Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

ДОЛГОЖИТЕЛИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

автор: П.Горбачев

НЕИЗВЕСТНАЯ ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

stariki (73K)

В 1897 году, в номере от 11 февраля, "Южный край", выходившая в Харькове, поместила заметку "102-летний старик". Она была посвящена городскому долгожителю Е.М. Абросимову. Большую часть своей жизни он проработал домашней прислугой. Примечательно, что родился этот долгожитель в Курской губернии в 1795 году! На следующий день, 12 февраля та же газета поместила еще один небольшой материал "107-летний старик" о Е.М. Стрельникове, который так же являлся уроженцем Курской губернии 1790 года рождения! В то же время, в курской прессе конца XIX века эта тема не получила освещения.

Уже в наши дни о долгожителях из Курской губернии писали знатоки истории Анатолий Тимофеевич Стрелков и Юрий Владимирович Озеров. Известно, что согласно данным Первой всеобщей переписи населения 1897 года в Курской губернии 90-летний рубеж перешагнули 881 мужчина и 1054 женщины. Из них 110-летний юбилей сумели встретить трое мужчин и одна женщина. Наибольшее распространение долгожителей было отмечено в Суджанском, Щигровском и Старооскольском уездах. А что можно обнаружить по данному вопросу в Государственном архиве Курской области?

Во второй половине 1902 года в Курской губернии прошла дополнительная и необычная перепись населения, направленная на более детальное выявление долгожителей в Курской губернии.

1 сентября 1902 года Центральный статистический комитет МВД, Отдел всеобщей переписи населения направил на имя курского губернатора Алексея Дмитриевича Милютина довольно обстоятельное обращение с необычной просьбой.

Когда в Санкт-Петербурге разбирали переписной материал 1897 года по Курской губернии, то при составлении сводных списков "оказалось некоторое число лиц, показавших себя в возрасте 100 и более лет, о каковых лицах, с научною целью, требуется особое о каждом обследование, в видах уяснения всех условий их жизни и достоверности показанного возраста".

Для данного обследования, согласно приказу Министра внутренних дел Вячеслава Константиновича Плеве, в Курск высылались вопросные листы вместе с "наставлениями для собираний сведений, необходимых для заполнения этих листов ответами".

В документе подчеркивалось научное значение данного мероприятия, и настоятельно рекомендовалось доверить проведение дополнительной переписи долгожителей людям образованным "обладающим в достаточной степени умственным развитием и тактом". Кроме того, содержалась просьба отразить собранный материал наиболее полно и точно, "ради содействия науке". В качестве корреспондентов предлагалась задействовать "земских начальников, врачей, народных учителей и учительниц, священников, земских гласных и других лиц, близко стоящих к народу". Их имена также предлагалось отразить в вопросных листах для истории.

В листах содержалось шесть граф обязательных к заполнению: уезд, волость, деревня или село, местожительство "долголетних" (так их тогда называли - П.Г.), имя, отчество и фамилия "долголетних", возраст.

К "долголетним" тогда отнесли жителей губернии, чей возраст был равен, или превышал 100 лет. Таковых по переписи 1902 года зарегистрировано 84 человека: 52 женщины и 32 мужчины. Из них достигли 100-летнего возраста 55 человек, а 29 перешагнули этот рубеж. Среди 100-летних можно насчитать 36 женщин и 19 мужчин. Среди перешагнувших 100-летний рубеж 16 женщин и 13 мужчин.

В самом почтенном 120-летнем возрасте находились: Федор Трифанов Безпалов, проживавший у Дмитрия Фильенкова в селе Кромские Быки Ивановской волости Льговского уезда (далее будет указано: у кого проживал долгожитель, название населенного пункта, волости и уезда в скобках - П.Г.), Наталия Ивановна Соснова (Петр Соснов, хутор Волхов, Томаровская волость, Белгородского уезда), Евдокия Прокофьева Панищева (Алексей Панищев, деревня Пены, Угонской волость Льговского уезда). 110-летнего возраста достигли: Синклитская Иванова Тапалаева (так в документе - П.Г.) (Бонифаций Стаканов, деревня Будки Низовецевсской волости Рыльского уезда), Егор Афанасьев Асторов (Филипп Лазарев, село Никольское Никольской волости Тимского уезда), Мария Гаврилова Никулина (Лидия Ермолова, владельческая усадьба при селе Шинок Курасовской волости Обоянского уезда), Пелагея Федорова Неплюева (Николай Ларин, Пригородная слобода Городенской волости Льговского уезда), Максим Потапов Степанов (Федор Степанов, деревня Заломная Кладовской волости Старооскольского уезда). 109-летнего возраста достигла Пелагея Борисовна Рыжих (Хеония (так в документе, но правильно Хионии - П.Г.) Рыжих, деревня Чебышевка Волобуевской волости Рыльского уезда). 108 и 107-летних в губернии не было. В 106-летнем возрасте находились Иван Козмич Ященко (Василий Козарев, село Глушково Глушковской волости Рыльского уезда) и Матвей Тимофеевич Шеповоленков (Кирилл Шеповоленкова, село Песчанка Слоновской волости Новооскольского уезда). По 105 лет исполнилось Николаю Савельеву Коневу (Гордей Конев, село Нижний Реутец Медвенской волости Обоянского уезда), Григорию Лаврентьеву Гребенникову (Ефим Гребенников, хутор Дубинин Томаровской волости Белгородского уезда), Марфе Матвеевой Барыбиной (Иван Барыбин, село Маслова Пристань Масловской волости Белгородского уезда), Дарье Кирилловне Нестеренко (Никифор Нестеренко, г. Грайворон Грайворонского уезда). По 104 года исполнилось Евдокии Антоновне Резнизенковой (Александр Резнизенков, хутор Костенков Булановская волости Новооскольского уезда) и Анастасии Степановне Сафоновой (Николай Лукин, г. Щигры Щигровского уезда). 103-летних в Курской губернии оказалось трое: Кирилл Петров Прохоренко (Ираклия Матвеева Никифорова, село Успенка Медвенской волости Обоянского уезда), Никифор Васильев Подчасов (Пимен Подчасов, слобода Вязовка Вязовской волости Старооскольского уезда) и Наталия Сорокина (Петр Таран, деревня Попова Грайворонской волости Грайворонского уезда). 102-летних было: Евдокия Игнатьевна Иванова (Ларион Иванов, село Песчаное Пчеловской волости Суджанского уезда), Александра Григорьевна Гладкова (Феофан Гладков, село Средние Апочки Знаменской волости Старооскольского уезда), Дарья Павловна Ефимова (Иван Силантьев, Золовчанский поселк при сельце Орлик Суджанского уезда), Петр Яковлев Романенков (Семен Андрющенков, слобода Троицкая Волуновской волости Новооскольского уезда), Семен Прокофьев Шломин (Павел Шломин, село Износково в Износковской волости Льговского уезда), Мария Васильевна Кривоносова (Максим Пашков, село Долбино Безносовской волости Белгородского уезда), Матрена Семеновна Чернова (Яков Чернов, деревня Арсеньевка Нижне-Деревенской волости Льговского уезда), Тарас Иванович Майоров (Василий Боженов, деревня Васильево Вязовкой волости Старооскольского уезда). Из 101-летних переписчики зафиксировали только одного. Это был Роман Петрович Витовилов, проживавший у Леона Витовилова в селе Денеевка Двоелученской волости Тимского уезда.

Перечислять 55 человек 100-летних, при всем уважении к ним, в данном случае нам представляется излишним.

Теперь посмотрим, как по уездам распределялось количество долгожителей. Самые "долголетние", то есть в возрасте более 100 лет проживали следующих уездах: Льговский (5 человек), Белгородский (4 человека), Обоянский (3 человека), Старооскольский (4 человека), Рыльский (3 человека), Новооскольский (3 человека), Щигровский (2 человека), Тимский (2 человека), Грайвороский (2 человека), Суджанский (1 человек).

100-летних переписчики начитали по тем же уездам: Льговский (10 человек), Тимский (9 человек), Обоянский (8 человек), Новооскольский (6 человек), Старооскольский (5 человек), Рыльский (5 человек), Суджанский (4 человека), Белгородский (3 человека), Щигровский (3 человека), Грайвороский (2 человека).

Итоговые результаты переписи по уездам выглядят так: Льговский (15 человек), Обоянский (11 человек), Тимский (11 человек), Старооскольский (9 человек), Новооскольский (9 человек), Рыльский (8 человека), Белгородский (7 человек), Щигровский (5 человек), Суджанский (5 человек), Грайвороский (4 человека).

Примечательно, что при сопоставлении возраста особо "долголетних" и 100-летних мы обнаруживаем одни и те же уезды, что наталкивает нас на следующие размышления:

1) В таких уездах как Курский, Фатежский, Корочанский, Дмитриевский, Путивльский долгожителей не было вовсе, что выглядит странно;

2) Переписчики обследовали не все уезды Курской губернии, а только Льговский, Белгородский, Обоянский, Старооскольский, Рыльский, Новооскольский, Щигровский, Тимский, Грайвороский, Суджанский, например, из-за недостатка средств, или иных причин;

3) С момента Всероссийской переписи прошло 5 лет и в Санкт-Петербурге располагали устаревшими данными о количестве и местах проживания курских долгожителей. Переписчиков повторно направили в те уезды, в которых по данным переписи 1897 года и проживали долгожители. Вместе со "старой гвардией" они переписали и 100-летнюю "молодежь", ставшую таковой за последнюю пятилетку. В остальные уезды переписчики не поехали, так как не было на то указаний от начальства.

Таким образом, располагая превосходным для анализа социально-демографической ситуации в Курской губернии начала XX века, мы с большой долей уверенности можем утверждать, что перепись долгожителей Курской губернии 1902 года далеко не полная. Возможно, более достоверные данные будут получены в результате дальнейших архивных поисков.

Петр ГОРБАЧЕВ, кандидат исторических наук.


Век вековавшие. Неизвестная перепись рассказала о долгожителях губернии // Курский вестник. 2014. 6 - 12 мая. № 17 (909).

На сайте представлена авторская редакция.

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
20.05.2014 г.
Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову