Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы
 

ИСТОРИЯ ОСНОВАНИЯ СЛОБОДЫ МЕДВЕНКИ.

авторы: И.П. Бабин
краевед, кандидат технических наук,
М.М. Озеров.
краевед, ведущий инженер Ростовского филиала ОАО «Ростелеком»

До недавнего времени (если не брать в расчет совершенно фантастические сведения, приводимые в статьях медвенских краеведов) считалось, что слобода была основана в первой четверти XVIII века.


Село Медвенка. 1917. Е.М.Чепцов

Честь первооткрывателя архивных документов, уточняющих дату основания слободы, принадлежит историку Фёдору Иосифовичу Лаппо (1904–1986), посвятившему большую часть своей жизни изучению истории Курского края. Найденный им документ, относящийся к истории возникновения слободы Медвенки, к сожалению, нигде не был опубликован, но его копия, подтверждающая приоритет Ф. И. Лаппо, хранится в его личном фонде в Государственном архиве Курской области [1, д. 167, л. 1–4].

Этот документ – «Переписная книга дворцовых волостей Белгородской губернии 1765 г.». Оригинал его хранится в Москве в фондах Российского государственного архива древних актов. Ввиду большой исторической ценности для истории слободы Медвенки приведем его полностью, без сокращений: «В слободе Медвеном Колодезе по второй ревизии состояло 402 души мужеска полу, по поданным к нынешней третичной ревизии скасках на лицо 470 душ мужеска полу. А окроме оных, положенных в подушной оклад, кроющихся, беглых всякого звания людей и прописных в той слободе не имеетца. В доимке подушных денег и дворцовых доходов не имеется, а рекрутцких, драгунских и подъемных лошадей и протчих поборов в той слободе, по-черкаскому обыкновению, и поныне не бывало.

Прошлаго ж 1714-го году декабря 8-го дня дано по указу ис Киевской губернской канцелярии под слободу Медвеной Колодезь ис Обоянской стрелецкой порозжей земли в урочищех на Медвеном Колодезе и за рекою Пслом тысеча четвертей, ис которой земли за рекою Пслом отдан в кортому(1) вперед на дватцеть лет слободы Медвеного Колодезя бывшей в должности управителя атаман Иван Гречкин обоянской помещице титулярного советника Семена Бавыкина жене ево Анне за петьдесят рублев, в 759-м году маия 25-го дня, число четвертей сколько значит за рекою Пслом в урочищех Березовой и Мокрой верхней в писцовой города Обояни книге все без остатку со всеми угодьи, а черкасы слободы Медвеного Колодезя с 714-го году тою за рекою Пслом землею за спором и недопущением от обоянских стрельцов владения и по ныне не имели, а деньги куда употреблено не известно.

В той же слободе Медвеном Колодезе: церковь во имя Успения Пресвятыя Богородицы, бес приделов, деревянная, старая, близь Большой проезжающей Белгородской дороги, как едучи от Москвы по правую сторону, в ней иконостас и вся церковная утварь старая. Против ее колокольня рубленая, за ней колоколов три, вкруг церкви ограда плетневая.

Управительской двор, против церкви с правой стороны, от церкви и от московской дороги недолече. Под ним земли длиннику тринатцеть сажень без семи вершков. В нем строение: как взошед во двор с левой стороны от Москвы, близь варот, светлица с комнатою плостовая дубоваго лесу, сени рубленые; против светлицы изба черная, в сенцах чулан пластоваго ж лесу. То строение крито саломою, ветхое. В которой светлице, производютца и управительские дела, а под тем строением земли длиннику пять сажень дву аршин с половиною. С левой стороны избушка, под ней земли длиннику адин сажень адин аршин пять вершков, поперечнику адин сажень адин аршин шесть вершков, крита саломою без сеней. Против варот, позад черной избы, конюшня пластоваго лесу, ветхая. Под тою конюшнею земли длиннику адин сажень и адин аршин шесть вершков с половиною, поперечнику адин сажень и адин аршин с половиною. Крито саломою. Весь двор агарожен плетнем.

В той же слободе Медвеном Колодезе на Большой Московской дороге, едучи от Москвы на левой руке, за дорогою поселены черкасы, дворов до тритцети и более з давних лет, как значит по указу 714-го году еще в бытность осадчего Сумского слободского полку козака Василья Курскаго. А в писцовой обоянской городовой книге писца Аврама Мантурова, прошлого 7199-го году, между протчим, написано: той порозжей стрелецкой земли от города Обояни и от реки Трубежа, Московскою дорогою до Медвеного Колодезя на левой руке, да за рекою Пслом тысяча четвертей, а на правой руке – обоянских казаков, токмо споров и прошения и по ныне от тех обоянских козаков, на которой поселены оные черкасы, о вышепоказанном поселении не было. Да во оных же обоянских писцовых книгах 7199-го да 163-го годов Аврама Мантурова да писца ж Бохтеяра Мякинина, между ж протчим же, написано: стрелецкая порозжея земля от Медвеного Колодезя и в гору по Медвеному Колодезю до курской межи, а от межи до Хатмишской вышней дороги налеве и Большой московской дороге стрелецкая порозжая земля, а направе обоянцов Агапа Картамышева с товарыщи, а числа четвертей не написано. И оная земля тех Картамышевых во владении состоит распахана Медвеного Колодезя, в сей слободе черкас еще с поселения слобод, прошлого 1714-го году, а прошенья и челобитья от разных однодворцов Картамышевых и по ныне никакова о той земле на черкас не было, и нынешне не имеетца» [9, ед. хр. 1577, л. 40–41].

В этом месте нам кажется целесообразным отвлечься от основного вопроса и рассказать о том, как шло заселение Обоянского уезда.

Земли, на которых в настоящее время располагается Медвенка, первоначально, ещё в 1651 году, были отмежеваны обоянским стрельцам и казакам, жившим в пригородных слободах [3, ед. хр. 328, л. 207–208].

В уцелевшей до наших дней Писцовой и межевой книге г. Обояни и Обоянского уезда 1691 г. писцов стольника А. Б. Мантурова и подьячего Г. Жеребцова упоминается, что под пахотные земли и сенные покосы обоянским стрельцам была отведена узкая полоса земли, шириной 1- 1,5 км, лежащая с левой стороны дороги, ведущей из Обояни в Курск, от устья речки Трубеж до речки Медвеной Колодезь. Старая дорога из Обояни в Курск на подъезде к Медвеному Колодезю шла левее (примерно на 2 км) современной трассы. Единственным ориентиром в те времена была речка Медвеной Колодезь и озерцо на нем (нынешний большой пруд на территории поселка Медвенка). Стрелецкая земля лежала левее этого озерца [7, ед. хр. 326, л. 18–21 об.].

За Медвеным Колодезем располагались земли Подгородного стана Курского уезда.

Земли с правой стороны дороги, между дорогой и рекой Полной, были отмежеваны под пашни и сенные покосы жителям Казачьей слободы Обояни [7, ед. хр. 326, л. 10 об. –12 об.].

Как свидетельствуют записи в Писцовой и межевой книге, земли стрельцам и казакам отмежевывались из расчета, что в Обояни будут служить 200 стрельцов и столько же казаков, но этого не случилось. По статистическим сведениям, за 1710 год на службе в Обояни числилось всего 19 стрельцов и 77 казаков [6, ед. хр. 75, л. 140-140 об.]. Из-за этого образовался излишек никем не используемой земли, называемой в то время «порозжей». По существующим в то время законам такая земля «отписывалась на государя», т. е. переходила в собственность царствующего семейства и управлялась Дворцовым приказом.

Основание слободы Медвенки по времени совпало с административно-территориальными реформами Петра I. В рамках этой реформы на юге России была образована огромная по территории Киевская губерния, просуществовавшая с 1708 по 1719 гг. Предположительно в 1712 г. в составе Киевской губернии была образована Обоянская провинция, просуществовавшая девять неполных лет (по 1720 г.). В состав провинции, помимо Обояни, входили Путивль, Яблонов, Суджа, Мирополье, Недригайлов со своими уездами и город Каменный [2, с. 79–85].

Черкасы, основавшие слободу Медвенку, были из последней волны массового переселения их с правобережной части Киевского воеводства Речи Посполитой, связанной с объявлением Петром I манифеста от 11 сентября 1711 г. с призывом ко всему «народу малороссийскому» переселяться в Россию.

Переселению предшествовала большая работа, проделываемая обычно «осадчим», по составлению списков желающих переселиться. Велась обширная переписка с различными начальствующими лицами по согласованию переселения, его срокам и местом поселения. Согласовывались условия дальнейшей жизни переселенцев, их социальный статус, обязанности и привилегии. После того, когда все вопросы были согласованы и переселенцы прибывали на территорию Российской империи, они должны были совершить обряд крестного целования на верность русскому царю. После этого они становились полноправными гражданами России, обязанными соблюдать существующие в ней законы.

Первое письменное упоминание о Медвенке обнаружено нами в Ревизских сказках 1719 г. о «подданных черкасах», живущих на помещичьих, архиерейских, монастырских и дворцовых землях Саженского и Коренского станов Белгородского уезда.

В этом документе слобода Медвенка упоминается как новопостроенная слобода Алексеевка: «1719 году августа в 11 день по присланному царского величества указу из Санкт Питербурха, каков прислан в концелярию Обоянской провинции новопостроенной слободы Алексеевки, что построена вновь в Медвеном Колодези, и приписана к государевым дворцовым волостям, атаман Дарофей Романов скозал: во оной слободе Алексеевке между черкас из великороссийских людей нихто жительства не имеет. А черкасы в той слободе построясь произвольно, по своей черкаской обыкности, живут дворами, двесте дворов. И ис тех черкас житель Яков Васильев сын Шматок построил вновь одну мельницу. И та мельница не в оброке. Да за черкасы шеснатцать винниц, а сколько в тех винницах козанов, то явствует по книгам под именами. А пасек и рыбных ловель и других всяких оброчных статей и заводов и протчего в той слободе нет. А с той слободы и с козанов податей никаких они к государевым дворцовым волостям еще не плачевали, для того, что та слобода поселена невдавне. А оною слободу накликав изсажевал Ахтырского полку козак Василей Курский. И ныне та слобода под ведением оного Курского» [4, ед. хр. 24, л. 168]. В этом же документе приведены переписные подворные листы новопостроенной черкаской слободы Алексеевки на Медвеном Колодезе, приписанной к государевым дворцовым волостям, из которых следует, что в 1719 г. в слободе насчитывалось 198 дворов, в которых проживало 667 человек мужского пола. В слободе начитывалось 15 винниц(2) с 20 казанами [4, ед. хр. 24, л. 201–214].

В следующем по хронологии документе 1720 г.: "Именных подворных росписях украинского населения Обоянского уезда, живущего на землях русских помещиков (подданых черкас)», слобода также именуется как «слобода Алексеевка, что на Медвином Колодези". Согласно документу, в слободе насчитывалось 240 дворов, в которых проживало 894 человека мужского пола [5, ед. хр. 2348, л. 73–87].

В документе, озаглавленном «Подлинная выписка по сказкам подданных черкас города Обояни и Обоянского уезда Белогородской провинции Киевской губернии доли управителя Ивана Кононова, взятые в черкасских слободах у прикащиков и атаманов 1720 г.», содержатся дополнительные сведения о слободе Алексеевке, что на Медвеном Колодезе: «Оная слабода под ведением слабодки Писаревки сенатора и камор калегии президента князя Дмитрея Михайловича Галицына, у прикащика ево Василья Куртова(3). Церкви святага Николая Чюдотворца поп Яков – 1, церкви Успенья Пресвятыя Богородицы поп Антоний – 1 (у него детей – 3), той же церкви поп Федор – 1» [5, ед. хр. 284, л. 232]. И там же о том, что «… по скаске обоянца Давыдова, вышепомянутые черкасы, кроме слабоды Медвенова, живут на помещиковых купленных землях и пашут на помещиков и на себя. А слободы Медвенова черкасы пашенные(4), а на какой земле живут, про то он не знает» [5, ед. хр. 284, л. 233–233 об.]. В другом источнике («Сказках и перечневых книгах выписки церковнослужителей г. Обояни и Обоянского уезда») того же 1720 г. уточняются сведения о священнослужителях Медвенских храмов: «В той слободе(5) церковь Успение Пресвятые Богородицы. У той церкви поп Антон, черкашенин, 30 лет. У него дети: Иван, 8; Григорей, 7; Яков, 3 лет. У той же церкви предельной поп Федор Иванов, 35 лет, черкаскаго роду. Церковь во имя Николая. У той церкви поп Яков, черкаскаго роду, 25 лет» [5, ед. хр. 2348, л. 74].

Весьма ценные сведения, уточняющие уже известные факты из истории слободы Медвенки, содержатся в документах дела «О завладении земли во дворцовой слободе Медвеной Колодезь» 1767 г. Суть этого дела состояла в том, что в Обоянскую воеводскую канцелярию обратились однодворцы деревни Гридасово Василий Анисимович и Конон Иванович Картамышевы с жалобой на жителей слободы Медвеного Колодезя о том, что они якобы завладели их, Картамышевых, землей, которая была дана их предкам на сенные покосы из «порозжих» земель, смежных с землями обоянских стрельцов. Истцы ссылались на записи, содержащиеся в писцовой и межевой книге воеводы стольника Аврама Богдановича Мантурова и подьячего Григорья Жеребцова от 25 января 1692 г. Жители же слободы в подтверждение своего права на эти земли привели следующие аргументы: «… у них, Медвеной слободы жителей, во владении та земля состоит еще с прошлого 1714-го году по указу Киевской губернской канцелярии и оных Картамышевых с того, 1714-го году, как слобода селена, о той земле никакого челобитья и прошения не происходило…» [8, ед. хр. 383, л. 1–3]. По рассмотрению этого дела земли были оставлены во владении жителей слободы.

На основании приведенных выше выписок из архивных документов смеем предположить, что в 1714 г. в Киевскую губернскую канцелярию была направлена челобитная от группы черкас числом около 100 человек мужского пола, возглавляемой осадчим – казаком Сумского (по сведениям другого документа Ахтырского) слободского полка Василием Курским. В своей челобитной малороссияне просили позволить им переселиться с территорий, ранее принадлежавших Речи Посполитой, подданными которой они были до недавнего времени, в пределы Обоянской провинции, входившей в состав недавно созданной Киевской губернии.

Нам точно неизвестно, было ли место поселения выбрано самими переселенцами, или оно было указано им решением киевского губернатора князя Дмитрия Михайловича Голицына без учета мнения переселенцев. Несомненно, что в определении места поселения участие принимал В. И. Кафтырев, состоявший тогда ландратом Обоянской провинции.

Доподлинно известно только, что в декабре(6) 1714 г. в ответ на свою челобитную они получили указ с разрешением селиться в пределах Обоянской провинции в верховьях речки Медвеной Колодезь, близ проходящей из Курска в Обоянь дороги, с левой её стороны, если ехать из Курска в Обоянь, на порожних землях, отмежеванных ранее обоянским казакам и с правой стороны дороги, на порожних землях, отмежеванных ранее обоянским стрельцам.

Как это следует из документов, переселившимся в слободу малороссиянам, помимо перечисленных выше, были отмежеваны и другие порожние земли. Например, принадлежавшие ранее обоянским стрельцам, но также ими не освоенные земли за рекою Пслом, в урочищах Верх Березовый и Мокрый, но этой землей «за спором и недопущением от обоянских стрельцов» жители слободы Медвенки не пользовались. В 1759 г. атаманом Иваном Гречкиным эти земли за Пслом были сданы в аренду на 20 лет обоянской помещице, жене титулярного советника Семена Бавыкина «жене ево Анне» [9, ед. хр. 1577, л. 40–41]. Позже на этих землях была основана деревня Бавыкино.

Что касается даты основания слободы Медвенки, то, по нашему мнению, несмотря на приведенное выше упоминание о том, что слобода была «поселена в 1714 году», правильно было бы считать, что слобода была основана в 1715 г. При этом мы исходили из следующей логики:

первое – разрешение на поселение черкас было дано канцелярией Киевской губернии 1–8 декабря 1714 г., при пересчёте на новый стиль – 12–19 декабря;

второе – переселение в те времена обычно происходило в зимнюю пору или весной, по последнему снегу;

третье – переселенцам необходимо было какое-то время для того, чтобы собраться в дорогу. Да и сама дорога, в несколько сот километров, тоже занимала много времени.

Учитывая всё это, можно предположить, что переселенцы вряд ли бы успели перебраться на новое место жительства ранее января месяца 1715 г.

Новопоселенная слобода Алексеевка на Медвеном Колодезе по всем документам упоминается как относящаяся к государевым дворцовым волостям, однако, документов, свидетельствующих о передаче земель, отмежёванных под размещение слободы, Главной дворцовой канцелярии, разыскать не удалось. По каким-то не известным нам причинам новой слободой первое время управлял киевский губернатор князь Д. М. Голицын. Об этом свидетельствует запись в одном из документов о том, что слобода Алексеевка (Медвенка) находилась «…под ведением слабодки Писаревки сенатора и камор калегии президента князя Дмитрея Михайловича Галицына…».

Переселенцам, получившим новый статус дворцовых крестьян, всем поровну, были отмежеваны земли для размещения дворов, огородных мест и гумён. Целиком, на всю общину, были отмежеваны пахотные земли, сенные покосы, выгоны, строевой и дровяной лес, места рыбных ловель. Были определены обязанности новых жителей уезда по содержанию и ремонту дорог, мостов, гатей, переправ и др.

Малороссийским переселенцам на определённое время был дарован ряд привилегий: личная свобода, безоброчное владение землями, мельницами, рыбными ловлями и беспошлинное занятие разными промыслами и ремеслами, в том числе беспошлинные торговля, винокурение, занятие корчемством (содержание шинков и корчм), освобождение от взимания платы за мосты и переправы и др. Эти привилегии с экономической точки зрения ставили черкас-переселенцев в гораздо более выгодное положение, чем служилое русское население южных уездов.

Первые годы после своего основания слобода носила двойное название: Алексеевка и слобода Медвеного Колодезя. Названа слобода Алексеевкой, предположительно, была в честь младшего сына князя Дмитрия Голицына – Алексея Дмитриевича (хотя не исключены и другие варианты: в память о царе Алексее Михайловиче, или в честь царевича Алексея Петровича). В более поздних документах это селение упоминается уже как слобода Медвенский Колодезь, Медвеной Колодезь, Медвенское и Медвенка.

Новая слобода была населена малороссийскими переселенцами, принадлежавшими в бытность свою в Речи Посполитой к крестьянскому сословию и мещанам. Поселившись в слободе на землях, принадлежавших государю, они обрели новый статус, превратившись в дворцовых крестьян.

На какое-то время жителям слободы удалось сохранить собственную самобытность, например, самоуправление. В слободе избирались атаманы, исполнявшие административно-полицейские функции, большая часть из которых в скором времени была передана управляющим, назначаемым Главной дворцовой канцелярией.

Слобода росла, но её застройка с запада была ограничена дорогой, а с востока оврагом. К 1719 г. начала застраиваться и та часть земель, лежащих по правую сторону дороги, если ехать из Курска в Обоянь, которая ранее была отмежевана обоянским стрельцам. Речка Медвеной Колодезь по её течению выше моста была запружена и на запруде поставлена водяная мельница. В слободе к этому времени было уже две деревянных церкви: во имя святителя Николая Чудотворца и во имя Успенья Пресвятой Богородицы. Судьба Никольского храма слободы Медвенки нам, к сожалению, неизвестна. Он либо сгорел, либо разрушился от старости и более не возобновлялся. Смеем предположить, что располагаться он мог на месте современного кладбища посёлка Медвенки. Память о некогда существовавшем в слободе Никольском храме осталась в традиции проведения одной из ежегодных ярмарок в Николин день, отмечаемый 9/22 мая.

В Именных подворных росписях малороссийского населения Обоянского уезда, живущего в слободе Алексеевке в 1720 г. упоминаются следующие фамилии: Алейник, Логинов, Дубицин, Котляр, Даминской, Багаченко, Туренко, Патрыченко, Масков, Гончар, Гребенниченко, Живолупенко, Опрышка, Бесногов, Бирюк, Денека, Ревенко, Ткач, Заика, Лапатка, Мескач, Котарь, Гончаренко, Коломыченко, Саранчук, Журин, Камлык, Пихтенко, Кравченко, Щалаков, Лях, Сарбор, Левченко, Коваль, Злыденко, Дехтеренко, Балаченко, Княшка, Мороз, Иелев, Будников, Еловой, Молчан, Морозов, Тинянской, Шульга, Панченко, Колпак, Непейвода, Нога, Колтун, Непростый, Горбуленко, Суленко, Гречка, Сторош, Суглоб, Рыбалка, Колесниченко, Папуга, Резник, Кравец, Нешпаренко, Серой, Погорелой, Мерочник, Келенбет, Сухомлин, Макаренко, Токарь, Шматок и другие [5, ед. хр. 2348, л. 1–97].

К сожалению, нам не удалось обнаружить документа, в котором бы упоминалось, из каких мест упомянутые жители переселились в слободу.

В 1753 г. большая часть дворцовых крестьян была освобождена от барщинных и натуральных повинностей и переведена на денежный оброк по 80 коп. с души мужского пола. В 1758–62 гг. дворцовые крестьяне платили по 1 руб. 30 коп. с души мужского пола, а с 1783 – 3 руб.

В начале 80-х гг. XVIII века, рядом со слободой Медвенка, на левом берегу речки Медвенки, возникает «новопоселенная деревня Медвеной Колодезь». На этом месте сейчас расположены улицы Пролетарская и Парковая посёлка Медвенки. Новопоселённая деревня была основана на землях, ранее принадлежавших однодворцам села Рождественское Подгороднего стана Курского уезда.

Деревня с таким названием просуществовала недолго. Вскоре её стали называть сельцом Новопоселённая Слободка. Ещё позже слободка была разбита на отдельные сельца, принадлежавшие русским помещикам и населённые их крепостными крестьянами: Успенское, Тимофеевка, Давыдовка и Петровка. Эти названия, вскоре после отмены крепостного права, постепенно исчезают, а сельца, за исключением деревни Петровки, сливаются со слободой Медвенкой.

С середины XIX века слобода Медвенка становится волостным центром Обоянского уезда.

С описываемых событий, когда вместе с осадчим Василием Курским пришли на медвенскую землю первые черкаские поселенцы, прошло более 300 лет. Некогда небольшая дворцовая черкаская слобода Медвенка превратилась за эти годы в процветающий районный административный центр Курской области. С чем мы её от всей души поздравляем!

Источники и литература

1. Государственный архив Курской области (далее – ГАКО). Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 167.

2. Озеров М. М., Бабин И. П. Петровские административно- территориальные реформы в Обоянском крае // Обоянь и обоянцы в отечественной и зарубежной истории и культуре: Сб. материалов межрегион. науч. конф. (г. Обоянь, 21 апреля 2012 г.) / ред. сост. А.И. Раздорский. – Обоянь, 2013. – С. 79–85.

3. Российский государственный архив древних актов (далее – РГАДА). Ф. 210. Оп. 12. Ед. хр. 328.

4. РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 24.

5. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Ед. хр. 2348.

6. РГАДА. Ф. 396 . Оп. 3. Ед. хр. 6.

7. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Ед. хр. 326.

8. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 1. Ед. хр. 383.

9. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 2. Ед. хр. 1577.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Кортома – аренда (авт.)

2. В начале этого же документа указана другая цифра: «16 винниц» (авт.).

3. Полагаем, что при перенесении фамилии из документа в документ писцом была допущена ошибка: неправильно прочитана и записана фамилия приказчика. Считаем, что здесь речь идет о неоднократно упоминаемом осадчем Василии Курском (авт.).

4. Т. е. не служащие в слободских казацких полках (авт.).

5. Алексеевке (авт.).

6. 1 По свидетельству одного источника 8 декабря, другого – 1 декабря (авт.).


Материалы научной конференции, посвященной 100-летию государственной архивной службы России и 115-летию архивной службы Курской области. Сборник Архивного управления Курской области ОКУ «Госархив Курской области» «ИСТОРИК И АРХИВЫ».С. 63-71

Курск, 21 сентября 2018 г.


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
26.01.2019 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову