«ПРЕКРАСНЫЕ КАЧЕСТВА СОЛДАТА ВНОВЬ БЫЛИ ПРОЯВЛЕНЫ НА МАНЕВРАХ…» (К 110-ЛЕТИЮ ПРОВЕДЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ БОЛЬШИХ МАНЕВРОВ В ВЫСОЧАЙШЕМ ПРИСУТСТВИИ)

ПОДГОТОВКА К МАНЕВРАМ ЗАНЯЛА ДВА ГОДА

автор: В.КОРОВИН.

Военное министерство запланировало проведение большого маневра между железной и шоссейной дорогами, связывающими Орел и Курск еще в августе 1900 года(1). В нем должны были принять участие войска Киевского, Одесского, Московского, Виленского военных округов, объединенные в две сводные армии – Южную и Московскую.

Согласно подготовленной легенде, главная Западная армия, переправившись через Днепр на участке Орша – Речица, наступает к Москве. Назначенная для ее поддержки Южная армия наступает от Курска с целью захватить Орел и железнодорожное сообщение на Брянск. Ко времени начала маневра главные силы Южной армии дошли до линии сел Конево – Родительское (севернее Курска). В связи с получением сведений о движении со стороны Орла значительно превосходящих сил противника, Южной армии приказано удержать Курск, как важный узел путей сообщения, а по прибытии подкрепления, перейти к выполнению первоначальной задачи.

Главная Восточная армия, задерживая наступление Западной армии от переправ через Днепр на участке Орша – Речица, отступает к Москве. В связи с получением задачи задержать противника на линии Смоленск – Брянск, Московской армии приказано отбросить противника, наступающего к Орлу со стороны Курска. К началу маневра ее главные силы дошли до линии Поныри – река Свапа(2).

Район маневра представлял значительные трудности для передвижения войск и выполнения поставленных задач: всхолмленный рельеф, перерезанный целой сетью глубоких лощин и оврагов с крутыми, обрывистыми берегами; обилие мелких рек, имеющих болотистые долины и плохие переправы.

В составе Южной армии предполагалось задействовать 40 генералов, 239 штаб-офицеров, 1730 обер-офицеров, 42560 нижних строевых чинов, 1645 – нестроевых, 8136 строевых лошадей, 1528 – обозных, 1184 повозки, объединенных в 79 пехотных батальонов, 40 кавалерийских эскадронов, 192 артиллерийских орудия. Московская армия имела 75 батальонов, 36 эскадронов и 168 орудий(3)

Для сосредоточения в районе маневра только Южной армии планировалось осуществить перевозку по железной дороге войск X корпуса из Чугуева и Харькова, 15-й пехотной дивизии и 4-й стрелковой бригады с их артиллерией из Одессы, 34-й пехотной дивизии с артиллерией из Екатеринославля, 2-й казачьей сводной дивизии со ст. Деражня и Проскуров, 7-го и 14-го саперных батальонов (с шестовым отделением 5-го саперного батальона) из Киева, 4-го обозного кадрового батальона из Бердичева, часть 5-го обозного кадрового батальона из Ровно(4)

Но запланированные на 22-29 августа 1900 г. маневры под Курском так и не были проведены. Можно предположить, что причиной тому стали события в Северо-Восточном Китае, отголоски которых давали о себе знать и в последующие годы. Так, во Всеподданнейшем докладе по Военному Министерству 1902 года отмечалось: «Хотя деятельность Военного Министерства в отчетном году и была менее напряженной, чем в предшествующий год, вследствие окончания китайских смут, но все же она осложнялась тем обстоятельством, что часть наших сил находится еще на неприятельской территории и не может покинуть владений Китая, пока в Маньчжурии не водворится прочный порядок и спокойствие, которые гарантировали бы нам безопасность достройки эксплуатации ВКЖД, на сооружение которой вся Россия принесла так много жертв»(5)

22 декабря 1901 г. помощник начальника Главного штаба генерал-лейтенант Е.Е. Уссаковский направил начальнику штаба Киевского военного округа генерал-лейтенанту В.А. Сухомлинову предписание «О больших маневрах в 1902 году». В нем указывалось: «Представленный Вашим превосходительством проект маневров в Курской губернии доложен был Военному министру и несколько видоизмененный его Высокопревосходительством, представлен был Государю Императору. Его Величество изволил повелеть, чтобы начальникам маневрирующих армий была предоставлена возможно большая свобода действий и чтобы их не связывали задачами на каждый день, дабы не уменьшить поучительности маневров. Ввиду изложенного, главный штаб препровождает при сем копию представленного Государю Императору проекта маневров, который должен служить лишь канвой для разработки соображений по устройству продовольствования войск на маневрах, отнюдь не определяя точно и неизменно действий маневрирующих сторон на каждый день. Вместе с тем, Главный штаб просит Ваше превосходительство сообщить, когда можно ожидать соображения по выполнению маневров войсками Южной армии в форме проекта, подобного представленному в 1900 году»(6)

В приложении к предписанию излагались легенда маневров и задачи Южной армии. Разработанный план, в основном повторял ранее подготовленный к маневрам 1900 г., с частичным изменением района действий. Западная армия, переправившись через Днепр на участке Орша – Речица, наступает широким фронтом на Москву. Для обеспечения правого фланга, уступом вперед выслана Южная армия, переправившаяся через Днепр у Киева. Ей поставлено задачей от Киева двинуться кратчайшим путем на Курск, для захвата этого железнодорожного узла. А затем, по прибытии подкреплений, наступать на Москву. Путь подвоза Южной армии – железная дорога Курск – Киев. Обложка дела РГВИА

Для прикрытия Курска сформирована Московская армия, которой приказано двинуться через Орел к Курску, встретить Южную армию и отбросить ее к югу. Путь подвоза Московской армии – железная дорога Орел - Курск.

К началу маневров Южная армия, наступая к Курску через Нежин – Белополье – Суджу, достигла главными силами линии реки Реут на фронте сс. Колпаково – Самсоновка, а главные силы Московской армии заняли линию Жердево – Полежаев – Рышково. Цель действий 22 августа – раскрыть силы противника, затруднить переход через реку Сейм(7)

Заблаговременно был определен и примерный ход маневров. В первый день(8) Южная армия, обнаружив наступление Московской армии, должна была остаться на р. Реут до подхода подкреплений. На случай отступления ей предстояло укрепить арьергардные позиции у с. Косторная. Вся конница, кроме корпусной, высылалась вперед для выяснения сил и направления движения противника. Московская армия, выслав для той же цели свою конницу, должна перейти через р. Сейм и достичь главными силами линии сел Малютино – Одоевка – х. Черницынский – Николаевка. Допускалась возможность столкновения конницы и авангардов армий.

Во второй день Южной армии предстояло оборонять рубеж реки Реут и после боя отойти на линию сел Бобрик – Дуров – Раково – Б.-Солдатское, куда к ней должно прибыть подкрепление. На третий день планировалась дневка. В четвертый день Южная армия переходит в наступление к Курску и форсирует реку Реут на участке Благодатное – Косторное. Московская армия с боем отступает к реке Сейм на линию Никольское – Анахино. Пятый день: Южная армия продолжает наступление к Сейму на линию Сорокино – Анахино. Московская армия отходит с боем на правый берег Сейма и защищается за рекой.

Шестой день: Московская армия обороняет укрепленную позицию у с. Косторное. Южная армия форсирует р. Сейм и атакует противника на его позиции. Седьмой день – дневка. Восьмой день: Высочайший парад на высоте между селами Косторная и Моква (Соколья) в 6 верстах от окраины сл. Казацкая (предместье Курска)(9)

Уже 29 января 1902 г. командирам частей и начальникам служб из штаба Киевского военного округа были направлены описания района предстоящих маневров, а 2 марта военното-пографический отдел Главного штаба прислал в штаб округа 220 листов трехверстной топографической карты европейской части России(10)

Для предварительной подготовки района маневра к приему войск 9 февраля 1902 г. курскому губернатору А.Д. Милютину было направлено письмо из штаба Киевского военного округа за подписью генерал-майора Н.В. Рузского. Из него следовало, что район предстоящих манёвров в высочайшем присутствии охватывал территорию Курского, Льговского, Суджанского и Рыльского уездов Курской губернии. К письму прилагалась карта района маневра.

От руководства губернии требовалось все дороги в установленных границах привести в такой порядок, чтобы движение войск и обозов могло производиться беспрепятственно. Обозначенные на карте дороги должны были расширяться до определенной законом нормы, а грунтовое покрытие следовало укрепить укатыванием верхнего слоя рыхлой земли. Особое внимание обращалось на выравнивание спусков и подъемов, крутизна которых должна была обеспечить продвижение нагруженной повозки казенного образца (максимальный полезный груз 25 пудов). Подобные требования предъявлялись к мостам, речным переправам, плотинам. Их предстояло привести в исправное состояние, допускающее прохождение артиллерии и обозов. На всех перекрёстках дорог, отмеченных на карте, необходимо иметь столбы – указатели с соответствующими надписями.

В прилагаемой к письму ведомости перечислялись планируемые пункты ночлега частей Южной армии с указанием количества людей и лошадей. Окружной штаб просил распоряжения курского губернатора о своевременной заготовке губернским распорядительным комитетам в указанных пунктах необходимого количества дров и подстилочных принадлежностей. Для обеспечения войск питьевой водой во всех селениях, определенных к размещению военнослужащих, требовалось подготовить колодцы и ключи. Во избежание загрязнения источников запрещалось замачивание конопли во всех реках и ручьях маневренного района (особенно на реках Реут и Воробжа до 4 сентября 1902 г. включительно)(11)

Двадцать населенных пунктов губернии, предназначенных к организации ночлега, были недостаточно обеспечены водой. Решить эту проблему предполагалось путем использования нортоновских колодцев. Как следует из письма Главного штаба от 10 мая 1902 г. начальнику штаба Киевского военного округа: «С разрешения Военного министра Главным инженерным управлением уже заказаны нортоновские колодцы для снабжения ими войск, участвующих в Курских маневрах, по расчету двух колодцев на каждый пехотный полк и каждую пехотную резервную бригаду»(12)

В деревне

Еще в январе 1902 г. с целью подготовки к предстоящим маневрам была запланирована полевая поездка штабных офицеров в Курскую губернию. Руководить полевым выездом должен был генерал-квартирмейстер Н.В. Рузский. Но переписка между Главным штабом и штабом Киевского военного округа указывает на то, что сроки поездки неоднократно переносились. В результате выезд в район маневров удалось организовать только 20 апреля. В нем приняли участие 30 офицеров под руководством нового генерал-квартирмейстера А.А. Маврина, сменившего на этом посту 10 апреля 1902 г. Н.В. Рузского, который занял должность начальника штаба Киевского военного округа. Полевая поездка позволила внести необходимые коррективы в план мероприятий по подготовке маневров(13)

С целью обеспечения района маневров связью предполагалось использовать и местные телефонные сети, сведения о которых были доставлены в штаб округа. В их числе линии телефонной связи: графа Петра Клейнмихеля (в Курском уезде), Военного ведомства (между казармой летучих артиллерийских парков и водокачкой в Курске), потребительского общества (во Льгове), князя Александра Барятинского (между с. Ивановское и дворцом в Марьино), потомственного почетного гражданина Тахтомирова, князя Петра Долгорукова (в Суджанском уезде)(14)

1 июня 1902 г. начальнику штаба Киевского военного округа из Главного штаба были направлены руководящие указания для детальной разработки проекта предстоящих в Курской губернии маневров. В них нашли отражение многие организационные вопросы. Часть из них была связана с присутствием на предстоящих маневрах Николая II и членов императорской семьи. Так, в предписании отмечалось, что «Занятие караулов в местах пребывания Его императорского Величества и Его императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича может быть возложено на батальон 129-го пехотного Бессарабского полка… Для охраны железнодорожного пути на время следования по нему императорских поездов может быть назначено соответствующее число частей XXI армейского корпуса»(15)

В указаниях перечислялся и ряд других мер, обеспечивающих проведение маневров. Например, в помощь полиции Курска на период пребывания в городе императора с сопровождающими лицами, выделялись два батальона 129-го пехотного Бессарабского полка и одна сотня 1-го Уральского казачьего полка. Для хозяйственных нужд разрешалось использование интендантства нижних чинов из частей XXI армейского корпуса.

На время маневров отпускалось: пехоте по 100, коннице по 50 и саперам по 30 холостых патронов на винтовку, а артиллерии по 100 холостых зарядов с фиктивными снарядами. Одновременно был решен вопрос об отпуске средств телеграфной и телефонной связи. Для усиления позиций проволочными сетями Главное инженерное управление выделяло 450 пудов проволоки, а также 2250 руб. на изготовление кольев. На расходы по устройству голубиной почты отпускалось по смете 300 руб.

Предписанием устанавливалась форма одежды для войск на маневрах и в день смотра – обыкновенная, «нижним чинам быть в мундирах второго срока (на маневрах в случае жаркой погоды, в гимнастических рубахах и фуражках с белыми чехлами и козырьками)»(16)

Заблаговременно решался вопрос о санитарном обслуживании участников маневров. В соответствии с докладом Главного военно-медицинского управления, предполагаемая заболеваемость военнослужащих должна была составлять один человек на тысячу солдат и офицеров в день. Для оказания первой медицинской помощи нуждающимся в Южной армии открывались приемные покои на 204 места, с последующей эвакуацией в Киевский военный госпиталь. Больных и раненых из Московской армии готовы были принять приемные покои в районе дислокации и Курский запасной полевой госпиталь(17)

К началу августа 1902 г. штабом Киевского военного округа были разработаны подробные инструкции для службы транспортов, службы на этапах, по санитарно-врачебной части, для оценочных комиссий по определению убытков землевладельцам, по устройству продовольственной части. Согласно последней, во время больших маневров «для довольствия войск хлебом на ст. Коренево формируются 4 полевых военных хлебопекарни»(18)

На перевязочном пункте

Интендантский продовольственный склад на Инструкция о службе дивизионных телефонных команд на больших маневрах 1902 г. под городом Курском станции Коренево к 17 августа «состоял из 24816 пудов муки, 2852 пуд. круп, 140 пуд. овощных консервов, 1536 порций мясных консервов, 6104 пуд. овса, 2106 пуд. сена и 50 пудов тмина. Продукты были сложены частью на четырех специально приготовленных деревянных настилах под брезентами, частью в помещении бывшего пакгауза железной дороги»(19).

Перевозка участвовавших в маневрах войск к исходным пунктам осуществлялась по железным дорогам. Для этих целей потребовалось 229 воинских эшелонов. Наиболее напряженная работа выпала на долю Московско-Курской (от 14 до 18 воинских поездов в сутки), Курско-Харьково-Севастопольской и Московско-Киево-Воронежской (от 5 до 26 воинских поездов) железных дорог. Транспортировка войск была осуществлена в течение 9-10 дней до начала маневров без крупных задержек и срывов(20).

Проведенная подготовительная работа позволила обеспечить своевременное выполнение поставленных перед штабами, службами и войсками задач. Выявленные в ходе маневров недостатки были детально проанализированы в отчете главного посредника – Великого князя Михаила Николаевича, справедливо отметившего: «Минувшие маневры дали обширный материал для суждения о результатах мирной подготовки войск и степени готовности их к выполнению тех назначений, которые могут выпасть на их долю в случае войны. Прекрасные качества солдата, его выносливость и неутомимость, служащие верным залогом для достижения блестящих результатов, вновь были проявлены на маневрах и вновь доказали, что с нашим солдатом самые трудные и тяжелые задачи не встретят затруднений при их выполнении»(21).




ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Российский государственный военно-исторический архив (далее – о РГВИА). Ф. 1759. Оп. 3. Д. 77. Л. 1.

2. Там же. Л. 2.

3. Там же. Л. 1-об., 25-об.-26.

4. Там же. Л. 5-об.

5. РГВИА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 77. Л. 2.

6. РГВИА. Ф. 1759. Оп. 3. Д. 1014. Л. 3-3-об.

7. Там же. Л. 242.

8. Маневры начались 29 августа 1902 года.

9. РГВИА. Ф. 1759. Оп. 3. Д. 1014. Л. 243. Смотр войск по итогам маневров состоялся 5 сентября 1902 года. Почетным гостем на нем был шах персидский Музаффар-Эддин.

10. Там же. Л. 7-10, 24.

11. Там же. Л. 15-16-об.

12. Там же. Л. 121.

13. Там же. Л. 42-43, 82-84, 110-113.

14. Там же. Л. 150-об.-151.

15. Там же. Л. 152.

16. Там же. Л. 153-154.

17. РГВИА. Ф. 372. Оп. 4. Д. 80. Л. 152-152-об.

18. Там же. Л. 394, 396, 402, 413.

19. Всеподданнейший отчет главного посредника о больших в высочайшем присутствии маневрах в Курской губернии 1902 года. СПб, 1903. С. 108.

20. Там же. С. 110-111.

21. Там же. С. 82.


СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
09.12.2013 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову