода из первой. Связано это, видимо, с нежеланием исполнять городские обязанности, достаточно большого объема. Именно они возлагались на плечи “первостатейных купцов”, что не могло не сказаться отрицательно на их бизнесе. Кроме того, закупив товар за границей, купец 1-ой гильдии для реализации товара внутри России, мог взять торговое свидетельство 2-ой гильдии, за которое пошлина была меньше.

Социальные перемещения во 2-й гильдии также были больше связаны в середине ХIХ века по вертикальной оси. Сюда поступали купцы 1-ой и 3-ей гильдии, а также мещане. Но здесь случалась и горизонтальная мобильность. В 1860 г. состоялось 2 перехода купцов 2-й гильдии в число “торгующих почетных граждан по 2-ой гильдии”. А в следующем году почетный гражданин П.П. Гладков перешел в московское 2-ой гильдии купечество. Здесь можно видеть стремление укрепить свой социальный статус, свое положение.

Социальные перемещения 3-ей гильдии были представлены более ярче, ввиду подавляющей ее численности в купечестве. Вертикальные перемещения представлены большей частью связями с мещанством, и не только курским. Горизонтальная мобильность представлена приходом в гильдию выходцев из купеческих семейств ряда уездных городов (Тим, Фатеж и др.), а также и из других губерний (Орловская, Харьковская).

Причинами активизации процессов социальной мобильности были: увеличение, дальнейшее развитие социально-экономических отношений в регионе, широкая вовлеченность различных слоев общества в торговые отношения, складывание более тонких экономических связей, стремление приспособиться к новым формам хозяйствования и экономической конъюнктуре, а также смена поколения предпринимателей.


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
22.07.2009 г. Cм.:Курское купечество в середине XIX века. 2001 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову