Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Воспоминания. Курск довоенный.

автор: В.Т. КОВАЛЕВ

Часть первая. Старый город

ОЧАКОВСКАЯ СЛОБОДА


Троицкая церковь. 1960-е гг.
См. фото в оригинальном разрешении (1884x1904, 453 kb)

По правому берегу Тускари на крутогорье, над нынешней площадью Добролюбова, горделиво возвышается одна из старейших церквей города Курска памятник архитектуры XVIII века - храм Святой Троицы (нижний).

В том месте, на краю посада, за рекою Кур еще при Борисе Годунове был основан Троицкий монастырь. Позже монастырь упразднили, а храм стал приходским. Нынешний храм возвели в 1742 году.

Изначально к монастырю была приписана Очаковская слобода, а ее жители трудились во благо монастыря. Размещалась слобода вдоль левого берега петляющей Тускари от улицы Малых (бывшей Раздельной), отделявшей Стрелецкую слободу от Очаковской, с одной стороны до Цыганского бугра - с другой. Очаковской называлась потому, что от Тускари к другому ее руслу, Кривцу, пересекалась тремя глубоководными ровцами, и весь район жил как бы на островах. Кстати, "очак" по-старославянски означает "остров". В 1649 году Очаковская слобода из-под опеки монастыря перешла в государеву казну. В 1808 году эта слобода как административная единица была упразднена, а жители причислены к сословию курских мещан.

Очаков, как по созвучию с известной крепостью называли местность, всегда был центром кожевенного производства. В XIX веке вдоль Тускари находилось три десятка кожевенных заводов, около семидесяти заведений того же профиля и множество кустарей-одиночек. Постепенно предприятия сливались в более крупные. К началу Первой мировой войны среди прочих работали два крупных кожевенных завода курских купцов Лавровых. После Октябрьской революции их национализировали и переименовали во 2-й и 3-й государственные кожзаводы. В 1922 году они стали единым кожевенным заводом, получившим позже имя рабочего Серегина.


Кожевенный завод на 3-й Кожевенной. 1940 г.

Кожзавод был экономической основой Очаковской слободы (и такое, прежнее, название сохранилось в народе). Большую часть мужского населения составляли рабочие-кожевники. Улицы, примыкавшие к кожзаводу, приобрели, естественно, профильные названия: Сыромятная, Овчарная, 1-я - 4-я Кожевенные и, наконец, Очаковская - от бывшего наименования слободы.

Я коренной курянин. Родился в Очаковской слободе за старым кожзаводом на 4-й Кожевенной улице. Кожевенным промыслом на заводе, а в свободное время и в домашних условиях, как и многие наши соседи, занимались мой прадед Ковалев Андрей Петрович, дед Дмитрий Андреевич и три его сына, в том числе и мой отец Ковалев Тихон.

Наш родовой дом и подворье были по своей сути кустарным кожзаводом. В сараях, во дворе и даже в сенцах дома в чанах кисли и дубились в химикатах шкуры животных, предназначенные для выделки кож. Воздух окрест постоянно был пропитан труднопереносимой вонью. Под присмотром деда Митрия, как он себя именовал, мой отец и его братья квасили, дубили, мяли и строгали шкуры животных, вытягивали и сушили готовые кожи. Делали хром, юфть и так называемую спиртовку - подошвенный материал.

Работа по выделке кож была тяжелая и грязная, но доходов приносила немного: в Очакове предложения кожевенных товаров всегда превышали спрос. И все же большую нашу семью в 15 душ держал на плаву ее глава - рукодельный дед Митрий.

В каморке деда было чисто и уютно. Вдоль одной стены стояла железная койка, застланная цветастым стеганым одеялом. Посередине, ближе к единственному оконцу, стоял низкий рабочий стол. На нем аккуратно был разложен сапожный инструмент. Рядом стояли два ящика с колодками и кожевенным товаром и два низких ременных стульчика: для хозяина и гостя. Над столом свешивалась с потолка на длинном крюке большая керосиновая лампа-"молния". На свободных стенах висели на длинных гвоздях выкройки для пошива обуви. Отдельно были вывешены готовые, уже прожированные, охотничьи сапоги. В комнатке привычно пахло свежевыделанными кожами, воском, смолой, смальцем (выжаренный свиной жир) и берестовым дегтем.

Я любил сидеть рядом с дедом на ременном стульчике и наблюдать за его быстрой и ловкой работой. Не отрываясь от дел, дед мог без устали рассказывать интересные, каждый раз новые, житейские истории, поучать хитросплетениям кожевенного промысла и рыбной ловли.

Особой гордостью деда Митрия было умение добротно наливать лак на тщательно выделанные козловые шкурки и тачать (жаргон сапожников) для охотников и рыболовов высокие, до паха, вытяжные, без пришивных союзок, яловые (юфтовые) сапоги на спиртовой подошве из материалов собственного производства. Резиновые болотные сапоги тогда еще не производились и потому дед Митрий без заказов не сидел.

Продажа лакированной кожи, из которой делали модные дамские туфли, и добротных непромокаемых болотных сапог давала хорошую по тем временам прибыль и возможность платить в горфинотдел патент на частный промысел.

Так, на примере одной семьи кожевников, можно поведать о непростой жизни и заботах многих жителей Очакова в довоенные двадцатые и тридцатые годы.

Теперь большинство жителей Курска не знают о существовании Очаковской слободы. О былой ее славе, центра по выделке высокого качества кожевенных товаров, свидетельствуют лишь оставшиеся напротив трамвайной остановки "Улица Кутузова" развалины старого Серегинского кожзавода.


ОГЛАВЛЕНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
11.08.2006 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову