Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

КРАЕВЕДЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯ.
Вып. V-VI. 1990 год.

автор: ДОСАЧЕВ С.И.

БОРОДАЧИ НА БАСТИОНАХ

В Севастополе, осматривая многочисленные памятники, работая в библиотеках и архивах, слушая историков и краеведов, - обязательно увидишь мемориальную плиту, прочтешь пожелтевшую от времени страницу, услышишь интереснейший рассказ, где говорится о курянах-ополченцах времен Крымской войны 1853-56 годов...

Август 1855 года, последний месяц обороны Севастополя. Около года лучшие дивизии Франции, Англии, Турции, а с января 1855-го и присоединившийся к ним Сардинии пытаются сломить волю и стойкость защитников русской крепости. Именно волю и стойкость, ибо спешно возведенные из каменистой земли сухопутные укрепления сами по себе не являются сколько-нибудь значительным препятствием для захватчиков. Часть Черноморского флота затоплена поперек входа в Большую бухту самими русскими, чтобы предотвратить прорыв армады вражеских военных судов на Севастопольский рейд. Неравенство сил все возрастает. Все увеличивается огневая мощь союзников: бомбардировка города достигла плотности огня, до той поры невиданной в истории войн. Военно-экономический потенциал крепостной России намного ниже, чем Англии и Франции. Защитникам Севастополя не хватает продовольствия, перевязочных материалов, снарядов и особенно - пороха. Наши войска несут тяжелые потери, но пока срывают все попытки противника взять город. Русский народ в серых шинелях своей кровью расплачивается за преступные ошибки и промахи царствующего дома, главнокомандующих и за страшнейшее воровство интендантов и чиновников.

И в эти труднейшие, трагические для севастопольцев дни, в начале августа, на Северную часть города стали подходить колонны бородатых, древнерусского облика воинов. На покрытых пылью фуражках - медные кресты. Развевались на ветру зеленые полотнища знамен. То были первые дружины Государственного подвижного ополчения, - Курского ополчения, пришедшие из глубины России на помощь истекающему кровью Севастополю.

- Родимые! Родимые пришли! - восклицали защитники города, приглашали ратников ополчения к кострам и угощали кашей.

Ополчения других губерний прибыли в Крым позже, орловские, калужские и тульские дружины появились там в ноябре.

Проведением набора ратников и их обеспечением ведал Курский губернский комитет государственного ополчения, созданный по манифесту об организации ополчения от 29 января (10 февраля) 1856 года и упраздненный до окончанию войны. Но дружины стали зарождаться в городах и уездах губернии еще до создания комитета. Никто не оставался в стороне от этого большого патриотического движения. Те куряне, которые по своим физическим данным не могли сражаться на поле боя, помогали снаряжать ополченцев, "строили" топоры, лопаты, ранцы и другие предметы амуниции и вооружения. Внесли свою долю труда и портные - нижние чины Курского внутреннего гарнизонного батальона. Они "строили" для ополчения эполеты,

К лету 1855 года было сформировано и снаряжено семнадцать курских дружин и каждая имела знамя. Вот они: № 38 - Фатежская (командир - майор Симонтовский), № 39 - Курская (командир - штабс-капитан Пустошкин), № 40 - Курская (полковник Васильев), № 41 - Щигровская (штабс - капитан Сомов), № 42 - Тимская (майор Бунин), № 43 - Старооскольская (майор Малиновский), № 44 - Старооскольская (майор Какуранов), № 45 - Новооскольская (полковник Голицын), № 46 - Корочанская (майор Звягинцев), № 47 - Обоянская (подполковник фон Аммерс), № 48 - Белгородская (подполковник Редин), № 49 -Грайворонская (подполковник Трифонов), № 50 - Суджанская (капитан Гордеев), № 51 - Рыльская (гвардии полковник Сафонов), № 52 -Путивльская (штабс-капитан Александрович), № 53 - Льговская (гвардии капитан Изьединов), № 54 - Дмитриевская (гвардии капитан Долженков). Командовал ими седой грузный генерал-майор Белевцев, участник сражения на реке Черной 4 (16) августа 1855 года, где он заменил раненого командира 5-й пехотной дивизии.

Дружины № 42, 43, 46, 50, 52 не приняли непосредственного участия в защите Севастополя. Они охраняли район Перекопа, прикрывая береговые батареи, несли караульную службу в Симферополе.

Остальные же, - либо полностью, либо частично входили в состав гарнизона крепости, сражались на батареях и фортах Северной стороны, занимали ряд важных позиций в ближайших окрестностях города.

Несмотря на худшее, по сравнению с армейскими частями, вооружение (устаревшие кремневые ружья да топоры), обмундирование и снабжение, ратники-куряне приобрели громкую боевую славу. Они не уступали в мужестве закаленным в боях солдатам. И если нужно было исполнить очень трудное поручение под сильнейшим неприятельским огнем, тот тут же являлись многие и многие охотники из ополчения. Об их отваге, верности долгу воина можно написать целую книгу. А тот титанический труд, что они затратили, исправляя наши укрепления, практически ежедневно уничтожаемые чудовищным бомбардированием крепости?! И какие же горы земли, камней, дерева и железа им пришлось при этом перебросать лопатами и перенести на своих плечах?!

В день последнего штурма Севастополя, 27 августа (8 сентября) 1856 года, 47-я дружина находилась в районе прославленного 3-го бастиона, на взятие которого тщетно направляла усилия целая Англия. Когда красномундирные массы неприятеля бросились на бастионы и смежные с ним батареи, русские армейские части и ратники-обоянцы отбили их огнем, штыками и топорами. Редкое мужество проявил во время этой схватки командир первой роты обоянцев, штабе-капитан Лев Никанорович Сомов, награжденный за бой 27 августа орденом святого Станислава 3-й степени с мечами. А штык и топор ратника Павла Зиновьева не раз обращали в бегство рослых англичан, Впоследствии обоянцу "за примерную храбрость, оказанную им в минувшую войну, пожалован знак отличия Военного ордена 4-и степени..»

Отличилась в тот день и дружина № 48, сражавшаяся на укреплениях левого фланга русской оборонительной линии. Ее воины не пустили французов в Севастополь. Здесь нельзя не упомянуть о прапорщике Черноглазове. С группой ратников—белгородцев он восемь раз ходил за патронами под жесточайшим обстрелом.

Ценой огромных потерь французам удалось захватить единственное укрепление - Малахов курган. Но он господствует над окружающей местностью. Это делает дальнейшую оборону Южной стороны города невозможной. И вечером того же дня главнокомандующий русской армией в Крыму, генерал-адъютант князь Горчаков, отдал войскам приказ переходить на Северную сторону по плавучему мосту через Большую бухту. К утру 28 августа (9 сентября) Южная сторона была полностью оставлена русскими. В этом нет вины ни армейских частей, ни рот 49-й и 54-й дружин, оборонявших Малахов курган. Слишком свирепствовал артиллерийский огонь осаждавших и слишком неравны были силы. Ратники сражались столь доблестно, так спокойно шли на смерть, что когда некоторые из них попали при штурме в плен, то французы приходили смотреть на них, удивлялись им, восхищались их смелостью. Спросили через переводчика:

- Много ли у вас таких бородачей?

- Мно-го, - лукаво усмехнувшись, ответил один из ратников. - Почитай, вся Россия,

За оборону Малахова кургана нижним чинам Грайворонской и Дмитриевской дружин вручили не только медали, но и ордена. Ратник Дмитриевской дружины Иван Евдокимов награжден знаком отличия Военного ордена, а ратник той же дружины Лукашев - орденом святого Станислава 3-й степени.

К сожалению, пока неизвестно в какой дружине воевали ратники Петр Грищук и Данило Гущ. Сохранилось почти что предание: во время последнего штурма они ворвались в атакующие шеренги французов и прежде чем пали под вражескими штыками и пулями, их топоры успели швырнуть на землю немало окровавленных фигур в синих мундирах и красных штанах.

После отступления с Южной стороны Севастополя "бородачи" воевали на батареях и фортах Северной стороны, вели наблюдение за каждым шагом неприятеля в окрестностях города.

В апреле 1856 года, по заключении мира, двинулись курские дружины домой. Но очень многих не досчитывались. Из почти 17000, пришедших в Крым в августе 55-го, в начале марта 56-го в строю оставалась половина. Но ратники шли домой не с чувством поражения, а с чувством хорошо исполненного долга перед Отчизной,

Десятки курян-ополченцев были награждены орденами, тысячи получили серебряную медаль "За защиту Севастополя" и бронзовую медаль за участие в Крымской войне. Медалью "За защиту Севастополя" награждены целые дружины: 39-я, 40-я, 45-я, 47-я.

Курская земля приветствовала своих "бородачей". По этому поводу местный поэт Н. Любимов написал стихотворение "Встреча Курскому ополчению":

       ... Вас обессмертило былое,
       Вас обессмертил смерти год, 
       И августа двадцать седьмое, 
       И севастопольский расчет...

Ополченцев ждали мирные дела. Свое дело на поле боя они сделали как могли и умели, они сделали все, что смогли, И ратный труд этих скромных героев заметно приумножил славу русского оружия.


Списки использованных архивных документов, источников и литературы

1. ГАКО, Ф,-1, on. I, д. 8861.

2. Гейрот А.Ф. Описание Восточной войны 1853-1856 гг.-СПБ,1872

3. Ежемесячный народный журнал "Мирской вестник", Книжка № 1 за 1869 г.

4. «Канцелярия начальника Курской губернии". Арх. № 64, л, 1(1857 г.)

5. Материалы фондов Музея героической обороны и освобождения Севастополя.

6. Парский Д. Севастополь и памятники его обороны. - Одесса, 1902 г.

7. Рукописи о севастопольской обороне, собранные государем наследником цесаревичем, Т. 1-3, -Спб, 1872-1873.

8. "Севастопольцы", Сборник портретов участников обороны Севастополя в 1854-1855 годах. Составил и издал участник обороны П.Ф. Ребберг. Выпуск 1-й, - Спб. 1903. Выпуск 2-й. - Спб, 1904. Выпуск 3-й, - Спб, 1907.

9. Тарне Е.В. Сочинения, Т. 9, - М. 1959.


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
14.05.2008 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову