Возвращение к старым темам

автор: В.КРЮКОВ.

История показывает, что нередко старые городские проблемы вполне доживают до нашего времени. Иной раз они меняются по форме, но по сути – остаются. Вот лишь некоторые из них, к которым «ГИ» в разное время уже обращались.

Удаление с проезжей части улиц избытков дождевой воды, а в нынешней терминологии – ливневка. Когда-то на улице Московской (Ленина) и Херсонской (Дзержинского) это были неглубокие канавки вдоль тротуаров. Переходить эти канавки нужно было по специальным деревянным мосткам, бывших здесь в изобилии.

Проезжая часть мостовой обязательно имела несколько изогнутую к середине форму, то есть дождевая вода стекала в сторону тротуаров и по канавкам текла по естественному уклону в сторону Красной площади. Там канавки по периферии площади уходили в сторону ее восточной кромки, а затем (уже в подземном исполнении) – в сторону Тускари. Недавно рядом с косогором образовался провал, в котором виднеется кирпичная кладка. Скорее всего, это как раз следы старинного ливневого водосборника.

На улице Херсонской (Дзержинского) вода вдоль тротуаров уходила в Кур, который не был тогда погружен под землю, заилен и засорен. Этому способствовали регулярные весенние паводки..

Впрочем в истории нашего города были случаи, когда Кур не справлялся с избытком дождевой и талой воды и случались изрядные наводнения. Но все они были по вине самих курян. Скажем, не смогли вовремя поднять водяной затвор под Каменным мостом, и это сооружение сработало как запруда...

К слову, давно ли городские градоустроители посещали подземный Кур? Если они там все-таки бывали, то не могли не заметить, что мусор и донные отложения с каждым годом значительно увеличиваются. А кроме того, несущая арматура железобетонных перекрытий едва ли не сплошь проржавела. Если такое перекрытие рухнет, то возникнет «плотина», вода начнет катастрофически скапливаться и выйдет на поверхность. Впрочем, это отдельная тема.

Метро в Курске (правильнее сказать – подземные транспортные коммуникации) – эта тема в нашем городе уже реально рассматривалась. Предполагалось в связи со строительством нового моста через Тускарь поток автотранспорта со стороны вокзала пустить по дну распадка в автомобильный односторонний туннель, который выходил бы на поверхность западнее нынешнего хлебозавода неподалеку от Московской площади. К этой новации были привязаны и развязочные решения по улице Семеновской, которая должна была существенно повлиять на пропускную способность улицы Ленина.

Среди материалов курских газет дореволюционного периода есть и такие, где варианты подземных транспортных коммуникаций рассматривались вполне серьезно. В то время активно велись разговоры о строившемся метро в Лондоне, и в Курске (на русской почве) обсуждали строительство внутригородских тоннелей в условиях холмистого города. К тому времени в России уже имелся богатейший опыт строительства тоннелей в рамках системы железных дорог. Так почему бы и не в городе?

Однако в курской прессе сошлись на том, что реализация этих идей – это для будущих поколений, лет так через 100–150.

Надо сказать, что центральная улица изначально (в послевоенном варианте) планировалась гораздо шире нынешней. Обычных размеров тротуары с двух сторон, а остальное – проезжая часть. Получилось иначе: тротуар на четной стороне гораздо шире – за счет проезжей части. Почему? Дело в том, что под этим широким тротуаром открытым способом собирались выполнить подземный туннель для легкового автотранспорта. Что-то помешало. В итоге куряне имеют широкий тротуар, но под ним – ничего.

Стоит вспомнить и тот факт, что ни одно из эстакадных решений (когда дорога поднята в воздух) в Курске так и не воплотили. Скажем, автомобильный мост через пойму Кура от улицы Ватутина в сторону улицы Сороковой (Бойцов 9-й дивизии) даже начали строить, но возобладал-таки провинциальный прагматизм: тысячу лет жили без такой эстакады и еще проживем.

Другая задача, которую собирались решить в Курске еще в XIX веке, – это устранение тупиковых улиц. Несмотря на строгую и рациональную планировку улиц в варианте генплана 1782 года – таковые имелись. Скажем, была тупиковой улица Сергиевская (Максима Горького) – одна из важнейших в первоначальном Курске. Она тупиковая и сегодня, но в те времена тупик располагался как раз рядом с Сергиево-Казанским собором. Улицу скоро продлили, но опять уперлись в очередное препятствие – овраг-распадок вдоль улицы Мирной. И таких транспортных коммуникаций в нашем городе было несколько. Если судить по старым газетам и другим архивным материалам, уже к концу XIX века было несколько предложений, как преодолеть тот самый овраг-распадок (который в те времена имел вполне конкретное название – Дружининка). Самым популярным было строительство насыпной дамбы поперек оврага, по которой предполагалось проложить дорогу. Стоит вспомнить и вариант строительства дороги по кромке оврага со стороны нынешнего Мирного проезда. Этот же ход предлагался и гораздо позднее, уже в 2000-е годы, когда проектировали и начинали строить на левой стороне оврага жилой район. Но вместо этого по оси улицы Горького на самом краю оврага построили здание для Пенсионного фонда.

Зато удалось реализовать задумку о соединении соосных улиц Фроловской и Мясницкой в одну – Радищева. Эта идея обсуждалась в городе давно – с середины 80-х годов XIX века. Но приступить к ее осуществлению удалось лишь после того, как Курску вернули статус областного центра, а более того – по окончании войны и выделения значительных средств для его восстановления.

Еще одна курская тема, которая требует сравнительной историографии, – это забота о курских реках. Мы с вами привыкли видеть их на старинных открытках полноводными, но так было не всегда. Дело в том, что воду в Тускари и Сейме значительно поднимали плотины мельниц. Таковых в черте Курска было две: Градская и мельница Клейнмихеля. Но сезон их работы заканчивался осенью, после чего эти гидротехнические сооружения останавливали на ремонт и воду спускали. С этого момента реки значительно теряли в смысле своих полноводности и обаяния.

К слову, способствовали подъему уровня воды и плотины на Куре. В частности, водяной затвор под Каменным мостом – об этом мы писали несколько выше.

Но как только появились паровые двигатели, водяные мельницы (да и ветровые тоже) начали терять свою актуальность. Должно быть, именно тогда у курян (середина XIX века) появилось понимание, что с городскими реками надо что-то делать. Скажем, искусственно соединить протоку Кривец (в те годы еще тупиковую) с Сеймом, устроить чуть ниже небольшую плотину на главной курской реке, и тогда вода начнет пополнять Тускарь. Но скоро появились новые заботы, скажем, строительство железной дороги, и о проекте «Сейм – Тускарь» забыли. В 1920-му Кривец сам прорвался к Сейму, и главная городская река стала терять значительную часть воды. Тогда возникло предложение перегородить эту протоку плотиной неподалеку от Боевки, для того чтобы начать регулировать водный поток по вектору Тускарь – Сейм. Вскоре на берегу реки начали строить теплоэлектростанцию (ТЭС), и гидротехнические задумки снова ушли на второй план. Вспомнили о них только в 90-е годы, по сути вернувшись к замыслу XIX века. Появился проект, согласно которому предстояло перегородить русло Кривца плотиной, поднять уровень воды, чтобы ее часть пошла в главное русло Тускари. В рамках того же проекта предполагалось создать там водный стадион и зону отдыха... Но время для реализации этой задумки снова было выбрано неудачно.

Можно продолжить череду примеров, когда куряне время от времени в той или иной форме упорно возвращались к старым градоустроительным замыслам и приемам. Не всякий раз удачно, но все же довольно часто получалось, и нынешний Курск – тому прекрасный пример.


Виктор КРЮКОВ.
Опубликовано: Газета «Городские Известия» № 4363 от 20 августа 2019 г.


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
31.12.2019 г.
Улицы Курска

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову