Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Воспоминания. Курск довоенный.

автор: В.Т. КОВАЛЕВ

Часть первая. Старый город

ОЧАКОВСКАЯ СЛОБОДА


Троицкая церковь. 1960-е гг.
См. фото в оригинальном разрешении (1884x1904, 453 kb)

По правому берегу Тускари на крутогорье, над нынешней площадью Добролюбова, горделиво возвышается одна из старейших церквей города Курска памятник архитектуры XVIII века - храм Святой Троицы (нижний).

В том месте, на краю посада, за рекою Кур еще при Борисе Годунове был основан Троицкий монастырь. Позже монастырь упразднили, а храм стал приходским. Нынешний храм возвели в 1742 году.

Изначально к монастырю была приписана Очаковская слобода, а ее жители трудились во благо монастыря. Размещалась слобода вдоль левого берега петляющей Тускари от улицы Малых (бывшей Раздельной), отделявшей Стрелецкую слободу от Очаковской, с одной стороны до Цыганского бугра - с другой. Очаковской называлась потому, что от Тускари к другому ее руслу, Кривцу, пересекалась тремя глубоководными ровцами, и весь район жил как бы на островах. Кстати, "очак" по-старославянски означает "остров". В 1649 году Очаковская слобода из-под опеки монастыря перешла в государеву казну. В 1808 году эта слобода как административная единица была упразднена, а жители причислены к сословию курских мещан.

Очаков, как по созвучию с известной крепостью называли местность, всегда был центром кожевенного производства. В XIX веке вдоль Тускари находилось три десятка кожевенных заводов, около семидесяти заведений того же профиля и множество кустарей-одиночек. Постепенно предприятия сливались в более крупные. К началу Первой мировой войны среди прочих работали два крупных кожевенных завода курских купцов Лавровых. После Октябрьской революции их национализировали и переименовали во 2-й и 3-й государственные кожзаводы. В 1922 году они стали единым кожевенным заводом, получившим позже имя рабочего Серегина.


Кожевенный завод на 3-й Кожевенной. 1940 г.

Кожзавод был экономической основой Очаковской слободы (и такое, прежнее, название сохранилось в народе). Большую часть мужского населения составляли рабочие-кожевники. Улицы, примыкавшие к кожзаводу, приобрели, естественно, профильные названия: Сыромятная, Овчарная, 1-я - 4-я Кожевенные и, наконец, Очаковская - от бывшего наименования слободы.

Я коренной курянин. Родился в Очаковской слободе за старым кожзаводом на 4-й Кожевенной улице. Кожевенным промыслом на заводе, а в свободное время и в домашних условиях, как и многие наши соседи, занимались мой прадед Ковалев Андрей Петрович, дед Дмитрий Андреевич и три его сына, в том числе и мой отец Ковалев Тихон.

Наш родовой дом и подворье были по своей сути кустарным кожзаводом. В сараях, во дворе и даже в сенцах дома в чанах кисли и дубились в химикатах шкуры животных, предназначенные для выделки кож. Воздух окрест постоянно был пропитан труднопереносимой вонью. Под присмотром деда Митрия, как он себя именовал, мой отец и его братья квасили, дубили, мяли и строгали шкуры животных, вытягивали и сушили готовые кожи. Делали хром, юфть и так называемую спиртовку - подошвенный материал.

Работа по выделке кож была тяжелая и грязная, но доходов приносила немного: в Очакове предложения кожевенных товаров всегда превышали спрос. И все же большую нашу семью в 15 душ держал на плаву ее глава - рукодельный дед Митрий.

В каморке деда было чисто и уютно. Вдоль одной стены стояла железная койка, застланная цветастым стеганым одеялом. Посередине, ближе к единственному оконцу, стоял низкий рабочий стол. На нем аккуратно был разложен сапожный инструмент. Рядом стояли два ящика с колодками и кожевенным товаром и два низких ременных стульчика: для хозяина и гостя. Над столом свешивалась с потолка на длинном крюке большая керосиновая лампа-"молния". На свободных стенах висели на длинных гвоздях выкройки для пошива обуви. Отдельно были вывешены готовые, уже прожированные, охотничьи сапоги. В комнатке привычно пахло свежевыделанными кожами, воском, смолой, смальцем (выжаренный свиной жир) и берестовым дегтем.

Я любил сидеть рядом с дедом на ременном стульчике и наблюдать за его быстрой и ловкой работой. Не отрываясь от дел, дед мог без устали рассказывать интересные, каждый раз новые, житейские истории, поучать хитросплетениям кожевенного промысла и рыбной ловли.

Особой гордостью деда Митрия было умение добротно наливать лак на тщательно выделанные козловые шкурки и тачать (жаргон сапожников) для охотников и рыболовов высокие, до паха, вытяжные, без пришивных союзок, яловые (юфтовые) сапоги на спиртовой подошве из материалов собственного производства. Резиновые болотные сапоги тогда еще не производились и потому дед Митрий без заказов не сидел.

Продажа лакированной кожи, из которой делали модные дамские туфли, и добротных непромокаемых болотных сапог давала хорошую по тем временам прибыль и возможность платить в горфинотдел патент на частный промысел.

Так, на примере одной семьи кожевников, можно поведать о непростой жизни и заботах многих жителей Очакова в довоенные двадцатые и тридцатые годы.

Теперь большинство жителей Курска не знают о существовании Очаковской слободы. О былой ее славе, центра по выделке высокого качества кожевенных товаров, свидетельствуют лишь оставшиеся напротив трамвайной остановки "Улица Кутузова" развалины старого Серегинского кожзавода.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
11.08.2006 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову