КУРСКАЯ ГУБЕРНИЯ И КУРЯНЕ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Курский военно-исторический сборник. Выпуск 14.
автор: Д.С. Симкин

«КУРЯНЕ НА ФРОНТЕ...»

1914-02 (95K)

ВОИНСКИЕ ПРИЗЫВЫ И МОБИЛИЗАЦИИ
1914-1917 гг. В КУРСКОЙ ГУБЕРНИИИ

Исход Крымской войны 1853-1856 гг., проигранной российскими вооруженными силами, располагавшими ограниченным запасом рекрутов, заставил ускорить процесс перехода к всеобщим воинским призывам населения по примеру Франции и других западноевропейских стран, включая набиравшую военную мощь соседнюю Германскую Империю.

Введение в России всесословной воинской повинности привело к сокращению сроков службы и, как следствие, увеличило число призванных в войска, прошедших военное обучение и зачисленных в запас армии для создания многочисленных подготовленных резервов на случай войны. Главным преимуществом этой системы комплектования войск являлась возможность содержать небольшую кадровую армию мирного времени, которая в случае военных действий приобретает массовый характер за счет призывов военно-обученных резервов из числа мужчин, прошедших армейскую службу. В результате наше отставание от передовых государств по рассматриваемому вопросу оказалось ликвидировано.

Система всеобщих призывов россиян, прослужив более столетия, остается основой комплектования армии и флота нашего государства вплоть до сегодняшнего времени. В условиях современного военного реформирования происходит переход на контрактную систему для профессионализации вооруженных сил, но полного отказа от существующей воинской обязанности в ближайшее время не предусматривается.

Призыв молодых людей к исполнению воинской повинности в 1914 г. на территории Курской губернии начался в плановые сроки – 1 октября(1). Призыву подлежало 35148 чел.(2), в т.ч. по дополнительным спискам Б – 4663 человек(3). Льготу по семейному положению имели 14045 чел.(4), или 40,0 % от общего числа призывников. При «осмотре и приеме» было признано подлежащими отсрочке по болезни или невозмужалости 4187 чел., или 11,9 % от общего числа призываемых. Это очень высокий показатель, в предыдущие войны он не превышал 5,5 %, что объясняется большим числом повторно получивших отсрочки для выздоровления из внесенных в дополнительные списки Б.

На службу в 1914 г. было принято 18068 чел., или 51,4 % от общего числа призывников(5), для сравнения в военном 1877 г. – 30,2 %, а в 1904 г. – 38,0 %. Интересен факт, что призыв новобранцев 1914 г. продолжался и после официального закрытия присутствий. До 1 января 1915 г. на службу было дополнительно принято еще 448 чел., которые вместе с 17620 чел., зачисленными на действительную службу, в октябрьский призыв, составили общее число призванных в войска(6). В число дополнительно призванных вошли призывники, вернувшиеся после детального обследования в лечебных заведениях, а так-же после переосвидетельствования Губернским по воинской повинности присутствием. Всего по России в 1914 г. было принято 700000 чел.(7), доля Курской губернии в этом наборе составила 2,6 %.

Среди принятых новобранцев льготы по семейному положению имели 4826 чел., или 26,7 %. Такого высокого показателя призванных с льготы не наблюдалось ни в Русско-Турецкую, ни в Русско-Японскую войну. Объяснялось это масштабом новой войны, превосходившим все предыдущие.

Настрой у призывников был разным. В донесениях уездных воинских начальников встречаются различные сведения о настроениях среди призываемых. Так, Льговский воинский начальник указывал на то, что, несмотря на закрытые винные лавки, среди новобранцев было замечено «неумеренное употребление вина, которое покупается ими в складчину в большом количестве и частью распивается на улицах города»(8). Воинский начальник просил распоряжения губернатора о фактическом прекращении продажи спиртною во Льгове до отправления всех новобранцев в войска, боясь, что последние пропьют деньги, полученные ими в присутствии, за принесенные с собой вещи(9).

В Новооскольском уезде ситуация была иной. По сообщению воинского начальника «Призывные ведут себя образцово. В городе полный порядок, случаев уклонения от воинской повинности не наблюдалось»(10).

В целом, призыв новобранцев 1914 г. прошел уже по хорошо известной схеме, лишь расширив число призванных в войска. Призыву подлежали 21-летние мужчины.

1914-03 (61K)

В 1915 г. в Курской губернии, как и по всей России, прошли три досрочных призыва новобранцев. Сведения об итогах этих призывов, проведенных на территории Курской губернии, крайне скудны.

1914-032 (73K)

Первый набор прошел с 15 января по 15 февраля 1915 года(11). Призыву подлежали 21-летние мужчины, которые должны были призываться в октябре. Всего к отбытию воинской повинности было назначено 32311 человек(12). Из этого числа было принято на военную службу 16045 чел., или 49,7 %. Зачислено в ополчение второго разряда имевших право на льготу по семейному положению 1-го разряда 6863 чел., или 21,2 % от общего числа призывников. По России данный набор дал 673000 чел.(13), в т.ч. 16045 курян, или 2,4 %.

Интересен факт, что новобранцам, принятым в этот призыв во флот, явка из домашнего отпуска была отсрочена до 1 октября 1915 г. «ввиду затруднительности для Морского ведомства приема новобранцев во флот вне времени обычного призыва»(14). Но в марте 1915 г. эти новобранцы были «обращены» в сухопутные войска и направлены на службу. Такая договоренность была достигнута по соглашению Военного и Морского министерств, по которому предполагалось призвать необходимое для флота число новобранцев в досрочный майский призыв(15).

1914-04 (87K)

15 мая 1915 г. начался второй досрочный призыв 1916 г. новобранцев 1897 года рождения, т.е. 20-летних(16). От него освобождались до конца войны новобранцы, занимающие на момент набора должности телеграфистов на всех железных дорогах империи, кроме Ташкентской и Средне-Азиатской(17).

1914-042 (64K)

В этот призыв к воинской повинности привлекались 32358 чел., из них льготой 1-го разряда воспользовались 8098 чел., или 25,0 %, а зачислены в войска 15590 чел.(18), или 48,2 %. В числе принятых по России 632000 чел.(19), доля Курской губернии составила 2,5 %.

В досрочный призыв 1917 г., начавшийся 7 августа 1915 г., исполнению воинской повинности подлежали молодые люди 1896 года рождения, т.е. 19-летние(20). Данный призыв был проведен на «мобилизационных началах», позволивших призвать под знамена наибольшее число новобранцев, не учитывая право на льготы по семейному положению(21). Из 33505 чел, на службу было зачислено 23246 чел.(22), или 69,4 %. Из 932000 чел., призванных на службу по всей России(23), доля Курской губернии составила 2,5 %, как и в другие призывы периода Первой мировой войны.

Необходимо отметить, что в призывы новобранцев 1914-1916 гг. от поступления на действительную военную службу освобождались только призывники, имевшие право на льготу по семейному положению 1-го разряда(24). Вслед за досрочным призывом 1917 г. призывников 1896 года рождения, игнорировавшим предоставление льгот по семейному положению, велась подготовка к проведению в 1916 г. призыва 1918 г. молодых людей, родившихся в 1897 году. Все призываемые в этот набор, в случае годности зачислялись в войска независимо от льготы по семейному положению. Так, призывники, имевшие право на льготу по семейному положению 1-го разряда, в наборы 1914-1916 гг., зачислялись в ополчение 2-го разряда, из которого позднее принимались на службу в качестве ратников ополчения. То теперь льготные 1-го разряда сразу при призыве зачислялись на службу как ополченцы(25). В случае одновременного призыва двух и более братьев на службу их семейства, наряду, с семьями, лишенными единственного кормильца получали право на продовольственное пособие(26). Кроме этого, семьям военнослужащих нуждающимся в отоплении оказывалась помощь и в этом вопросе(27).

Для более оперативного проведения призывов в 1915 г. новобранцам было предоставлено право являться на сборные пункты для исполнения воинской обязанности по месту пребывания. Данное обстоятельство позволяло призывникам, работающим на фабриках и заводах в других регионах, не возвращаться домой(28), что значительно экономило время проведения призыва.

Призыву подлежали и беженцы призывов 1914-1917 гг., находившиеся во внутренних губерниях, в т.ч. и в Курской. Беженцы при объявлении призыва должны были немедленно являться на сборные пункты местных уездных воинских начальников по месту пребывания. Присутствия составляли на них необходимые списки и проводили определение возраста «по наружному виду»(29).

1914-05 (98K)

В 1914-1915 гг. в России сохраняли свою силу отсрочки для завершения образования, а начиная с 1916 г. был объявлен призыв студентов в действующую армию(30). Во избежание призыва, многие студенты совершали самовольные переходы из одного учебного заведения в другое, что строго каралось как уклонение от воинской повинности(31).

Досрочное проведение воинских призывов требовало большого напряжения от учреждений, составлявших призывные списки. Всего по имеющимся данным за 1914-1915 гг. в Курской губернии было принято на военную службу 72949 новобранцев.

1914-052 (140K)

Основные отличия призывов мирного и военного времени проявились в Первую мировую войну, во время которой пришлось пойти на изменение некоторых статей Устава о воинской повинности. Первый призыв военного времени в 1914 г. был проведен в плановые сроки и отличался повышенной нормой набора, более 50 % было принято на службу, а также фактической отменой льгот по семейному положению 2-го и 3-го разрядов, которые, начиная с этого момента, утратили свою силу в связи с военным временем.

Действующей армии для пополнения убыли требовалось все большее число солдат и в короткое время. Поэтому, призывы 1915-1917 гг. были проведены ранее запланированных сроков. Для этого была снижена призывная возрастная планка.

В 1915 г. впервые в России прошло три досрочных призыва новобранцев. В призыв, начавшийся 15 января, были приняты 21-летние призывники, которые в условиях мирного времени, должны были привлекаться к исполнению воинской повинности лишь 1 октября этого года. Вслед за этим 15 мая – 20-летние, а 7 августа – 19-летние юноши, очередь которых должна была наступить в 1916 и 1917 гг. соответственно. В 1916 г. очередь дошла и до 18-летних юнцов призыва 1918 года. Ниже 18 лет возраст новобранцев не опускался, в 1917 г. призвали 18-летних призыва 1919 года.

Начиная с 7 августа 1915 г., наборы новобранцев происходили на «мобилизационных началах», не учитывавших льготы по семейному положению. Теперь при призыве все годные к военной службе мужчины

За всю войну было мобилизовано около 15500000 запасных, ополченцев и новобранцев, распределявшихся по возрасту следующим образом: моложе 20 лет – 2500000 чел., или 16,8 %; 20-29 лет – 7600000 чел., или 49,0 %; 30-39 лет – 4600000 чел., или 30,0 %; 40 лет и старше – 800000 чел., или 5,0 %(32).

По данным сельскохозяйственной переписи 1917 г. процент принятых в армию в России составлял: 11,2 % ко всему населению, 22,6 % к числу всех мужчин и 47,4 % к числу трудоспособных мужчин. В Курской губернии этот показатель превосходил общероссийский и был равен: 12,6 %, 25,1 %, 53,3 % соответственно(33). Процент призванных трудоспособных мужчин в Курской губернии превосходил в среднем на 3 % аналогичные показатели в других губерниях Европейской России, например, в Екатеринославской – 34,2 %, в Петроградской – 39,7 %, в Московской он составлял 45,1 %, а в соседней Черниговской – 50,6 %. Таким образом, в среднем, данный процент был выше в сельскохозяйственных губерниях, что дает возможность сделать вывод, что русское крестьянство несло на себе всю тяжесть войны(34).

Летом 1914 г. по приказу Курского губернского по воинской повинности присутствия уездные воинские присутствия провели поверочные сборы нижних чинов запаса, срок для проведения был назначен с 1 по 24 июня. Уездные присутствия в рамках отведенного времени сами устанавливали сроки явки. Например, Рыльское присутствие выполнило поверку со 2 по 19 июня(35). Данная поверка позволила за месяц до начала войны получить точные сведения о наличии запасных на местах, что в свою очередь ускорило проведение мобилизации запасных нижних чинов.

После объявления 15 июля Австро-Венгрией войны Сербии, в России было решено провести мобилизацию. Император Николай II, несмотря на уговоры Генерального штаба, долго не хотел проводить в России общую мобилизацию, считая, что она приведет к войне с Германией. Только после долгих объяснений, что в случае объявления частной мобилизации помешает в дальнейшем проведению общей, император дал свое согласие(36).

Общая мобилизация была объявлена 18 июля 1914 г., в ходе ее призывались все запасные нижние чины и часть ратников государственного ополчения 1-го разряда согласно действовавшему на тот момент мобилизационному расписанию 1910 года(37). До этого была проведена подготовительная работа на местах. Так, с 13 июля в Курской губернии было введено «Положение о подготовительном к войне периоде» и проведены мероприятия согласно «Перечней № 1 и № 2»(38), такие как:

- приведение в полный порядок материалов во всех учреждениях, отвечающих за проведение мобилизации армии и флота;

- прекращение выдачи военнообязанным паспортов и свидетельств на право выезда за границу;

- дооборудование сборных пунктов при управлениях воинских начальников всем необходимым для проведения мобилизации;

- проверка готовности сборных пунктов к работе(39).

По распоряжению губернатора на период проведения мобилизаций в местах призыва закрывались все питейные заведения(40). Закрытые казенные и частные винные лавки и заведения, торгующие спиртными напитками, предписывалось охранять нарядами от полицейской стражи(41). Данное распоряжение сыграло положительную роль в поддержании порядка на сборных пунктах.

1914-06 (114K)

Интересен тот факт, что на местах мобилизация началась на один день раньше, а именно 17 июля. Получилось так, что сперва была объявлена частная мобилизация. Согласно Высочайшему повелению мобилизации подлежали войска Киевского (в его состав входила Курская губерния), Одесского, Московского, Казанского военных округов, Черноморский и Балтийский флоты и казачьи части(42). 17 июля в дополнение к вышеуказанному распоряжению в Курск поступила телеграмма от командующего войсками Киевского военного округа генерал-адъютанта Иванова, сообщающая, что первым днем мобилизации считается 17 июля, призыву подлежат запасные нижние чины, ополченческие части не формируются(43). Данное обстоятельство объясняется нерешительностью императора в деле объявления общей мобилизации, которая все-таки последовала 18 июля. Чтобы урегулировать эту нестыковку в проведении мобилизации, на места была разослана телеграмма товарища министра внутренних дел Плеве, в которой сообщалось, что призыву подлежат ратники ополчения 1-го разряда, а «явка запасных на сборные пункты по дням мобилизации, начиная с семнадцатого июля должна продолжаться без исправления объявлений о призыве»(44).

Отсрочками от призыва пользовались офицеры и нижние чины наружной полиции, обучающиеся в высших учебных заведениях; запасные нижние чины, ратники государственного ополчения(45). В преддверии мобилизации было приказано освободить всех нижних чинов и ратников государственного ополчения, отбывавших в тюрьмах гражданского ведомства, отбывавших наказание за неявку на учебные и поверочные сборы. После освобождения они сразу зачислялись в воинские части по назначению(46).

Сведения о числе призванных запасных в Курской губернии сильно разнятся. Так, по данным Обзора Курской губернии за 1914 г. в губернии было призвано 42394 нижних чинов запаса(47), или 1,4 % от общего числа принятых запасных в России в 1914 г. В свою очередь, по данным, содержащимся в государственном архиве Курской области в профильном фонде № 141 Курского губернского по воинской повинности присутствия, имеются сведения об итогах призыва запасных по 12 уездам из 15. По 12 уездам это число составило 46128 человек(48). По нашему мнению, больше стоит доверять сведениям профильного фонда, составленным по отчетам уездных по воинской повинности присутствий. Объяснить такое несоответствие данных можно следующим образом. В Обзоре Курской губернии могли быть использованы %е окончательные показатели о числе призванных, а количество назначенных по разверстке с губернии чинов запаса. Составители Обзора могли просто не знать о реальной ситуации, сложившейся на сборных пунктах. Губернатор Н.П. Муратов сообщал 28 июля 1914 г. командующему войсками Киевского военного округа генерал-адъютанту Н.И. Иванову, что на многих «сборных пунктах губернии до сих пор имеются запасные, не принятые в войска ... [их – Д.С.] количество в некоторых пунктах доходит до 700 человек»(49).

Например, в Путивле было принято сверх комплекта 680 запасных, не имеющих назначения в воинские части(50), а в Грайвороне – 800 человек(51). Все эти запасные были отправлены в войска. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что в России в целом и в Курской губернии в частности в дальнейшем не было больше ни одного призыва запасных, т.к. весь этот ценнейший в условиях войны контингент был полностью вычерпан в период общей мобилизации. Всего, по нашим расчетам, в Курской губернии было принято 57660 чинов запаса(52). Более подробные сведения о числе принятых по уездам губернии будет приведено ниже в таблице № 1 «Итоги мобилизаций 1914 г. по Курской губернии».

Принятые курские нижние чины запаса были направлены в подразделения различных родов войск (пехоту, артиллерию, кавалерию, в т. ч. и на флот).

Рассмотрим теперь число ратников ополчения 1-го разряда, принятых по мобилизации 18 июля в Курской губернии. В эту мобилизацию призыву подлежали 2 категории ополченцев 1-го разряда:

- ратники, перечисленные в ополчение из запаса до достижения 43-летнего возраста, т.е. прошедшие военную службу сроков призыва 1893-1896 гг., и которым к началу войны было от 39 до 42 лет(53).

- не служившие ратники 1-го разряда призывов 1908-1913 гг. в возрасте от 22 до 27 лет(54).

В работе Н.Н. Головина мы находим сведения, отличные от выявленных нами в региональных документальных источниках. Он утверждает, что призывались запасные, прошедшие армейскую службу призывов 1892-1895 гг., т.е. от 40 до 43 лет и не служившие призывов 1910-1913 годов(55). По действовавшему законодательству о воинской повинности, в ополчении мужчины состояли до достижения ими 43-летнего возраста, так что 43-летних не могли призывать в войска без изменения закона. Таким образом, получается, что верхняя возрастная планка, установленная Н.Н. Головиным для лиц, прошедших военную службу, не верна. Объяснить различие в возрастах ратников ополчения, не служивших в армии, можно следующим образом: в Курской губернии могли расширить возрастные рамки призыва для приема необходимого числа ополченцев, назначенного с губернии.

По данным Обзора Курской губернии за 1914 г. в Курской губернии в 1914 г. было принято в войска 19889 ратников из них: 7540 чел. – 1-го разряда и 12349 чел. – 2-го разряда(56). Достоверность этих сведений вызывает большое сомнение. Во-первых, по всем встреченным нами источникам, призыв ратников государственного ополчения 2-го разряда в 1914 г. в России не проводился, так как не было на это высочайшего распоряжения. Первый набор ратников 2-го разряда состоялся лишь 5 сентября 1915 г., после утверждения Государственной думой закона «О порядке призыва и назначения ратников государственного ополчения 2-го разряда», вносившего изменения в Устав о воинской повинности(57). Во-вторых, численные данные, приведенные в Обзоре, совершенно отличаются от найденных нами в архивных документах. По отчетам уездных воинских присутствий, в губернии только по общей мобилизации было принято 24907 ратников 1-го разряда, среди них было: 6848 чел., или 27,5 % проходивших ряды войск, и 18059 чел., или 72,5 % не служивших(58), а в 1914 г. в губернии кроме общей, прошли еще две частные мобилизации.

С.С. Ольденбург, современник тех событий, писал: «Мобилизация прошла успешно, скорее, чем ожидалось; не только нигде не было протестов, не было и нередких в подобных случаях пьяных бесчинств: по Высочайшему повелению на время мобилизации была воспрещена продажа спиртных напитков»(59). Эти сведения подтверждаются и на локальных примерах, в частности Курской губернии. Так, Дмитриевский уездный исправник сообщал Курскому губернатору следующее: «...за все время мобилизации пьяных не наблюдалось, все население было проникнуто важностью настоящего момента, перед отправкой первого эшелона запасных, был отслужен напутственный молебен и запасные с музыкой были приведены на вокзал, после окончания призыва около собора также был отслужен молебен о даровании победы русскому оружию после чего состоялась патриотическая манифестация с несением портретов Государя и национальных флагов, толпа все время пела «Спаси, Господи» и «Боже, царя Храни», около земской управы манифестантов встретила музыка, приподнятое настроение все усиливалось... Дойдя до моей квартиры, манифестанты устроили мне овации и затем отправились к Управлению воинского начальника, где потребовали воинского начальника и устроили ему овации...»(60)

1914-09 (101K)

Рыльское уездное по воинской повинности присутствие доносило, что явка запасных и ополченцев в уезде «была произведена в образцовом порядке и своевременно. При этом наблюдалось, что среди прибывающей в г. Рыльск массы людей, совершенно не было пьяных»(61).

Новооскольский уездный исправник доносил, что «запасные славили императора, многие заявляют желание идти добровольцами, порядок образцовый, ни одного пьяного»(62).

В Курской губернии были случаи поимки уклонявшихся от призыва в войска по мобилизации из других губернии. Например, 13 августа 1914 г. щигровской полицией был задержан и передан уездному воинскому начальнику запасной Ефим Денюков, происходивший из крестьян деревни Агарковой Красненской волости Малоархангельского уезда Орловской губернии(63).

В ходе общей мобилизации на сборных пунктах скапливалось огромное число призываемых запасных и ополченцев, что создавало большое неудобство в их размещении на обывательских квартирах и проведении освидетельствования. Во всех уездах сборные пункты были переполнены(64), так, только в Курском уезде было призвано 6732 чел.(65), а явившихся по мобилизации было еще больше. Своевременную отправку военнообязанных в войска затрудняло одновременное проведение конской мобилизации. Так, в селе Винниково прибывшая команда с запасными была задержана на несколько дней по причине отсутствия местного старшины и старосты, обязанных содействовать в продвижении таких команд. В селе не были заготовлены подводы для перевозки членов команды, потому что все местные крестьяне со своими лошадьми находились в Курске на приемном конском участке(66). Всего по общей мобилизации в Курской губернии было принято 82567 запасных и ополченцев.

В 1914 г. в губернии прошли еще две частные мобилизации ополченцев 1-го разряда: 20 сентября и 20 ноября. Мобилизация, начавшаяся 20 сентября, затронула всего 3 уезда из 15. По ней призыву подлежали ратники ополчения 1-го разряда, не проходившие военную службу призывов 1911-1913 гг. Всего по ней было принято 540 чел.: в Курском уезде – 200 чел., в Путивльском и в Тимском – по 170 человек(67).

20 ноября мобилизация прошла в 12 уездах губернии. Призывались 2 категории ратников 1-го разряда: проходившие военную службу призывов 1893-1896 гг., и не служившие в армии призывов 1908-1914 гг. Всего по ней было принято 6874 чел., из них проходивших военную службу – 183 чел., или 2,7 % и 6691 чел.(68), или 97,3 % не проходивших ряды войск. Такой низкий показатель призванных в первой категории объясняется полным исчерпанием данного класса ополчения.

Всего в 1914 г. в Курской губернии мобилизовали 89981 чел., или 2,04 % от общего числа призванных по России в этом году.

В 1915 г. известно лишь общее число мобилизованных в Курской губернии. В результате семи мобилизаций ратников государственного ополчения 1-го и 2-го разряда было принято 72054 человека, или 2,6 % от общероссийского показателя мобилизованных ополченцев в 1915 г., из них: 39992 чел – 1-го разряда и 32062 чел. – 2-го разряда(69).

В 1916 г. Курской губернии прошло 5 мобилизаций ополченцев, в ходе которых было призвано 53699 чел., из них: 16279 чел. – 1 разряда и 37420 чел. – 2-го(70).

Таблица № 1. Общее число мобилизованных по Курской губернии в 1914 г.(1)
Мобилизации 1914 г.
Уезды 18 июля20 сентября 20 ноября Всего
запасные ополченцыополченцы ополченцы
Курский 5025 1707 200 1200 8132
Белгородский 43052006 - 550 6861
Грайворонский 5112 2459 - 1100 8671
Дмитриевский 2205 642 - 276 3123
Корочанский 4056 2510- 453 7019
Льговский 3844 1009- 671 5524
Новооскольский 38442085 -- 5929
Обоянский 4859 1972 -347 7178
Путивльский 3790 1140 170 6945794
Рыльский3245 1700- 652 5597
Ст. Оскольский 3422 1840 -- 5262
Суджанский 3700 1952 -- 5652
Тимский 3510 1170 170551 5401
Фатежский 3844 1244 - 3805468
Щигровский 2899 1471- - 4370
Всего 57660 24907 540 6874 89981

1. Составлена по: ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 168. Л. 332-об.-333; Д. 170. Л. 319-413.

По мобилизации, прошедшей 1 февраля 1916 г., было принято 6063 чел. ратников 2-го разряда, или 2 % от общероссийского аналогичного показателя. По 2-й (25 марта) – 1-го разряда 2895 чел., или 2,8 % и 2-го разряда – 6104 чел., или 2,0 %. По 3-й мобилизации (25 августа) – 8592 чел., 2-го разряда или 2,1 %. По 4-й (20 сентября) – 1-го разряда 10175 чел., или 6,8 % и 2-го разряда – 8796 чел., или 2,4 %. По 5-й мобилизации было принято 11074 чел. ратников 2-го разряда, или 3,2 %. Из приведенных данных следует, что Курская губерния давала больший процент ратников 1-го разряда: с 25 марта по 20 сентября он вырос на 4,0 %, тогда как относительный показатель ратников 2-го разряда, призванных на службу с 1 февраля по 25 октября, увеличился лишь на 1,2 %. Если рассмотреть возраст призываемых ратников, то получается следующая картина: среди ратников 1-го разряда основную массу составили мужчины в возрасте от 39 до 42 лет, а среди ополченцев 2-го разряда – от 26 до 40 лет. Это свидетельствует о том, что уже в 1916 г. мобилизационные ресурсы Курской губернии были на грани истощения. Среди оставшихся, призыву подлежали лишь 43-летние ратники 1-го разряда и 41-43-летние ополченцы 2-го разряда.

Следует отметить, что в 1916 г. из 15 уездов Курской губернии первые две мобилизации ратников государственного ополчения: 1 февраля и 25 марта 1916 г. прошли только в 14, т.к. Обоянский уезд по распоряжению главного управления генерального штаба по причине эпидемии сыпного тифа был освобожден от призывов до окончания эпидемии(71).

В годы войны не обошлось и без примеров дезертирства. Так, ратник государственного ополчения 1-го разряда 140-й пешей Курской дружины Андрей Алексеевич Щетинин призыва 1911 г., происходивший из крестьян деревни Будища Черно-Олешенской волости Суджанското уезда, бежал из Курской команды выздоравливающих и скрывался в родной деревне 5 месяцев и 3 дня(72). После задержания его Суджанским уездным воинским начальником, он был передан военно-полевому суду при 679-й пешей Курской дружине. В ходе рассмотрения дела был вынесен приговор: «подсудимого ратника Андрея Алексеевича Щетинина за побег во время войны с целью уклониться от службы в действующей армии, по лишению воинского звания и всех прав состояния подвергнуть ссылке в каторжные работы на восемь лет...»(73)

1914-12 (75K)

За первые три года войны в России было проведено 16 призывов ратников государственного ополчения: три – в 1914 г., семь – в 1915 г. и пять – в 1916 году. В дальнейшем в Центральной России до окончания войны призывов ратников государственного ополчения больше не осуществлялось. 10 января 1917 г. была проведена мобилизация ратников ополчения 2-го разряда только на Кавказе, по ней приняли 30000 человек(74).

В связи с уменьшением мобилизационных ресурсов начиная с 1916 г. была введена практика переосвидетельствования белобилетников, т.е. военнообязанных, которые при призывах или мобилизациях были признаны «совершенно неспособными к военной службе и получили свидетельства об освобождении навсегда от таковой...»(75)

20 января 1916 г. в Курскую губернию поступил циркуляр, ставивший в известность о том, что в связи с высочайше утвержденным 18 ноября 1915 г. положением Совета министров постановлено:

- на время войны возложить на уездные по воинской повинности присутствия поверочное освидетельствование белобилетников;

- поверочное освидетельствование проводить по месту жительства белобилетников;

- всех признанных годными к военной службе за исключением имеющих законные отсрочки от призыва после освидетельствования немедленно принимать в войска с зачислением в ополчение 2-го разряда(76).

Всех опаздывавших на переосвидетельствование белобилетников предписывалось отправлять в тюрьмы на срок от 3 недель до 8 месяцев(77).

Расклейка объявлений о начале переосвидетельствования проводилась также как и для призыва новобранцев. Вызов белобилетников на сборные пункты начинался с младших возрастов(78).

Переосвидетельствование проходило в разные сроки, поэтому в войска пополнение поступало разновременно. Так, в 1916 г. в целом по стране было принято в войска 100000 белобилетников, в 1917 г. – еще 100000 человек(79).

По данным документальных материалов, хранящихся в государственном архиве Курской области, в период с марта 1916 г. по 14 января 1917 г. в губернии было проведено 3 переосвидетельствования, в результате которых в войска было отправлено 7566 чел., и перечислено в ополчение 2-го разряда 4528 чел. с назначением отсрочки на излечение легких болезней(80). Таким образом, по итогам переосвидетельствования только в Курской губернии мобилизационный контингент был расширен на 12094 чел.

После Февральской революции 1917 г. потребность в привлечении белобилетников на службу сохранилась. 10 апреля на места поступило распоряжение Временного правительства «возобновить по окончании наиболее острого периода весенних сельских работ, в зависимости от местных климатических условий, поверочное освидетельствование всех не подвергавшихся еще таковому белобилетников до 43-летнего возраста»(81). В Курской губернии оно прошло в основном летом.

В состав уездных по воинской повинности присутствий, в связи с переосвидетельствованием, вводилось два представителя общественных организаций с правом совещательного голоса, а именно два депутата от местного гарнизона(82). По распоряжению начальника Харьковской местной бригады, все годные к военной службе учителя призывов 1906-1918 гг. после переосвидетельствования отправлялись на службу(83).

В Курской губернии данные о принятых в 1917 г. на службу белобилетниках присутствуют всего по 10 из 15 уездам, в них было принято 3450 человек(84).

Всего в губернии после переосвидетельствования белобилетников в 1917 г. было принято и направлено на действительную военную службу в войска 5175 чел.(85) К тому же еще 3758 чел. было признано «не вполне годными» и включены в число ратников ополчения 2-го разряда(86).

Приведем общие данные о мобилизациях запасных и ополченцев с 1914 по 1917 гг.:

Таблица № 2. Мобилизованные в Курской губернии в 1914-1917 гг.(1)
Категории призываемых Количество мобилизованных
1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. Всего
Нижние чины запаса 57660 - - - 57660
Ратники 1-го разряда 3231139992 16279 - 88592
Ратники 2-го разряда - 32062 37420- 69482
Белобилетники - - 75665175 12741
Всего 89981 72054 61265 5175 228475

1. 1 См.: ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 168. Л. 332-об.-333; Д. 170. Л. 319-413; Д. 182. Л. 65, 176-177, 287, 358-361, 415-416; Д. 184. Л. 224-об.-225, 287-об.-288, 380, 587-об.-679; Обзор Курской губернии за 1914 г. Курск, 1915. С. 36-37; то же за 1915 г. Курск, 1916. С. 131.

Из приведенных данных видно, что наибольшее число при пятых в войска было в 1914 г. – 89981 чел., или 39,4 % от общего числа мобилизованных в войну, в дальнейшем этот показатель снижался: в 1915 г. – 72054 чел., или 31,5 %, в 1916 г. – 61265 чел., или 26,8 % и в 1917 г. – 2,3 %. Это снижение объясняется сокращением мобилизационных ресурсов губернии.

По категориям мобилизованных в Первую мировую войну нижние чины запаса составили 57660 чел., или 25,2 % от общего числа принятых, ратники ополчения 1-го разряда – 88592 чел., или 38,8 %, ратники 2-го разряда – 69482, или 30,4 % и белобилетники – 5,6 %.

По примерным подсчетам, за годы Первой мировой войны в рядах вооруженных сил (вместе с кадровой армией) выходцы из Курской губернии составляли около 340000 человек(87). А по данным, приведенным в книге «Россия в мировой войне 1914-1918 года: (в цифрах)» – 345000 человек(88). Но и первый, и второй показатели содержат число не только запасных, ополченцев и белобилетников, но и призванных из губернии новобранцев. Количество последних нами не учитывалось.

Таким образом, основным отличием Первой мировой войны было не только большее число призванных в ряды войск, но и изменение законодательной базы по воинской повинности. Правительство из-за истощения существовавших людских ресурсов военнообязанных было вынуждено искать новые пути пополнения войск. В частности, принятие положения о призыве ратников государственного ополчения 2-го разряда для пополнения действующей армии, тогда как по Уставу 1874 г. эта категория предназначалась только для комплектования тыловых частей, да и только после чрезвычайного распоряжения императора. Данное изменение позволило расширить мобилизационные ресурсы страны. Так, за годы войны только по Курской губернии было призвано 69482 ратника 2-го разряда, что составило 30,4 % от общего числа мобилизованных в Курской губернии с 1914 по 1917 гг. Проведенное в 1916-1917 гг. переосвидетельствование белобилетников дало только по Курской губернии 12741 чел., или 5,6 % от общего числа, направленного на пополнение армии. В Первую мировую войну потребовалось такое напряжение всех сил страны, в том числе и людских, которого Россия ранее не знала.

Что касается оценки самих мобилизаций, то следует отметить, что 18 июля 1914 г. в России впервые была проведена общая мобилизация войск, все остальные призывы этой войны носили частный характер.

Чрезвычайные наборы запасных и ополченцев проводились в кратчайшие сроки и без особых инцидентов, так как уже ранее была составлена схема их проведения, опробованная и доработанная на примере Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг. и Русско-Японской 1904- 1905 гг. В Первую мировую войну в Курской губернии мобилизовали в 5 раз больше чинов запаса и ратников государственного ополчения, чем в упомянутые войны локального характера вместе взятые.


П р и м е ч а н и я

1. Обзор Курской губернии за 1914 г. Курск, 1915. С. 71.

2. Там же.

3. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 166. Л. 98-99.

4. Там же. Л. 98-99; Обзор Курской губернии за 1914 г. Курск, 1915. С. 71.

5. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 166. Л. 98-99; Обзор Курской губернии за 1914 г.

6. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 166. Л. 101-об.-102.

7. Обзор Курской губернии за 1914 г. Курск, 1915. С. 71.

8. Там же.

9. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 167. Л. 37.

10. Там же. Л. 6.

11. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 173. Л. 28.

12. Обзор Курской губернии за 1915 г. Курск, 1916. С. 131.

13. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Численность людей, призванных во время великой войне // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 61.

14. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 173. Л. 56.

15. Там же. Л. 140-140-об.

16. Обзор Курской губернии за 1915 г. Курск, 1916. С. 131.

17. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 173. Л. 238.

18. Обзор Курской губернии за 1915 г. Курск, 1916. С. 131.

19. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Численность людей, призванных во время великой войны // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 61.

20. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 173. Л. 344, 434, 480.

21. Там же. Л. 605-605-об.

22. Обзор Курской губернии за 1915 г. Курск, 1916. С. 131.

23. Головин Н.Н. Указ. соч. С. 61.

24. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 173. Л. 605-об.

25. Там же. Л. 756-об.

26. Там же. Д. 181. Л. 155.

27. Там же. Ф. 310. Оп. 1. Д. 1134. Л. 1-234.

28. Там же. Ф. 141. Оп. 1. Д. 173. Л. 359-359-об.

29. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 173. Л. 536, 605.

30. Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. Т. 2. М., 1992. С. 185.

31. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 181. Л. 11-11-об.

32. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Численность людей, призванных во время великой войны // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 60-61.

33. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Численность людей, призванных во время великой войны // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 67-68.

34. Там же. С. 62, 67-68.

35. ГАКО. Ф. 310. Оп. 1. Д. 1128. Л. 3-6.

36. Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. Т. 2. М., 1992. С. 146; Авдеев П.А. Русская мобилизация в июле 1914 года // Военно-исторический журнал. 1994. № 7. С. 39-46.

37. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 162. Л. 4, 15, 26-27.

38. Там же. Д. 170. Л. 1.

39. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 162. Л. 2-5.

40. Там же. Д. 162. Л. 50; Д. 170. Л. 21.

41. Там же. Д. 162. Л. 54-об.

42. Там же. Л. 57.

43. Там же. Л. 16.

44. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 162. Л. 37.

45. Там же. Л. 58, 64, 78, 85.

46. Там же. Д. 170. Л. 296.

47. Обзор Курской губернии за 1914 г. Курск, 1915. С. 37.

48. См.: ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 170. Л. 319-413.

49. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 170. Л. 197.

50. Там же. Л. 181.

51. Там же. Л. 152.

52. Расчет произведен на следующих основаниях: во-первых, имеющееся число принятых по 12 уездам губернии – 46128 чел. делим на 12, для того, чтобы получить средний показатель мобилизованных в одном уезде. Он равен 3844 чел. Во-вторых, умножаем полученное число на количество уездов в губернии, т.е. на 15. В итоге получаем искомое число 57660 чинов запаса, призванных на территории Курской губернии в общую мобилизацию 18 июля 1914 г.

53. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 170. Л. 324-об.-325.

54. Там же. Л. 321.

55. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Численность людей, призванных во время великой войны // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 59.

56. Обзор Курской губернии за 1914 г. Курск, 1915. С. 36.

57. Россия в мировой войне 1914-1918 года: (в цифрах). М., 1925. С. 18; Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Численность людей, призванных во время великой войны // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 64.

58. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 168. Л. 332-об.-333; Д. 170. Л. 319-410.

59. Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. Т. 2. М., 1992. С. 149.

60. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 170. Л. 189.

61. Там же. Л. 319-об.

62. Там же. Л. 48-49.

63. Там же. Л. 292.

64. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 170. Л. 319-об.

65. Там же. Л. 402.

66. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 170. Л. 69.

67. Там же. Д. 168. Л. 332-об.-333.

68. Там же.

69. Обзор Курской губернии за 1915 г. Курск, 1916. С. 131.

70. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 182. Л. 65, 176-177, 287, 358-361, 415-416.

71. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 182. Л. 90-91.

72. Там же. Д. 186. Л. 15.

73. Там же. Л. 23-23 об.

74. Россия в мировой войне 1914-1918 года: (в цифрах). М., 1925. С. 18.

75. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 184. Л. 1.

76. Там же.

77. Там же. Л. 1-об.

78. Там же. Л. 3.

79. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Численность людей, призванных во время великой войны // Военно-исторический журнал. 1993. № 6. С. 61.

80. ГАКО. Ф. 141. Оп. 1. Д. 184. Л. 224, 287,380.

81. Там же. Л. 690.

82. Там же. Л. 734 735.

83. Там же. Л. 729.

84. См.: Там же. Л. 587-об.-679.

85. Расчет произведен на следующих основаниях: во-первых, имеющееся число принятых по 10 уездам губернии из 15 – 3450 чел. для получения среднего числа принятых было разделено на 10; во-вторых, полученный показатель 345 был умножен на 15 и получено искомое число 5175 чел.

86. Расчет произведен на следующих основаниях: во-первых, имеющееся число зачисленных в государственное ополчение 2-го разряда по 10 уездам губернии из 15 – 2505 чел. для получения среднего числа зачисленных было разделено на 10; во-вторых, полученный показатель 250,5 был умножен на 15 и получено искомое число 3758 чел., пополнивших контингент ополчения.

87. Курцев А.Н. Воинские миграции населения Центрального Черноземья в 1861-1917 гг. // Армия в истории России. Курск, 1997. С. 36.

88. Россия в мировой войне 1914-1918 года: (в цифрах). М., 1925. С. 49.


СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
30.12.2014 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову