Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

Курский край в истории Отечества
Под ред. Л.С. Полнера

автор: Г.А. ЧУРИЛОВА

Глава II.Курский край в XVII веке

§1. Курский край - земля бунтарская

XVII век вошел в историю России как "век бунташный". На это время пришлись династический кризис и эра социальных волнений, народных бунтов, это время защиты Отечества от иноземной польско-шведской интервенции, время освободительной борьбы украинского народа против польско-шляхетского гнета и воссоединения Украины с Россией. Но это также и время "самозванцев", время раскола общества и церкви. В эти бурные годы Россия приобретала опыт выхода из политического и социально-экономического кризиса, опыт укрепления российской государственности.

Начало века, вошедшее в российскую историю как "смутное время", было ознаменовано кризисом русской государственности. Со смертью Иоанна IV Грозного и его сына Федора Иоанновича прекратилась династия потомков Ивана Калиты. Вопрос о престолонаследии стал формальной причиной бурных событий начала века. Конец опричнины, отмечал Л.Н. Гумилев, не стал концом той антисистемы (тоталитаризм, восточная деспотия), что оформлялась в России в царствование Иоанна Грозного. Большинство опричников уцелели, многие бояре, бывшие у власти, остались при дворе, они продолжали думать и действовать, как опричники. Избранный в 1598 г. Земским собором боярин Борис Годунов не использовал шанса стать конституционным государем, не реализовал боярской идеи о своеобразном договоре государя и боярской Думы, ограничивающей власть царя и дававшей преимущества служилой знати. Годунов же стремился всячески подчеркнуть свою связь с прежней династией. Именно ссылка на традицию политической власти являлась весомым аргументом в событиях конца XVI - начала XVII вв., определяла суть общественных противоречий эпохи.

У историков существуют различные взгляды на суть явлений "смутного времени". Согласно марксистско-ленинской теории все события рассматриваются как классовая борьба, "крестьянские войны". С.М. Соловьев характеризует события начала века как борьбу сторонников порядка и антиобщественных элементов, то есть земельных собственников и бедного казачества (голытьбы). Л.Н. Гумилев, в соответствии со своей теорией этногенеза, оценивает эти события как борьбу севера и юга, богатого центра и бедных окраин государства. Вместе с тем, Историки едины в оценке того, что подтолкнуло общество к противоборству: всеобщее недовольство населения, слабость государственно-правового оформления власти и экономические тяготы неурожайных лет.

Еще в правление Ивана Грозного его фаворит Борис Годунов получил в подарок от своего шурина, Федора Иоанновича, сына Ивана Грозного, Камарицкие волости и другие земли на юге Московии. Годунов как помещик установил в этих землях невыносимые условия десятинной пашни, размеры которой были столь велики, что в последующем ни одно правительство России не устанавливало таких размеров налогов для крестьян. В народе накапливалось недовольство жизнью на "украинных" землях. К тому же, правительство Годунова не смогло справиться со страшным голодом в Москве в 1601 г. В то же время, в Северской Украине, в том числе и в Курском крае, был хороший урожай. Однако Годунов, отказавшись закупать хлеб за границей у "немцев", дескать, "стыдно", не смог организовать и закупку хлеба в хлебородных районах страны. Вместо этого была введена своеобразная "продразверстка", царские указы предписывали боярам и купцам, помещикам-дворянам и крестьянам сдавать хлеб царским "заготовителям" по твердо установленной цене. В результате хлеб был припрятан и помещиками, и крестьянами до лучших времен. Земли Северской Украины, города и села юга страны наполнились беженцами. Появились здесь и "отчаянные" люди, недовольные политикой Годунова. Стали создаваться разбойничьи банды.

Эти и другие факторы ускорили открытое противостояние политических сил, которое, по мнению современного историка Р.Г. Скрынникова, точнее будет назвать гражданской войной, где переплелись идеи социальной и политической борьбы.

Удобнейшим выходом из борьбы непримиримых интересов, взбудораженных пресечением династии, по мнению В.О. Ключевского, было самозванство, которое механически, насильственно соединяло "... элементы готового распасться общества"

Политическая слабость России соответствовала и интересам европейских государств, особенно Польши. Именно там в 1601-1602 гг. появляется самозванец-Лжедмитрий I. Перейдя в октябре 1604 г. с небольшим отрядом русскую границу через Днепр, самозванец неожиданно получил поддержку окраин. Северские земли (Чернигов, Гомель, Брянск), донцы (казачество), рязанцы поддержали Лжедмитрия I. Именно Северская Украина стала центром "смуты".

Власть самозванца признали Моравск и Чернигов, однако взять штурмом Новгород-Северский 18 декабря 1604 г. Лжедмитрию не удалось, он даже собирался повернуть обратно, в Польшу. Но "прелестные письма" самозванца, которые он рассылал по ближайшим городам России, делали свое дело, их читали в Путивле, Рыльске и Курске. 21 ноября в Путивле "чернь" при поддержке стрельцов и городовых казаков организовала восстание, выдав отряду самозванца стрелецкого голову и сотников. Воевода, князь Василий Рубец Мосальский, не смог отстоять главный военный город Северской земли. Путивль стал резиденцией самозванца. После этого держать оборону Новгород-Северска уже не было смысла. К тому же, сдача Путивля оказала свое влияние на жителей Рыльска. В летописи сообщается, что 25 ноября "Рыльск також воевод поимаху и, связав, приведоша к нему (к самозванцу)". В тот же день, в результате восстания, и в Курске были схвачены и переданы самозванцу воевода, князь Григорий Роща-Долгоруков, и его помощник. 3 декабря власть Лжедмитрия признали Кромы и прилегающие волости. 4 декабря вся Камарицкая волость перешла на сторону "хорошего царя".

Южные земли Московии переходили то в руки повстанцев, то под власть войск Годунова. 21 января 1605 г. войско самозванца потерпело поражение при селе Добрыничи (в 20 км северо-западнее г. Севска). Лжедмитрий бежал вначале в Рыльск, где пробыл несколько дней, а затем в Путивль, под защиту каменного Кремля, более надежного, чем деревянная Рыльская крепость. В Путивле он прожил четыре месяца, собирая новые силы. Росту популярности Лжедмитрия способствовали антигодуновские настроения оппозиционных бояр, купечества, посадских людей, как в центре, так и на местах. Население юга страны, перешедшее на сторону самозванца, перестало платить подати, не обрабатывалась государева десятинная пашня. К тому же, самозванец высказывал приверженность православной вере. Он велел принести в Путивль из Курска чудотворную икону "Знамения" Божией Матери, встретил ее с почестью, поставил в своих покоях и каждый день горячо молился перед нею. Эта же икона впоследствии сопровождала его в Москву, была в его дворце.

Население окраинных городов и сел снабжало самозванца оружием и продовольствием, пополняло его войско добровольцами. Города встали на путь военного противоборства с центральной властью. Так, когда царские войска под командованием Федора Мстиславского осадили Рыльск, то перешедшие на сторону Лжедмитрия князь Григорий Долгоруков-Роща и его помощник Яков Змиев ответили Мстиславскому, что "... стоят за прирожденного государя" (т.е. за Лжедмитрия). В течение двух недель рыляне держали оборону крепости, заставив царские войска снять осаду и отступить на север - в Камарицкую волость. Здесь войска "задержались" на четыре месяца. Н.И. Костомаров отмечает, что "годуновцы" свирепствовали в Камарицкой волости. За преданность Дмитрию мужчин, женщин, детей сажали на кол, вешали по деревьям за ноги, расстреливали для забавы из луков и пищалей, младенцев жарили на сковородках. Вся Северщина была осуждена царем на порабощение военщины: людей, ни к чему не причастных, хватали и продавали татарам за старое платье или жбан водки, а иных отводили толпами в неволю, особенно молодых женщин, детей. В московском войске было наполовину татар и прочих инородцев, и они-то особенно варварски свирепствовали". Такое народом не забывается. Л.Н. Гумилев подчеркивает, что страна не столько поддержала самозванца, сколько была пассивна в поддержке Годунова.*3

Однако самозванец, венчанный на царство, не оправдал надежд московской знати и дворянства упрочить свое положение с помощью мнимого сына Иоанна IV. Падению его популярности способствовали и неисполнимость его посулов и обещаний, заносчивое поведение польского окружения государя. Боярский заговор и московский мятеж 17 мая 1606 г. уничтожили и власть самозванца, и его самого. На троне оказался "боярский царь" Василий Шуйский, инсценировавший свое избрание народом (1606-1610 гг.). Вступая на трон, Шуйский письменно зафиксировал свои обязательства перед боярской знатью: наиболее важные дела рассматривать только совместно с Думой, отказался от права подвергать опале бояр по своей прихоти, конфисковывать имущество родственников преступника.

Воцарение Шуйского на время смягчило противоречия в верхах общества, но не принесло успокоения стране. Самозванство вновь послужило удобной формой для организации антиправительственного движения. Центром движения нового этапа самозванства вновь стала Северская земля. В Чернигове опальный Андрей Телятевский, а в Путивле сосланный туда князь Григорий Шахов ской не приняли власти В. Шуйского. Пошли слухи о чудесном спасении Лжедмитрия I. Новый самозванец (возможно, это был вяземский помещик Михаиле Молчанов), объявившийся в польских землях, пытался воздействовать на события в России через своих подставных лиц. Одним из прибывших в Северскую землю посланников второго самозванца был боевой холоп А. Телятевского Иван Исаевич Болотников, назначенный самозванцем "большим воеводой". Вторым воеводой был Истома Пашков, из детей боярских (так назывались потомки бояр, утратившие право на высокое положение в государстве, по социальному положению были близки к дворянству). Поддержал мятеж и другой самозванец Илейко Коровин (Муромец), который еще в апреле 1606 г. при поддержке донских казаков объявил себя "царевичем Петром" (вовсе не существовавшим). Путивль вновь стал резиденцией самозванцев.

В "Разрядных записях за Смутное время" сохранились сведения о присоединении курских городов к восставшим и о расправе с боярами в гг. Борисове и Белгороде в 1607 г.: "А как после Розтриги (Лжедмитрия I) сел на государство царь Василей, и в Полских, и в Украиных, и в Северских городах люди смутились и заворовали, креста царю Василью не целовали, воевод почали и ратных людей побивать и животы их грабить...", в г. Борисове убили Михаила Ивановича Сабурова, в Белгороде был убит князь Петр Иванович Буйносов, в Ливнах едва спасся Михайло Борисович Шеин. К самозванцу "царевичу Петру" "откладывались", т.е. сдавались, города Путивль и Рыльск, Камарицкая волость.*4

В другом источнике за 1607 г. также отмечается, что Путивль и Рыльск были недовольны приходом Шуйского к власти. Жители их "умертвили гонцов, сожгли царские письма, присланные из Москвы, самого царя обругали изменником и грозили мстить ему до последней капли крови". Примером своим они возбудили восстание в нескольких городах... Орел, Путивль, Рыльск, Льгов и многие другие места. Все эти города имели сильные гарнизоны.*5 Воеводы Шуйского осаждали города, переметнувшиеся на сторону нового самозванца, однако не смогли овладеть положением в южных районах страны. К тому же, дворянское ополчение часто переходило на службу в войско самозванца, а с наступлением весенних полевых работ многие помещики уезжали из войска к себе в поместье. Правительственные войска вынуждены были отступить на север, где к тому же многие заокские города приняли присягу на верность самозванцу.

Разнородное мятежное войско Болотникова подошло к столице, однако сил для ее штурма не было, сказались и разногласия его руководителей. На сторону Шуйского перешел отряд рязанских дворян под руководством Прокопия Ляпунова, в генеральном сражении под Москвой в декабре 1606 г. его примеру последовал и Истома Пашков. Неожиданную помощь Болотникову, отступившему к Калуге, оказал "царевич Петр". Из грамоты ростовского митрополита Филарета известно, что и в июне 1607 г. путивльские и рыльские атаманы и казаки продолжали воевать в войске Болотникова.6 10 октября 1607 г. осажденная Тула сдалась, мятежники-самозванцы были казнены.

Когда же восставшие против Василия Шуйского "украины" были заняты царскими войсками, по его велению всех взятых в плен осуждали на казнь, тысячами "сажали в воду", отправляли в тюрьмы. После погрома, устроенного войсками Василия Шуйского, Камарицкая волость, в том числе и город Дмитриев-на-Свапе, или Дмитриевский, как тогда его называли, практически обезлюдели.

Эти места стали пустошью. Царь не скупился на раздачу "пустоши" новоявленным помещикам или монастырям. К 1627 г. на развалинах Дмитриева возникает деревня Брысина (Дмитриевка), что было отмечено в "Книге Большого Чертежа". Земли Дмитриевки как дворцовые принадлежали Льговскому монастырю, а в 1764 г. были переданы Экономической коллегии.

Как известно, путь основных сил Болотникова на Москву проходил из Путивля через Кромы, Серпухов и Коломну. Непосредственно же через земли Курского края - Рыльск, Льгов и Курск - прошел другой руководитель восстания, Илейко Муромец, соединившийся с Болотниковым в Калуге. После ликвидации восстания Болотникова Рыльск вновь был захвачен поляками. Во время войн Московии с Польшей город неоднократно переходил из рук в руки. В 1614 г. город был почти полностью сожжен. По Деулинскому перемирию, заключенному Русским государством с Речью Посполитой, в 1618 г. Рыльск вновь вошел в состав России.

Однако в 1607 г. в пределах Московского царства объявился очередной претендент на престол - Лжедмитрий II. С помощью польских отрядов он занял несколько южных городов, но помочь Туле не успел. Ряд одержанных им побед позволили ему в начале июня 1608 г. подойти к Москве и стать лагерем у деревни Тушино. Василий Шуйский, чтобы справиться с тушинцами, негласно поддерживаемыми польским королем, обратился за помощью к Швеции, использовав давние разногласия Польши и Швеции. Это оказалось- удобным предлогом для Польши, чтобы вмешаться в русские дела. Осада королем Сигизмундом Смоленска осенью 1609 г. изменило расстановку политических сил. В июле 1610 г. бояре свергли В. Шуйского. В августе 1610 г. Москва присягнула польскому королевичу Владиславу, который был приглашен на русский трон боярской Думой, а в конце 1610 г. умер Лжедмитрий II. Из Польши в Москву прибыл многотысячный отряд под командованием Жолкевского. Однако в России уже оформлялись в народные ополчения идеи антипольского национального сопротивления. Окраинные города России вставали на защиту своих рубежей.

Курский край с честью отражал атаки и осады интервентов. Так, в 1612 г., воспользовавшись слабостью центральной власти, многотысячный отряд Жолкевского взял города Орел, Путивль, Белгород. Началась осада Курска. В течение месяца куряне героически отражали атаки. Поляки выжгли посад, оборонявшиеся отступили сначала в большой острог, а затем в малый. Силы были неравны, не хватало оружия, воды и еды, однако крепость не была взята врагом. Задержав интервентов, куряне оказали существенную поддержку второму ополчению под руководством князя Д. Пожарского и К. Минина. Курская крепость как пограничный рубеж отражала набеги поляков и в 1616, и в 1617 г. В январе 1634 г. 20-тысячный отряд поляков под командованием жестокого магната Вишневецкого попытался ночью внезапно взять город штурмом. У поляков имелись пушки, туры и лестницы, но город взять не удалось. Куряне отстояли крепость, хотя курский воевода П. Ромодановск}1Й докладывал царю, что "длина острога 721 сажень (1 сажень - 216 см), а народу мало, и оружия всего три пищали, из которых одна попорчена, и "сидеть страшно с таким народом", т.е. просил помощи.*7

Походы поляков на Курские земли продолжались и в 30-е годы XVII в. В 1632 г. они напали на приграничные города Рыльск, Путивль, Брянск. Новому нападекию Рыльск подвергся в 1634 г., однако атака поляков была отбита, так как еще в 1633 г. отряд рыльских военных людей уходил в разведку на Украину, где от пленных узнал о готовящемся польском походе. Нападения польской шляхты на Курские земли всегда сопровождалось насилием, грабежами и убийствами.

Не прекращались и набеги на Курский край татар Крымской и Ногайской Орды. Зимой 1614-1615 гг. отряд ногайских татар напал на Рыльск, Курск и другие города. В июне 1630 г. отряд татар из 150 человек пришел в Рыльский уезд, устроили погром и убили около 100 человек. Белгородский воевода Михайло Тургенев докладывал в Москву, что 24 февраля 1637 г. татары у села Городищи и деревни Тюрино взяли в плен 13 человек, двух человек убили, но скот удалось отбить.8 Тысячи славян пропадали в татарском плену, однако удавалось иногда и совершать крупные побеги. Так, в 1634 г. из плена бежало 280 русских. Захватив корабли, они перебрались сначала в Европу, а потом и в Россию. Среди них были и стрельцы с юга России - из Оскола и Валуек. В мае 1639 г. татары дважды прошли через Рыльский уезд.

Особенно опустошительными были набеги татар на Рыльские земли в 1644-1645 гг. В 1644 г., планируя поход на Польшу и Москву, татары 26 августа переправились через Сейм между Рыльском и Путивлем. Через день они были уже под Севском. Войной был охвачен весь Рыльский уезд, к зиме татары вернулись в Крым с пленниками и награбленным добром. В 1645 г. необыкновенно жестокая засуха и голод охватили Крымское ханство. Поправить положение крымцы надеялись в войне с Россией. Зимой 1645 г. татарская лавина двинулась на Русь. Это был один из самых крупных походов крымских татар. 19 декабря 1645 г. татары, миновав Карпов, пошли Бакаевым шляхом на рыльскую дорогу. Отдельный отряд численностью в тысячу человек перешел Сейм неподалеку от Курска и занял несколько деревень. Из Рыльского уезда татары проникли в Путивльский. Начался грабеж и увод в плен. Татары проникли на Черниговщину, взяли Новгород-Северский.

В Москве знали о подготовке татар к большому зимнему походу. В полки были назначены воеводы. В Курск были назначены князья С.Р. Пожарский и А.Т. Лазарев. Пожарский прибыл в Курск 19 декабря и мог располагать только силами Курского гарнизона численностью в 1500 чел. Другие воеводы со своими полками еще не прибыли в Курск. Имея в своем распоряжении небольшое войско, князь Пожарский смело вступил в бой с татарами в районе деревень Спихтино, Костино, Жеребцово и даже взял в плен сына бек-мурзы Урмамета. 23 декабря Пожарский освободил из осады около 3 тыс. курских уездных людей в Ворожбенском острожке (неподалеку от деревни Дичня). 24 декабря Пожарский вел уже бои в Рыльском уезде, освобождая русских пленников. 28 декабря произошло крупное столкновение войска Пожарского с татарами у села Городенки (Городенск) вблизи города Ольгова. Здесь он освободил около 2700 чел. пленников из Рыльского, Путивльского уездов и Камарицкой волости. К 31 декабря князь С.Р. Пожарский вместе с другими воеводами и ратными людьми вернулся в Курск, приведя с собой множество пленных татар и освобожденных русских. Разгром зимнего исхода татар был столь оглушительным, что татары сами признавали, что они потеряли на Курских землях.до трети своего войска.

Во второй половине XVII в. набеги татар на Курский край стали реже, а потом и совсем прекратились.

Для защиты южных рубежей от набегов по указу государя Михаила Романова от 31 июля 1638 г. было начато строительство города Обояни как промежуточного пункта для передачи вестей о нападении татар.9 А 5 марта 1679 г. последовал царский указ Алексея Михайловича о строительстве новых городов и укреплений на Белгородской черте. Между Путивлем и Конотопом вырастал город Полатов, а на реках Оскол и Северный Донец - Старый и Новый Оскол, Валуйки. Согласно Сметной книге Курская крепость к 1652 г. располагала следующим вооруже-нием: более 116 пудов пушечного пороху, до 164 пудов ручного зелья (пороху), 148 пудов свинцу. По городовой осыпи (т.е. по крепостной стене) располагалось 4 пищали медных и 1 пищаль железна на станках и колесах, да 2 пищали скорострельных железных и 2 тюфяка (род пушек) медных на колесах, 10 пищалей затинных (для стрельбы из укрытий), да от прошлых лет осталось 27 пищалей "худых и переломанных". На случай пожара в крепости имелось 15 "парусов", правда, все ветхие, и 20 труб водолейных, из них 15 худых, 2 багра и 5 емкостей для воды - "боробанов", из них 2 худых. Порох и свинец "держал за своей печатью" осадный голова Дмитрий Кунаков.11

Пограничные города-крепости постоянно нуждались в служилых людях. Так, в челобитной курского воеводы П. Львова государю Петру Алексеевичу от 18 декабря 1689 г. сообщается, что боярин и воевода белгородский Борис Петрович Шереметев предупреждает о новом походе крымских татар совместно с поляками на южные российские города. В этой связи курский воевода учинил смотр служилым людям, и оказалось, что число солдат и рейтар уменьшилось, так как многие погибли в прежних походах и боях, умерли от болезней, а то и вовсе неизвестно, куда пропали. Воевода просит разрешения государя переписать на государеву службу тех пришлых из других городов людей, что живут на поместных землях и наемных дворах, а службы государевой не несут.*12

Курский гарнизон в 1616 г. насчитывал более 1300 чел., Белгородский - 313 чел., Путивльский - 1049, Рыльский - 723 чел. Однако в связи с угрозой Смоленской войны, а также с завершением в 1630-1640 гг. строительства Белгородской укрепленной черты по верховьям рек Сула, Псел, Ворскла, Сев. Донец, Тихая Сосна и Дон, численность гарнизона в Курской крепости уменьшается в 1631 г. до 268 чел., в Белгороде до 335, Путивле - до 694 чел., в Рыльске - до 343 чел. Курск становится тыловым городом, постепенно растет его мирное население: в 1631г. -1564 чел., в 1678 г. - 2888 чел. *13

Особую роль в заслоне южнорусских земель от неприятеля играли донские и запорожские казаки. Курский край был тесно связан с Доном. Здесь донцам разрешалось беспошлинно ("для своей потребности, не на продажу") покупать хлеб, оружие, другие товары. Москва поддерживала освободительную борьбу украинского народа против польско-литовского гнета. 26 ноября 1638 г. из Разрядного приказа была послана грамота курскому воеводе Ивану Бутурлину о разрешении украинцам, переселившимся из Чугуева и Корочи, беспошлинно торговать в Курске, а курским купцам в Чугуеве. В декабре 1639 г. велено было белгородскому князю Петру Пожарскому отпустить вместе с посланным по государеву указу Максимом Лодыженским и черкасским атаманом Яцко Острениным ратных людей из Белгорода и Курска на вечное житье в г. Чугуев. Велено было набрать детей боярских - 100 чел., казаков конных - 75 чел., стрельцов - 27 чел. и выдать им жалованье - 975 рублей.15 Были и случаи самовольного ухода в войско Богдана Хмельницкого. В октябре 1649 г. рыльский воевода А. Измайлов отписывал в Разрядный приказ государю Алексею Михайловичу о возвращении из казачьих полков от Богдана Хмельницкого детей боярских Герасимки Соболева и Селиверстки Якличева и просил указа государева, как с ними поступить.*16

Украинцы служили и в пограничных гарнизонах России. В 1653 г. в Курске! находились на государевой службе атаман и 16 рядовых черкас, жалованья им платили по пяти рублей каждому. В Белгороде служило 62 украинца, в Осколе -27 чел.*17

В XVII в. сложилось особое автономное образование в составе Российского государства - войско Донское, со своим выборным самоуправлением, выборной властью (атаман, казачий круг), своей казной, с общинной формой землепользования. Обязанностью казачества являлась охрана границ. Казачья вольница влекла тысячи людей со всей России. Много бежало на Дон и курских жителей. Посадские, из монастырских слобод, мелкий служилый люд охотно шли на службу в казаки. В феврале 1646 г. был объявлен набор в помощь войску Донскому "всяких охочих вольных людей с тягла". Из Курска, Рыльска, Севска набралось более тысячи человек, к апрелю отряд был уже в Воронеже, а люди все прибывали, власти поспешили поскорее отправить всех на Дон.

В середине XVII века "бунташное время" проявляется целой волной городских восстаний. Предметом заботы общества и государства становится правовое положение сословий. Недовольство горожан налоговой и финансовой политикой правительства породит городские восстания по стране. К ним добавятся противостояние "черного" посадского люда, несшего основное тягло (повинности в пользу государства) и привилегированных "белых слобод" (так назывались частные и церковные владения в городах), стремление помещиков закрепить свои права на крестьян. Противоречия между помещичьим и монастырским землевладением стали причиной конфликтов и политических потрясений второй половины XVII в.

Бунтарский дух окраин бродил в Курских краях. На Руси была известна поговорка: "Нет у белого царя вора (т.е. мятежника, бунтаря), пуще курянина". В середине века социальные бунты здесь приобретают особую остроту и своеобразие, где переплетаются и противостояние монастырского и поместного землевладения, и "закладничество" как форма социального протеста. Среди городских восстаний 1648-1650 гг. выделяется и восстание в Курске летом 1648 г. Стрелецкий голова (правая рука воеводы) Константин Теглев -имел указ провести сыск "закладчиков", т.е. вернуть на место стрельцов, казаков, крестьян, которые разбежались и жили в дворянских поместьях и монастырских слободах, чтобы не нести тягла. Среди прочих надо было вернуть беглых и из вотчин Троицкого девичьего монастыря, что вызвало недовольство как низов населения, так и духовенства. Монастыри Курского края имели грамоту царя Михаила Романова, освобождавшую их от государственных повинностей, им разрешалось самим вершить суд над крестьянами, кроме убийств и грабежей. Эти привилегии вызывали недовольство дворянства и детей боярских, в Москву уходили жалобы на монастырские власти. Те, в свою очередь, жаловались на местные власти, на помещиков. Игуменья Троицкого монастыря Феодора привезла из Москвы очередную грамоту от царя, запрещавшую сыск "закладных" в монастырских вотчинах. Но и стрелецкий голова имел царский указ о сыске беглых. 5 июля 1648 г. у воеводской избы вместе с игуменьей Феодорой и протопопом Воскресенской церкви Богородицкого монастыря о. Григорием, монастырскими крестьянами во главе с Кузьмой Воденицыным собрался народ. Монастырские власти потребовали, чтобы воевода Лодыженский позвал Теглева и зачитал ему царскую грамоту. Между Теглевым и о. Григорием произошла перепалка, ударили в набат, сбежался народ, воеводская изба оказалась в осаде. Воевода бежал через окно, а стрелецкий голова Теглев был убит восставшими, а двор его разорен. Сутки город был в руках бунтовщиков. Вожаком стал Кузьма Воденицын, ездивший вместе с игуменьей в Москву и видевший московский бунт лета 1648 г., когда многие приближенные царя Алексея Михайловича были убиты и растерзаны толпой. Присланное из Москвы войско во главе со стольником Бутурлиным учинило жестокую расправу: наиболее активных 5 чел. повесили по дорогам, были биты кнутом и посажены в тюрьму 20 чел., губного старосту Кондрашку Беседина и попа Ивана Григорьевича (сына протопопа Григория) сослали с семьями на поселение в Валки (под Харьковом) и записали в казачью службу. Самого протопопа Григория сослали в Архангельский монастырь, в Великий Устюг, а игуменью Феодору в Суздаль, в Покровский девичий монастырь.*18

Через год по тому же делу были наказаны по царскому указу вернувшиеся в Курск беглые, убийцы Теглева. Но власть умела и мириться с подданными. По распоряжению Алексея Михайловича "в целях установления мира и тишины", избавления "от всяких находящих зол" в Курск был послан "животворящий крест".

В 1649 г. было составлено Соборное Уложение, в которое вошли и ранее действующие законы, и новые установления. Основной идеей этого свода законов стало усиление государственного контроля над обществом и существенное ограничение власти церкви в обществе, в земельных владениях и в судебных правах, что приведет впоследствии к расколу и церкви, и общества.

Бунташный Курский край обожгло и пламя разбойных походов Степана Разина. Дух народной вольницы, притягательная идея устройства Российского государства по типу казачьей республики собирали под знамена Стеньки Разина бывших крестьян, беглых, казачью голытьбу. Легенда о народном заступнике, "благородном разбойнике" в условиях политического и экономического бесправия основной массы населения была очень популярной среди простого люда. Так, белгородский воевода Г. Ромодановский писал государю, что острогожские жители (ныне Воронежская обл.) прислали в Белгород от Стеньки Разина "прелестное письмо", в котором призывают, "чтобы из городов твоих... всяких чинов люди, кто похочет, шли к нему, Стеньке...", а также спрашивал у царя, что ему (воеводе) делать с пойманными воровскими донскими казаками и их полковником Иваном Дзиньковским.'9 В октябре-ноябре 1670 г. богородицкий воевода С. Нелидовский отписывал в Разрядный приказ о разгроме им восставших крестьян под Старым Осколом и о преследовании восставших, ушедших за Белгородский вал. Куряне не проявляли активности и в организации обороны города в случае появления мятежных отрядов. В декабре 1670 г. из Разрядного приказа прибыла грамота курскому воеводе Василию Ивановичу Волжинскому с требованием наказать служилых людей Курского уезда, не желающих собирать- ся в город для обороны. Дело дошло до того, что у городских ворот на карауле кроме посадских людей стоять оказалось некому, так как "стрельцы и казаки все в Курском уезде" оказались "ослушниками".20 С разгромом движения Степана Разина боярин и воевода князь Григории Ромодановский спешил сообщить государю в челобитной от 24 мая 1671 г., что "донских казаков атаман Корней Яковлев приехал в Курск и воров и изменников Стеньку Разина и брата ево Фролка привез 21 числа". В тот же день под конвоем они были отправлены в Москву.*21

Но не утихали бунтарские настроения на южных российских окраинах. Своеобразно отозвались в Курском крае и эхо церковного раскола, и стрелецкий бунт в Москве в 1682 г. Здесь в ноябре 1682 г. в с. Грайворон восстали митрополичьи крестьяне. Белгородский воевода Петр Скуратов приговорил зачинщиков бунта белгородца Федьку Озерова и крестьянина Трошку Чепурного повесить, остальных крестьян "бить кнутом на козле на торговой площади и в проводку нещадно и вернуть митрополиту Белгородскому и Обоянскому Михаилу в крестьянство".*22


ОГЛАВЛЕНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере


Дата обновления:

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову