Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Общественно-культурные организации в губернском городе конца XIX – начала ХХ вв.
(на примере Курска)

автор: Косихина И.Г.

В конце XIX – начале ХХ веков процесс развития самосознания провинции, формирования условий для ее культурной самодостаточности, характерный прежде всего для интеллектуальной, интеллигентской среды крупных провинциальных городов, шел достаточно интенсивно. Активной составляющей этого процесса являлась деятельность добровольных общественных неполитических организаций.

Общественные объединения России конца XIX – начала ХХ вв. являлись своеобразным средством культурной самоорганизации провинциального города. Культура города, по мнению М.С. Кагана, трехмерна: «одно ее измерение – духовно-человеческое, другое – процессуально-деятельностное, третье – предметное, а ее реальная жизнь есть постоянный переход одной модальности в другую: культурного потенциала людей в способы их деятельности и поведения, этого процесса – в предметно развернутый мир, создаваемый людьми, а предметно-рукотворного мира в результате его распредмечивания человеком – в его внутреннее духовное достояние». Своеобразие и уникальность добровольных объединений горожан заключается в том, что они вполне естественно вписались в эту трехмерность культурного городского пространства, представляя собой особые субкультурные образования, имеющие ярко выраженный личностно-ориентированный характер. Как отмечали в своем исследовании Н.А. Хренов и К.Б. Соколов, в подобных образованиях «индивидуально-психологические характеристики оказываются… более значимыми, поскольку в принципе далеко не каждая субкультура носит институциональный характер. Это объясняется тем, что подчас она может возникать не в силу общественной потребности, а именно как следствие потребности каких-либо индивидов к объединению». Интенсивная организация добровольных объединений граждан в России конца XIX – начала ХХ вв. не являлась планомерной и продуманной политикой правительства, скорее сама общественность подталкивала власти к упорядочению этого процесса, приданию ему некоего официального характера (Указ от 4 марта 1906 года о Временных правилах об обществах и союзах).

Охватывая практически весь спектр досуговой, просветительской, творческой деятельности (а государство практически отдало на откуп общественности такие важные сферы, как внешкольное просвещение и организацию культурного досуга), подобные объединения быстро приобрели популярность среди населения. Этому способствовали разнообразные формы организации культурной жизни, направленные на «умственное образование», распространение культурных новаций в сфере просвещения или выполнявшие развлекательные функции.

Деятельность общественных организаций непосредственно влияла на развитие культурной атмосферы городов, формирование духовных ценностей, стабилизировала обстановку в обществе, а также отражала настроения населения, его потребности и чаяния в тот или иной исторический период.

Курская губерния второй половины XIX – начала ХХ веков представляла собой типичный образец русской провинции. Местная экономика имела аграрный характер, включая слаборазвитый промышленный сектор. К концу XIX столетия из 2,4 млн. населения губернии в самом Курске, 14 уездных и 2 заштатных городах проживало 222 тыс. чел., или менее 10 % курян. Однако местные города, являясь административными и образовательными центрами, имея воинские части с офицерскими кадрами, железнодорожные управления и т.д., располагали значительным числом образованных людей, в том числе с высшим образованием. Именно этот контингент людей – главным образом, интеллигенция и чиновничество, а также представители поместного дворянства, офицеры местных гарнизонов, купеческая элита – нуждался в культурном общении и полезном досуге, способном увлечь окружающих. «Городская и земская интеллигенция была одной из важных интеллектуально-нравственных сил в культурной жизни. – пишет исследователь А.В. Кошман. – Своей профессиональной деятельностью, общественно-политической позицией она способствовала и развитию демократических процессов, и росту культурного потенциала общества». Кроме того, развивающаяся инфраструктура городов, тесные связи со столицами, развитие культурно-информационной системы и пр. способствовали тому, что к концу XIX в. самосознание столичного жителя и провинциала перестало разительно отличаться друг от друга, исчезло непременное для первой половины века культурное подчинение провинции столицам, «тем более что социальная роль «делателей» там была всегда заметнее, чем в столице, потому что этих людей было всегда немного, и они становились центрами местных кружков, «культурных гнезд». Еще одна особенность культурного деятеля в провинции – его универсализм, вытекавший опять-таки из малочисленности людей, обладавших не только желанием, но и умением творить культуру».

Уже с 60-х гг. XIX столетия в Курской губернии начинают возникать различные сельскохозяйственные общества, кооперативные союзы, благотворительные и просветительные организации, кружки, собрания клубы и пр. Этот процесс активизировался к 80-м гг. XIX в. Так, в течение 1880-90-х гг. в губернии было открыто 93 различных общества (из них – 23 культурного профиля), с 1900 по 1917 – уже 199 (в т.ч. общественно-культурных – 46), в т.ч. в губернском центре соответственно за весь период – 66 (и 18). При этом надо учесть, что наряду с юридически открытыми обществами действовало множество кружковых объединений, не имевших юридического статуса.

Такая активность населения по объединению в официально оформленные коллективы, а также настойчивость в их создании заслуживают внимание уже потому, что процесс легализации кружка единомышленников и утверждения его устава был длительным и многотрудным, и не ограничивался только лишь горячим желанием открыть новое общество. Перед его учредителями сразу вставала проблема грамотно оформить ходатайство и составить устав в рамках тех требований, которые предъявляло правительство к документации легальных общественных организаций. Всякое отступление от канонов грозило неоднократной переделкой положенных документов. Представленный учредителями проект рассматривался многими правительственными учреждениями, каждое из которых могло наложить вето и потребовать доработки и переработки документа, в связи с чем порой утверждение бумаг затягивалось не на один год. Так, учредители общественного клуба в городе Льгове вели переписку и согласовывали свой устав с различными инстанциями около трех лет (с октября 1896 года по апрель 1899 года).

4 марта 1906 года был издан первый в России общий закон об общественных организациях – «Временные правила об обществах и союзах», действовавшие вплоть до Февральской революции, которые предусматривали создание губернских по делам об обществах присутствий. От решений этих комиссий в основном и зависело открытие различных обществ.

Курское губернское по делам об обществах присутствие стало функционировать с февраля 1907 г. и просуществовало до февраля 1917 г. Ежегодно оно рассматривало на своих заседаниях заявления учредителей различных общественных объединений (благотворительных обществ, профессиональных союзов и пр.), в том числе и культурного профиля. Казалось бы, дело учреждения обществ должно упроститься, но практика показала, что отрицательных решений комиссия выносила гораздо больше, чем положительных. С 1907 по 1917 гг. на 41 заявление об открытии 30 обществ культурного профиля положительный ответ получили лишь 16. Двадцати четырем обществам в утверждении уставов, а значит и в официальном открытии, было отказано под разными незначительными предлогами. Большое количество отказов связано, возможно, с тем, что официальные власти перестраховывались, боясь, что данные организации превратятся в политические и будут использовать свои собрания для революционной пропаганды.

Масштабы деятельности общественных объединений были далеко не идентичны, а определялись типом организации, местными условиями, а также зависели от состава и численности членов общества, его материальных возможностей.

Все функционирование добровольных общественных организаций тщательно регламентировалось их уставами, которые «лишь в самой незначительной степени являлись продуктом творчества их учредителей». Сталкиваясь с реалиями жизни, добровольные общества как бы старались втиснуть в жесткие рамки уставов разнообразные, формы своей деятельности, которые можно условно свести к двум направлениям: внутренняя работа объединения, ориентированная на организацию его членов, и работа, направленная на взаимодействие с широкими слоями местного населения.

Внутреннее функционирование объединений в основном сосредотачивалось на коллективном руководстве деятельностью, осуществлявшееся действительными членами организации через общие собрания (организационные, годовые, текущие, чрезвычайные).

Круг вопросов, рассматриваемый общими собраниями, был широк и разнообразен: на годовых заслушивались и утверждались отчеты, избирались руководящие органы; обычные (или текущие) разрешали вопросы насущные, преимущественно организационные и финансовые, кроме того, на них нередко заслушивались доклады и сообщения; чрезвычайные собирались по каким-либо исключительным поводам, например, для пересмотра устава, наконец, в объединениях художественного направления существовали специальные «исполнительские» собрания, когда члены репетировали свои номера к концертам и любительским спектаклям или собирались для музицирования, художественного чтения, обсуждения увиденного и прослушанного.

Организационные, годовые и чрезвычайные собрания обществ были по преимуществу закрытыми, т.е. на них могли присутствовать лишь члены объединения. Но существовала также практика публичных собраний с участием всех желающих (это касалось в основном объединений просветительского и художественного характера). Общественный подъем 90-х годов ХIХ века способствовал тому, что число публичных заседаний увеличилось.

В связи с тем, что порядок проведения собрания тщательно регламентировался уставами, на них обсуждались лишь те вопросы, «которые относятся непосредственно к определенной уставом деятельности общества и о которых заблаговременно доведено до сведения начальника местной полиции». В этой связи особый интерес представляют отношения общественных организаций с администрацией. Все, что касалось функционирования негосударственных объединений, находилось под строгим контролем местных властей и правоохранительных органов. Ни один шаг общество не могло сделать самостоятельно, не поставив об этом в известность губернатора или полицмейстера, будь то собственное собрание или организация массовых мероприятий (лекция, народные чтения, маскарад, концерт, спектакль, вечер, бал). Все организации обязаны были ежегодно предоставлять отчеты, содержавшие сведения о составе, средствах и деятельности, губернатору и в соответствующее министерство. Непредставление отчетов за два года являлось основанием для закрытия объединения.

Под особый контроль попадали общества «неблагонамеренные», нарушающие устав и отступающие от стандартного поведения, ожидаемого местной администрацией, к которым власти сначала применяли предупредительные меры, и если те не давали желаемого результата, организации закрывались. Например, в 1907 г. было закрыто Общество содействия начальному образованию в Курской губернии, которое с 1905 года стало активно заниматься политической деятельностью. В кратком обзоре деятельности Общества за 1905 г. читаем: «...Общество содействия, всегда в своей деятельности руководившееся идеалами свободы и равенства, в качестве организованной общественной единицы, горячо принялось за дело выяснения и обсуждения всех наболевших сторон государственной и общественной жизни России, одушевленное единственной целью – насильно содействовать обновлению исстрадавшейся родины на началах политической свободы и демократического равенства...». По этому поводу в секретном письме департамента полиции отмечается: «Согласно полученным Департаментом полиции от курского губернатора сведениям, Общество содействия начальному образованию в Курской губернии, существующее на основании утвержденного 1 марта 1898 г. устава, приняло весьма вредное направление, совершенно уклонившись от намеченной означенным уставом цели и задач оного… общество, совершенно игнорируя свои прямые обязанности, указанные в уставе, занялось исключительно обсуждением вопросов, связанных с существующим государственным порядком и способов его улучшения...».

Роль политико-дискуссионного центра Общества играло правление, которое устраивало по субботам открытые заседания, где читались и живо обсуждались доклады общественно-политического характера: «О совещательном представительстве», «Польский вопрос», «Еврейский вопрос», «Женское избирательное право» и др. По приглашению Общества на одном из заседаний правления в 1905 г. выступил известный историк и общественный деятель П.Н. Милюков с докладом по истории русского освободительного движения. Все эти мероприятия привлекали огромное количество публики, встречавшей выступления ораторов аплодисментами. Обеспокоясь активной политизацией объединения, губернатор неоднократно предупреждал председателя правления В.И. Долженкова о незаконности подобных заседаний и об его личной за то ответственности, но это не изменило характер деятельности общества. Наиболее активных членов объединения – Анисимова, Комаринца, Николаевского, Шапошникова – во избежании дальнейших неприятностей высылают за пределы губернии административным порядком, затем по решению Курского губернского по делам об обществах и союзах присутствия закрывается Общество.

Камнем преткновения в существовании объединений была их материальная база и финансы, которые складывались из членских взносов, пожертвований и поступлений с публичных мероприятий. В наиболее выгодном положении находились общественные собрания и клубы, так как к этим источникам дохода у них прибавлялись поступления от продажи карт и буфета, но с другой стороны и расходы клубов были значительными. Так, доход Курского общественного клуба в 1885 г. составлял 40995 рублей, расход исчислялся суммой в 38078 рублей. Курский общественный клуб являлся одним из крупнейших субъектов городского хозяйства. Самым удачным клубным годом в хозяйственном отношении можно считать 1909/10, когда его капитал насчитывал свыше 90 000 рублей, а доходы превышали 70000. Аналогично складывалась финансовая деятельность и других общественных собраний Курска, которые оперировали немалыми суммами денег. Интересно, что доходы общественных собраний позволяли им вести свое строительство. Курское купеческое собрание затратило на строительство железобетонного театра в городском саду 6143 руб.

В своей деятельности общества не замыкались в собственной скорлупе, а большое внимание уделяли массовой работе с широкими слоями местного населения. Эта работа преследовала несколько целей: во-первых, была источником материальных средств для самого общества, во-вторых, позволяла реализовываться потенциальным талантам и активности большинства членов организаций, давала выход их творческой энергии, в-третьих, разнообразила жизнь городов и сельских поселений, делая досуг обывателей более интересным, что в определенной мере стабилизировало обстановку в обществе в целом.

Изучение состава учредителей, участников и руководителей общественно-культурных организаций показало, что он был достаточно пестрым и зависел от многих местных условий, главным из которых являлось наличие инициативных и предприимчивых людей, заряженных положительной творческой энергией и умеющих ее реализовать. Инициаторами создания организаций обычно выступали наиболее активные провинциальные «деятели». Собирая у себя друзей и знакомых, они превращали свои дома в своеобразные «культурные гнезда», где устраивались музыкальные и литературные вечера, любительские спектакли, читались просветительские доклады и лекции. Когда же движение по созданию легальных общественных организаций распространилось из столиц на российскую провинцию, инициаторы получали реальные примеры легализации своей деятельности.

В качестве типичного примера приведем историю создания старейшей общественно-культурной организации в Курской губернии – Курского общественного клуба. В течение нескольких зимних сезонов в доме дворянского собрания традиционно устраивались вечера, имевшие клубный характер, что подготовило почву для организационного оформления такой деятельности. В связи с этим курский губернский предводитель дворянства Н.Я. Скарятин обратился к губернатору за разрешением открытия клуба для «лиц благородного сословия» и утверждением устава этого объединения. Клуб планировался как сословное учреждение «для мужчин с той целью, дабы лицам дворянского сословия доставлять удовольствие и развлечение и вообще приятное препровождение времени в кругу общества и знакомых». Естественно, что членами клуба и его посетителями, по уставу, могли быть только дворяне и «...по особенным только уважениям, в среду их могли быть допущены лица из чиновников и потомственных почетных граждан...». Проект устава был утвержден в феврале 1861 г. в МВД, но клуб так и не открылся, так как число желающих оказалось незначительным. Через год куряне вернулись к идее учреждения клуба, но уже как всесословного объединения, почему он и получает название «общественный». На сей раз план его организации и деятельности разрабатывает жандармский полковник А.М. Герасимов, в доме которого в течение зимнего сезона собирались будущие члены-учредители. Он прибег к прогрессивному для того времени нововведению – своеобразному референдуму по вопросу о необходимости открытия клуба в Курске, рассылая опросные листы к горожанам с предложением выразить свое согласие на вступление в члены клуба. Более 200 человек ответило на вопросы анкеты положительно, курский губернатор П.А. Извольский разрешает открыть клуб в нанятом помещении и передает проект устава в МВД, где последний был утвержден 14 сентября 1864 года.

Участниками общественно-культурных организаций могли быть широкие слои населения, что и отражалось в уставах. Наиболее посещаемыми были, конечно, клубы и общественные собрания. Что касается общественных объединений художественной и просветительской направленности, то представители интеллигенции являлись их творческим ядром, самыми активными членами. «У нас только народилось новое общественное учреждение – кружок любителей драматического искусства, устав которого утвержден министром внутренних дел в первых числах сентября... В новом кружке участвует вся местная интеллигенция», – пишет в 1901 году фатежский корреспондент «Курской газеты». Численность этих объединений, если и уступала общественным собраниям, была все же значительной. Так, по сведениям уездного исправника, в 1895 году «Курское общество любителей музыкального и драматического искусств» насчитывало более 100 человек, «Общество содействия начальному образованию в Курской губернии» в 1902 году – 561 членов.

Одной из наиболее ранних, официально оформленных форм являлся общественный клуб (собрание), являвшийся своеобразным культурным центром города, оказывавший влияние на его социокультурную среду. Кроме того, клубы являлись значительными субъектами городского хозяйства, оперируя порой немалыми суммами, которые использовались не только для собственных нужд, но и на благотворительность, просвещение, развлекательные мероприятия для городского населения. В губернии функционировало 33 клуба, из них в самом Курске – 7.

Самыми распространенными массовыми формами работы общественных собраний были: народные чтения, лекции, вечера, концерты, маскарады, балы, елки, спектакли. Повседневная деятельность клубов заключалась в устройстве для своих членов совместных обедов, игр в карты, бильярд, лото. Во всех собраниях имелись библиотеки и читальни, куда выписывались периодические издания; в них организовывались музыкальные и драматические кружки; с развитием кинематографа тали демонстрироваться кинокартины.

Практически каждое общественное собрание за собственные средства строило или снимало помещение, на лето клубы арендовали общественные сады, где устраивались массовые народные гуляния, сооружались летние помещения, павильоны, летние театры для профессиональных и любительских спектаклей, кинематографических сеансов.

Одним из негативных моментов в работе клубов являлись азартные игры, запрещенные правительством. В связи с этим курские власти и полиция стремились препятствовать их распространению в собраниях, устраивая проверки и присылая предписания правлениям обществ.

Но сводить всю деятельность общественных клубов и собраний лишь к карточной игре не представляется целесообразным. Важная роль этих организаций заключается в том, что клубы становились своеобразными домами культуры, заполняя собой отсутствие в губернии профессиональных учреждений культуры (театров, филармоний и т.п.). Так, «Курский общественный клуб» одним из первых в Курске стал «культивировать... серьезную музыку..., не уступая ни перед какими затратами»: в 1911 г. был приглашен симфонический оркестр с дирижером Пражской филармонии Э.П. Вале. С момента своего основания Клуб широко занимается благотворительностью: уже в 1888 г. в обществе был основан благотворительный фонд им. А.И. Филипцова, куда отчислялись суммы с продажи карт и вина, игры в бильярд, штрафы, а также поступали различные пожертвования от граждан города и самого клуба. В положении о благотворительном фонде, утвержденном 31 июля 1888 года, читаем: «Благотворительный фонд Курского общественного клуба предназначается для выдачи из него пособий беднейшим членам клуба, их семействам и семействам умерших членов, а также семействам служащих при клубе...». Капитал фонда состоял из трех составных частей: неприкосновенной, запасной и текущей. Расходы производились в основном из текущего капитала и шли на выдачу пособий и стипендий практически во все учебные заведения Курска, постоянные и единовременные пособия, кроме того, во время войны специальные отчисления из фонда шли на ее нужды. Наибольшее количество пособий было выдано в 1906/07 клубном году (3150 руб.) и в 1908/09 г. (2656 руб.). Из наиболее крупных пожертвований клуба можно отметить взнос в пользу студентов высших учебных заведений Харькова, С–Петербурга, Москвы, Константинова, уроженцев губернии, – 1000 рублей в 1901 году. В последующие годы помимо стипендий и пособий из благотворительного фонда выделялись средства на бесплатную лечебницу общества курских врачей (1892), на постройку памятника поэту Ипполиту Федоровичу Богдановичу (1893), на открытие Курской Семеновской публичной библиотеки (1899), детского приюта (1902), аэроклубу (1910.) и др. Кроме этого, в практику работы клуба входила организация благотворительных вечеров, концертов и спектаклей.

Одной из ведущих видов общественной деятельности в конце XIX – начала ХХ вв. была просветительская. В Курске этой работой, кроме специально созданных объединений, в той или иной мере занимались практически все общественные организации. Из использовавшихся форм можно выделить народные чтения, публичные лекции, воскресные школы, народные библиотеки, книжные склады и пр. Комплексными организациями, охватывавшими все эти виды работы с населением являлись Народные дома, а также «Общество содействия начальному образованию в Курской губернии».

Популярная в уездном городе «Комиссия народных чтений в г. Курске» в1898 году была преобразована в «Общество содействия начальному образованию в Курской губернии», которое уже в первый год своего существования насчитывало 912 действительных членов, а в 1900 году – 452. В связи с многочисленностью и разнообразием деятельности объединение имело разветвленную структуру, подразделяясь на несколько отделов и комиссий (организации народных чтений, работы с детьми, устройства народных развлечений, книжных складов и народных библиотек, воскресных школ). Кроме того, общество имело свои филиалы в уездных центрах – Фатеже, Судже, Короче. Таким образом, Общество содействия начальному образованию в Курской губернии являлось организацией широкого просветительного профиля, то есть полифункциональной.

Гораздо более многочисленными были различные общества и комиссии, ставившие себе более узкие, специальные задачи в области народного просвещения и образования: воскресные школы, различные курсы и лекции для взрослого населения. Просветительскую деятельность интеллигенция считала своеобразным долгом перед неграмотными, малограмотными, беднейшими слоями населения в передаче накопленных ею знаний для поднятия умственного и нравственного уровня народа, важнейшим условием подъема экономики государства и народного благосостояния. Отсюда широкий спектр разнообразных направлений, форм и методов работы, попытки как-то систематизировать ее. Этой деятельностью в Курске занимались «Комиссия по народному образованию при Курском губернском земстве», «Курское учительское общество», педагогическое общество, педагогический комитет, общества содействия экскурсиям и путешествиям учеников Курского реального училища и Курской мужской гимназии, многочисленные родительские кружки, образовавшиеся почти при всех учебных заведениях. Наибольшей популярностью у малообеспеченного населения пользовались народные библиотеки (к 1 сентября 1905 года в Курской губернии было 223 народных библиотеки, из них 10 городских), являвшиеся типичными общественными организациями со своими учредителями, уставом, правлениями и пр. Из объединений всероссийского масштаба в городе действовал лишь «Курский отдел Общества распространения просвещения между евреями в России».

Наименее изученное на сегодняшний день направление деятельности общественно-культурных объединений – это объединения творческие (художественные), хотя именно они получили наибольшее распространение со второй половины XIX века как в столицах, так и в провинции и сыграли значительную роль в формировании театральной и музыкальной культуры России. Любительские спектакли и концерты устраивались разными общественными организациями, а также «частными любителями». Они отнюдь не подменяли собой искусство профессиональное, а мирно уживались с ним, насыщая и разнообразя достаточно регламентированную жизнь уездных и губернских городов.

В динамике образования официально утвержденных музыкально-драматических обществ Курской губернии процесс эпизодического зарождения в 1880-е – первой половине 1890-х гг. сменился с 1895 г. полосой широкого их становления, получившей с 1906 г. особую стабильность. Причем потенциальный рост общественной инициативы сдерживался позицией Курского губернского по делам об обществах и союзах присутствия, которое в 1906-1911 гг. отказало в учреждении пяти организациям такого рода. Всего получили официальный статус 20 объединений (из них в самом Курске – 4). Все эти данные касаются обществ, официально разрешенных, но если учесть все любительские коллективы, которые достаточно регулярно устраивали спектакли и концерты в губернии, то можно добавить еще 17, юридически не оформленных (в Курске – 2).

Объединения любителей театра и музыки вели довольно активную культурно-просветительскую работу. Кроме спектаклей, ими устраивались семейные, «исполнительские», литературные, танцевальные вечера, концерты, балы, маскарады, елки для детей.

Спектакли любителей были востребованы в городе. Несмотря на достаточно высокую цену билетов (в стоимость билета входил благотворительный сбор) – от 3 руб. до 50 коп., на любительские представления собиралось большое количество зрителей (в среднем каждый общедоступный спектакль «Общества содействия начальному образованию в Курской губернии» в 1899 г. посещало 615-619 человек), что отмечалось в театральных рецензиях.

Как видно из сохранившихся афиш и списков пьес, представлявшихся на утверждение властей, репертуар местных любителей был обширным и пестрым. Основу его составляли комедии, водевили и фарсы, мелодрамы (оригинальные и переводные), часто шли пьесы русских авторов А.И. Сумбатова-Южина, В.А. Крылова, Н.Я. Соловьева, В.И. Немировича-Данченко и др. Самым популярным автором для интеллигентного провинциального зрителя был А.Н. Островский с его обнаженной социальной проблематикой, новой сценической эстетикой. На курской любительской сцене игрались те же пьесы, которые ставились в профессиональных театрах: «Бедность не порок», «Без вины виноватые», «Не все коту масленица», «Свои люди – сочтемся», «Лес» и др. (всего 18 наименований пьес этого автора). Любители знакомили публику практически со всеми классическими произведениями отечественной литературы – пьесами Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, А.Ф. Писемского, А.В. Сухово-Кобылина, А.П. Чехова; редко, но все же ставили зарубежных классиков (У. Шекспира, Ж.-Б. Мольера). Играли сочинения местных авторов, в частности, И. Купчинского.

Театральные рецензии на спектакли позволяют судить об игре актеров, атмосфере зала, вкусах публики. Провинциальные критики-рецензенты, оперативно откликаясь на все спектакли и концерты, поставленные любителями, отмечали, что общий уровень игры на любительской сцене был неровным: многим актерам не доставало мастерства, школы, образованности, а иным коллективам – чувства ансамбля. Не было единой манеры исполнения, но этим грешили не только любители, но и профессиональные актеры, даже и на столичной сцене. Как считал председатель Курского общества любителей музыкального и драматического искусств Н.А. Левенталь, некоторые любительские кружки давали свои представления не для того, чтобы «доставить удовольствия зрителям, сколько получить его самим, сыграв на настоящей сцене и потанцевав после спектакля...».

Тем не менее, в печати встречается много положительных рецензий, отмечающих жизненность, правдивость исполнения любителями своих ролей, «срепетированность» пьес, выделялись отдельные исполнители, уровень игры которых соответствовал профессиональной сцене. «Трудно себе представить, чтобы любители могли проявить такой крупный талант, какой на спектакле... при общем, довольно искусном исполнении выказали некоторые из них, – восхищался рецензент исполнением комедий участниками «Курского общества любителей музыкального и драматического искусств», – зрителям приходилось по временам забывать, что перед ними любители – до того жизненно сходили некоторые места представленных пьес...». В 1902 г. газеты отмечали курских любителей М.Н. Волынцева, который, играя мольеровского «Тартюфа», «...дал очень верное изображение, которое дай Бог видеть даже на столичной сцене», и В.Н. Щекину, «... показавшую со сцены во всем блеске свой молодой и сильный талант, который, будучи... вполне самостоятельным, как видно, получил хорошую и плодотворную школу в игре знаменитой русской артистки Веры Федоровны Комиссаржевской...». Кстати, неоднократное участие в любительских спектаклях актеров-профессионалов (по приглашению правлений кружков) являлось хорошей сценической школой для любителей. В театральных рецензиях на любительские постановки встречаются имена актеров курской антрепризы и приезжающих из столиц.

У истоков профессионального образования в Курске стояли два любительских объединения – Курский музыкальный кружок и Товарищество Курских художников.

Курский музыкальный кружок был организован в 1891 году стараниями местной интеллигенции. Это событие тесно связано с деятельностью общества врачей, которое, решив открыть в городе бесплатную лечебницу, устраивало благотворительные концерты, где и принимали участие будущие учредители кружка. Большую помощь учредителям оказали граф К.П. Клейнмихель, вице-губернатор Е.К. Андреевский.

В 1893 году в Курске поселился известный дирижер и композитор, бывший капельмейстер Московских императорских театров П.А. Щуровский, которого правление кружка пригласило к сотрудничеству. Щуровский организовал оркестр и хор, приобрел новые музыкальные инструменты, расширил программу подготовки исполнителей. Благодаря его энергии силами кружка в Курске устраивались музыкальные «утра» в общественном клубе. Впоследствии правление приглашает для работы в кружке дирижера военного оркестра К.Ф. Ваниша и виолончелиста Н.К. Горского. Именно тогда в музыкальную жизнь Курска входят вечера камерной музыки, пользовавшиеся большой популярностью.

Благодаря большим сборам со всех своих концертов кружок смог арендовать помещение и решил открыть собственные музыкальные классы (1894), которые были рассчитаны на широкий круг учащихся – от детей до взрослых, желающих расширить свое музыкальное образование. В программу обучения входили игра на струнных, духовых, ударных, народных инструментах, хоровое и сольное пение, теория и история музыки. Можно сказать, что классы явились предтечей современных музыкальных школ и училища. «Что же такое в сущности курский кружок любителей музыки? Это несколько десятков дилетантов, посредственно играющих, не считая, конечно, таких солистов, как г-жа Егорова-Радкевич, гг. Радкевич, Ваниш и Горский, могущих служить украшением любого музыкального общества. А между тем эти любители, руководимые искренней любовью к искусству, в ансамблях очень хорошо выполняют пьесы вовсе не легкие, требующие не только технической чистоты, но и глубокой осмысленности в исполнении. Смело можно сказать, что Курск может гордиться своим музыкальным кружком», – рассуждал музыкальный рецензент «Курских губернских ведомостей».. Уже в 1901 году кружок насчитывал около 200 человек. Программы выступлений были весьма разнообразны: вместе с западноевропейскими композиторами Бахом, Гайдном, Шубертом, Мендельсоном на афишах очень много представителей русской музыки – Чайковский, Глинка, Римский-Корсаков, Бородин, а также малоизвестные представители национальных музыкальных школ – Лысенко, Казаченко.

В 1906 году правление общества разрабатывало идею, инициатором которой был известный дирижер и преподаватель музыки В.И. Герке, стоявший во главе оркестра, о преобразовании музыкального кружка в отделение консерватории в Курске. Но в этот период воплотить ее в жизнь не удалось. Вновь эта идея замелькала на курском музыкальном небосклоне в июне 1911 года, когда общее собрание Курского музыкального кружка и состоящей при нем музыкальной капеллы решило преобразоваться в Курское отделение Императорского Русского музыкального общества с классами при нем (к тому времени по России насчитывалось уже 36 таких отделения). В январе 1912 года в ответ на ходатайство инициаторов было получено разрешение, и 4 марта 1912 года в зале Мариинской женской гимназии состоялось первое собрание Курского отделения Русского Императорского музыкального общества. Музыкальные классы открылись лишь 26 сентября 1916 года. За основу были взяты программа и устав Императорского Русского музыкального общества. Средства для их открытия в размере 3000 рублей были пожертвованы доктором Альфредом Георгиевичем фон-Цвингенман. Все хлопоты по получению разрешения на открытие классов, заботы по его устройству, а также приглашение преподавателей взял на себя барон Василий Васильевич Розен. Именно В.В. Розен, А.Г. фон-Цвингман стали директорами классов, третьим директором был избран инженер Лев Владимирович Павловский. Курское отделение Русского Императорского музыкального общества с музыкальными классами просуществовало до 1917 года, став фундаментом профессионального музыкального образования в Курске.

Еще одним интересным творческим объединением, учрежденным в Курске в 1910 г., явилось Товарищество курских художников. Реально это объединение существовало с 1900 года, но с заявлением о своей регистрации курские художники А.К. Дамберг, К.Г. Маслов, В.И. Лобода, М.Н. Якименко-Забуга, В.И. Шумов, К.М. Борисов, С.И. Красников, Г.А. Шуклин обратились в Курское губернское по делам об обществах и союзах присутствие только в 1908 г. Целью своего общества художники определили содействие «установлению непосредственных сношений между художниками и публикою». Для чего намеревались устраивать выставки, читать лекции по искусству и проводить художественно-музыкальные вечера, основать лавку для продажи материалов для живописи и пр. Присутствие отказало Товариществу в регистрации, в виду того, что объединение равным образом могло быть отнесено одновременно к двум типам обществ: как к профессиональному, так и «не имеющему задачею получения для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия». И только в 9 апреля 1910 года Товарищество официально было разрешено. В небольшой заметке в журнале «Курский театр», посвященной 15-летию общества, член правления К. Маслов отмечал, что в Товариществе «объединяющим и возбуждающим к совместной деятельности началом являлось устройство ежегодных выставок картин в г. Курске», но «помимо своей прямой задачи объединиться на почве художественно-живописных интересов», художники стремились стать «ядром, привлекающим к себе всех, так или иначе интересующихся искусством, к какой бы области изящного оно не принадлежало». Поэтому в выставках наряду с профессионалами участвовали также художники-любители.

К сожалению, ни фонда Товарищества, ни фонда какого-либо художника обнаружить не удалось. Упоминание об этом объединении встречаем в монографии И.А. Круглого: «Довольно оживленной была деятельность Курского Товарищества художников. Начиная с конца 1890-х годов и до 1916 года Товарищество устраивало свои выставки ежегодно, а иногда и два раза в год – весной и осенью. Активное участие в выставках принимали местные художники А.К. Дамберг, Л.А. Квачевский, К.С. Малевич, Г.А. Шуклин, М.Н. Якименко-Забуга и другие. Выставлял также свои работы живший в то время в Курске молодой начинающий живописец А.А. Дейнека... Многие произведения, показанные на курских выставках, имели высокопрофессиональный характер благодаря участию на них таких художников, как А.К. Дамберг... Наряду с картинами местных живописцев на курских выставках нередко экспонировались полотна известных русских художников: в 1911 году – И.И. Левитана и Л.Л. Каменева, в 1912 году – В.К. Бялыницкого-Бирули, в 1913 году – В.Н. Мешкова».

О выставочной деятельности объединения дает представление губернская пресса. «Курские губернские ведомости» в 1908 г. писали: «Выставка картин художников в залах 2-й женской гимназии прошла с весьма заметным успехом как в материальном, так и в художественном отношении. Несколько картин привлекли к себе значительное внимание посетителей, в особенности пейзаж и жанр, а также возбуждал интерес ученический отдел, устройство которого весьма кстати на выставке и который, по инициативе М.Н. Якименко-Забуги, является на выставке уже второй раз». Всего же, по подсчетам краеведа Ю.А. Бугрова, Товарищество провело восемь выставок. В них приняли участие 96 художников, показав 1344 экспоната.

В 1915 г. при Товариществе была открыта платная студия, предназначавшаяся для подготовки художников-любителей к поступлению «в специальные и художественные учебные заведения», где преподавали живопись, рисование, скульптуру и черчение.

Таким образом, Товарищество курских художников являлось не просто объединением, созданным для организации досуга корпорации курских художников, но прогрессивным художественным центром губернского города, сыгравшем значительную роль в развитии изобразительного искусства в губернии, а также в эстетическом воспитании курян.

Подводя некоторые итоги развитию любительского искусства в Курской губернии, необходимо отметить всеобщность этого явления. Источниками активности любителей являлись природная театральность и музыкальность русского человека, берущие начало в народном творчестве, желание самореализоваться, вырваться из постоянного, незыблемого круга унылой провинциальной жизни. Это культурное явление, несомненно, можно считать исключительно важным для населения губернии. Благодаря постановке спектаклей и устройству концертов в губернском и уездных городах, а особенно в сельской местности, многие зрители впервые соприкасались с такими видами искусства, как театр и классическая музыка. Таким образом, любительство выполняло просветительскую функцию для широких масс населения, отвлекая, хоть ненадолго, от привычных «развлечений»: карт и водки. Увлечение художественным творчеством положительно сказывалось на интеллектуальном и нравственном развитии участников любительских объединений, а совместная работа над спектаклями и концертами предоставляла возможность для полезного общения.

Статья в Сборнике "Культуры городов Российской империи на рубеже XIX - ХХ веков" (Материалы международного коллоквиума, Санкт-Петербург, 14-17 июня, 2004 года). СПб.: Издательство "Европейский Дом", 2009. - С. 401-413..


Статья опубликована в авторской редакции с разрешения автора.

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
11.08.2015 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь:В.Ветчинову