Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

КУРСКАЯ ГУБЕРНИЯ И КУРЯНЕ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Курский военно-исторический сборник. Выпуск 14.
автор: Чубаров А.И.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ПОМОЩЬ РАНЕНЫМ И БОЛЬНЫМ НА ТЕРРИТОРИИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Практически с самого начала Первой мировой войны к населению Курской губернии через прессу стали распространяться призывы к пожертвованиям. Так, в газете «Курские губернские ведомости» от 29 июля 1914 г. было размещено воззвание: «Жители Курска и губернии приглашаются жертвовать как деньгами, так и материалами, необходимыми для изготовления белья и халатов, равно готовыми предметами и личным своим трудом по участию в этом добром деле. Помочь своим отцам, детям и братьям, израненным и заболевшим в боях с врагом – наша святая обязанность и долг. Пусть каждый, не стесняясь малым приношением и небольшим свободным временем, охотно идет в дом дворянства»(267). Такое обращение было размещено не случайно, в губернском центре армия разместила Курский распределительный пункт, одновременно отвечающий за Воронежскую губернию. В Курск направляли раненых и заболевших на Юго-Западном театре военных действий.

1914-751 (94K)

Наибольшую нагрузку по приему пациентов в городе несли 8 штатных военных госпиталей. Но они, как и лазареты губернского земства, зачастую были перегружены, из-за того, что дальнейшая эвакуация пациентов была возможна только в Воронеж, который часто отказывался их принимать из-за отсутствия мест. Курское земство, докладывая об этом МВД, сообщало, что нередки случаи переполнения госпиталей, например, в лечебнице на 200 кроватей приходилось помещать 267 раненых. Министерство своеобразно отреагировало на это сообщение, оставив на его полях карандашную заметку «это еще немного»(268).

1914-752 (68K)

В телеграмме направленной губернатором Н.П. Муратовым в Генеральный штаб 8 августа 1914 г. сообщалось об острой нехватке кроватей и постельных принадлежностей, однако отмечалось что в уездах попечением земства, общественными учреждениями и частными лицами спешно приготавливаются койки(269).

Из-за нехватки постельных принадлежностей для эвакуационных госпиталей руководство губернии обратилось к уездным исправникам, прося выслать излишек холста. Правление Курского Знаменского мужского монастыря, откликнувшись на данную просьбу, передало 1 000 аршин холста, а из Обояни было прислано 2 924 аршина полотна и 74 аршина байки. Образцовым можно считать Фатежский уезд, где за счет пожертвований церкви и местных жителей было собрано 24 634 аршина холста (хотя последняя цифра довольно сомнительна)(270).

Помещики и крестьяне окрестностей губернского центра так же вносили посильную лепту в оборудование лечебных учреждений. Из имений Обидина и графа Клейнмихель, находившихся в Рышковской волости, 20 и 21 августа к лазаретам города было доставлено в общей сложности 18 возов ржаной соломы для набивки матрасов. Данный пример не единичен, в дальнейшем из указанных имений периодически доставляли необходимый материал для обустройства кроватей. А Василий и Федор Петровичи Белоусовы, жившие в Стрелецкой слободе Курского уезда, пожертвовали на устройство кроватей для госпитализированных солдат и доставили на своих телегах 3 воза соломы. От денег отказались, мотивируя это тем, что они жертвуют раненым и больным воинам(271).

Помимо этого, в Курской губернии проводились и массовые сборы пожертвований в пользу раненых. Например, начальница 2-й Белгородской женской гимназии В. Короткова, желая усилить материальными средствами организованный педагогами Харьковского учебного округа лазарет, предложила устроить для этой цели платный ученический литературно-вокальный вечер. В результате данной акции было собрано 535 руб. А в Новом Осколе итогом однодневного сбора на содержание городского лазарета для раненых и больных воинов стала сумма в 905 руб. Тимский дамский комитет, преследуя аналогичные цели, провел лотерею-аллегри. На этом фоне особо выделился начальник Головчинского почтово-телеграфного отделения, решивший провести в пользу раненных лотерею путем розыгрыша своего дома в Грайвороне, оцененного в 4 тыс. руб. Губернатор счел такое предложение неуместным и от проведения розыгрыша отказались(272).

С наступлением осени губерния столкнулась с новой проблемой – выходящие из госпиталей не имели теплых вещей. Город должен был придти на помощь солдатам, покупая для них теплую одежду, поскольку на складах не было необходимого количества запасов. По просьбе губернатора Городская дума пожертвовала из собственных средств на эти цели 3 000 руб. и поручила городскому голове обратиться к общественности с призывом об оказании помощи. Так-же Н.П. Муратов просил уездных исправников закупать недорогую материю, годную для пошива одежды, белья и обуви, открыв первоначально для выполнения этих целей кредит в размере 200 руб. на каждый уезд(273). В частности, именно эти деньги позволили Обоянскому уездному исправнику закупить материал и организовать изготовление из него 54 рубахи, 55 кальсон, 50 наволок, 33 простыни, 20 одеял, 37 пар чулок, 25 пар туфель, 100 шарфов, 21 кашне. Белье кроилось его женой и супругой помощника исправника, пошив же был осуществлен арестантами и арестантками местной тюрьмы(274).

1914-753 (196K)

Но и население Курской губернии не осталось здесь в стороне, и по мере возможностей помогало нашим солдатам. Служащие теткинских заводов отправили в Курск белье, изготовленное для раненых и больных воинов на средства, пожертвованные служащими заводов и мельницы Михаила Ивановича Терещенко. Было отправлено 150 рубашек, 75 кальсон, 33 бумазейные рубашки, 75 пар бумазейных оберток для ног. Дар подобного рода из 6 ситцевых рубах, 7 теплых бумазейных рубашек, 12 пар кальсон и 6 пар теплых шерстяных носков поступилиз Высшего начального училища вышеупомянутого села. Материал был приобретен на средства, пожертвованные учащимися, и ими же изготовлен(275).

При благотворительном сборе, проведенном в Медвенской волости, было получено небольшое количество холста. Для его переработки под руководством жены местного учителя образовался кружок лиц, пожелавших принять участие в заготовке белья для раненых.

1914-754 (107K)

Благотворительные акции охватили широкие слои населения от крестьянства до дворянства. К примеру, белгородским крестьянином Ильей Николаевичем Соколовым на нужды войны были отданы пара сапог, ватное драповое пальто и суконный пиджак; а тимская дворянка Наталья Павловна Мухортова пожертвовала в пользу госпитализированных 8 байковых халатов, 6 рубашек, 6 кальсон, 1 подушку, 6 простыней, 4 наволочки. Не осталось в стороне и курское купечество. Так, купцы Курска Михаил Васильевич Зубков и Сергей Михайлович Зайцев пожертвовали в пользу раненых 50 фунтов чая и 7 пудов сахара(276).

Отдельно следует отметить готовность жертвовать не только вещи, но и свое личное время. Например, мещанин Георгий Иванович Глек просил зачислить его в санитары Курского сводного госпиталя без оплаты. В прошении он указывал, что имеет возможность ухаживать за защитниками Родины в свободное от работы время. Его прошение было удовлетворено. Довольно много желающих внести таким образом свой вклад в победу было среди учащихся курских учебных заведений. Отдельную благодарность от земства заслужили воспитанники духовной семинарии, которые безвозмездно помогали не только при тяжелейшей разгрузке санитарных поездов, но и работали санитарами в лечебных заведениях города.

Госпитали разбросаны по городу на значительном расстоянии друг от друга и перевозка пациентов сопровождалась определенными трудностями. Раненых и больных перевозили либо на простых городских извозчиках, что при скверных экипажах и плохих мостовых причиняло сильные страдания раненым, либо пользоваться услугами местного трамвая. Общество «Курский трамвай» предоставляло вагонетки для транспортировки раненых совершенно бесплатно, что приносило ему значительные убытки, т.к. каждая нагрузка вагонеток парализовывала почти все пассажирское движение трамвая по городу. В одной вагонетке размещалось не более 6 раненых на носилках, а в Курске же их прибывало около 500 в каждом поезде, причем в течение суток в город приходило 2–3 санитарных эшелона. Но этот способ транспортировки применялся лишь к лазаретам, которые помещаются на 2-х главных улицах города, поскольку только по ним была проведена трамвайная линия(277).

С первых дней войны железнодорожники Курской губернии активно включились в акции по сбору пожертвований для русских воинов, получивших ранения на фронтах. Так, 24 июля 1914 г. специальным приказом «О сборе пожертвований по случаю войны с Германией и Австро-Венгрией» управляющий Московско-Киево-Воронежской железной дорогой Г.Ф. Энман определил размер собираемых пожертвований в зависимости от месячного оклада служащих: от 75 до 125 руб. – 1 %, от 126 до 250 руб. – 2 %, от 251 до 400 руб. – 2,5 %, от 401 до 600 руб. – 3 %, от 601 до 900 руб. – 4 %, свыше 900 руб. – 5 %(278).

Приказом Г.Ф. Энмана № 95 от 4 апреля 1915 г. «О сборе пожертвований на подарки воинам» предписывалось, что «пожертвования могут быть единовременными или периодическими на все время войны»(279). Они направлялись, в основном, в военные госпитали, располагавшиеся на территории губернии.

27 апреля 1915 г. в письме, направленном на имя курского городского головы К.Д. Попова, Г.Ф. Энман сообщал о согласии пропустить в здание Управления дороги специально выделенных городской управой лиц для продажи цветов в пользу раненых воинов. 1 мая того же года у всех пассажирских поездов, останавливавшихся в тот день на станции Курск, организовали торговлю фиалками. Средства от выручки предназначались для семей нижних чинов, призванных на фронт и для раненых воинов(280).

Таким образом, традиции благотворительности в годы Первой мировой войны получили дальнейшее развитие. На деньги, пожертвованные жителями губерниями, приобреталась теплая одежда и нижнее белье для раненых. Война способствовала привлечению к участию в благотворительности не только представителей высших слоев общества, но и широких народных масс, стремившихся внести вклад в дело общей победы.


П р и м е ч а н и я

267. Государственный архив Курской области (далее: ГАКО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 10708. Л. 8.

268. Российский государственный военно-исторический архив (далее: РГВИА). Ф. 2002. Оп. 1. Д. 2. Л. 72.

269. ГАКО. Ф. 1. Oп. 1. Д. 10709. Л. 6.

270. Там же. Д. 10709. Л. 5, Л. 8, Л. 48–48-об., Л. 60.

271. Там же. Л. 113–114, Л. 202.

272. ГАКО. Ф. 1. Д. 10708. Л. 104–105, 164, 191, 252, 357–357-об., 359.

273. Там же. Д. 10709. Л. 178–78-об., Л. 288.

274. Там же. Л. 325, Л. 511.

275. ГАКО. Ф. 1. Д. 10709. Л. 306–307, Л. 323.

276. Там же. Л. 181, Л. 558, Л. 466.

277. РГВИА. Ф. 2002. Оп. 1. Д. 2. Л. 215–217.

278. ГАКО. Ф. 46. Оп. 49. Д. 17. Л. 132.

279. Там же. Д. 2. Л. 115.

280. Там же. Д. 17. Л. 126-а, 131.


СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
04.01.2015 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову