КУРСКИЙ КРАЙ И МОНАСТЫРСКАЯ КУЛЬТУРА

автор: Т.Арцыбашева

ВВЕДЕНИЕ

 

Знакомство с событиями исторической и культурной жизни, изучение ее явлений — это и введение молодежи в широкое и многообразное поле родной культуры, и обращение к судьбам людей, ее создавшим, и формирование способности вести диалог с прошлым, от которого исходит импульс духовного воздействия на современников. Человек жив памятью и связью с ценностями родной культуры, формируется ее историей и образами, в прошлом находит ответы ни волнующие его вопросы.

Предлагаемая читателям книга является учебным пособием по истории отечественной культуры и ее чрезвычайно важного и малоизученного феномена — монастыря. В ней собраны все имеющиеся в настоящее время сведения о монастырях Курского края со времени их основания. Региональная монастырская культура рассматривается автором кик творение человека, как способ бытия, благодаря которому человек обретает свой мир. Искусство всегда являлось «зеркалом» конкретной исторической эпохи, поэтому в тексте акцентируется внимание ни особенностях монастырской художественной культуры.

Автор этого текста, Татьяна Николаевна Арцыбашева, буквально из небытия вызволили очень интересные, казавшиеся безвозвратно утерянными, сведения, позволившие воссоздать историю становления православных обителей, описать уникальное своеобразие их культуры, вспомнить о художественных ценностях, хранимым и создаваемых в монастырях курского края. Она показала достойный вклад предков - курян в сокровищницу материальной, духовной и художественной культуры своего края.

Полагаю, что эта книга будет полезна студентам, старшеклассникам и всем, кого влечет познание истории России, кто заинтересован в предстоящем расцвете ее нового культуротворчества.

Л.М. Мосолова,
доктор искусствоведения, профессор,
действительный член Академии гуманитарных наук.


КУРСКИЙ КРАЙ И МОНАСТЫРСКАЯ КУЛЬТУРА

В IX веке от рождества Христова, говорится в Ипатьевской летописи, по рекам Десне, Суле и Сейму жило одно из славянских племен — северяне, пришедшее сюда из-за Дуная во времена «великого переселения» народов. На западе северяне граничили с полянами, на северо-западе—с кривичами, на севере — с радимичами, на северо- востоке — с вятичами, на юго-востоке — с различными степняками.(1)

Летопись, упоминая о торговом договоре князей Олега и Игоря с Византией 907 и 944 годов, называет северянскне города Чернигов, Любич, Персяславль.

Первое летописное упоминание «о Куреске» относится к 1032 году, однако исторические факты отодвигают его начало, по крайней мере, на несколько десятилетий вглубь истории. Вероятнее всего, Курск был построен на северо-востоке северянской земли вместе с другими сторожевыми пограничными городами при князе Владимире в 80-е годы Х века для защиты от половцев.

Археологические находки свидетельствуют об активной торговле северян с ближними и дальними соседями. Двумя путями шел торговый обмен: по Десне и Днепру везли товары в Византию; по Дону и Волге шли купеческие караваны на восток к булгарам, хазарам и арабам. Любичь, Чернигов, Итиль (столица Хазарского царства), Тьмутаракань (Корсунь) и Курск были центрами этой торговли.

988 год — год основания русской церкви и официального признания христианства на Руси государственной религией. Киевский князь Владимир «Красное Солнышко» после своего обращения в христианство жил еще 25 лет и успел крестить Киевскую (полянскую), Черниговскую (северянскую). Смоленскую (кривичскую). Новгородскую (славянскую) земли. Факты истории, жития святых Антония и Феодосия Печерских заставляют предполагать, что в Посемье, как и в Любичь, родной город Антония Печерского, христианство могло прийти с купеческими караванами из Итиля и Тьмутаракани по главному торговому пути Руси тою времени —"из варяг в греки"— и стало распространяться тогда же, когда и в Киеве, т.е. в конце IX - начале Х веков, уже в княжение Игоря(2) Раннее знакомство северян с христианством способствовало его быстрому распространению и утверждению при князе Владимире.

Согласно жития Феодосия Печерского, рассказывающего о Курске 1032 года, в городе с пятитысячным населением, в первой четверти XI века наблюдается развитие странничества, объяснимое лишь сложившейся традицией религиозного благочестия. Достаточно активно для того времени насаждается христианское просвещение. Список жития, относящийся к ХII веку, упоминает два приходских храма, домовую церковь "властелина града Курска" и несколько частных школ, где дети обучались грамматике, письму, церковному пению (3)

В XI веке курские области входили в состав владений Ярослава Мудрого и управлялись из Курска княжеским посадником, названным в упомянутом житии «властелином града». В 1137 году курское княжество перешло в черниговское владение. В 1185 году Курск послужил для князя Всеволода и его рати исходной точкой похода, прославленного в «Слове о полку Игореве». В 1224 году князь Олег Курский стал одним из героев битвы на Калке, а уже в 1237 году город Курск был основательно разрушен одним из татарских отрядов. Край потерял часть населения, земли его опустели (4) .

С конца XIII века в русских летописях на протяжении почти ста лет нет даже упоминаний о Курске. И только между 1377 и 1392 годом в Новгородской первой летописи младшего извода в списке русских городов называется "Куреск на Тускари". В 1355 году большая часть курских территорий присоединяется к литовским владениям, однако зависимость эта была номинальной и не повлияла на жизненный уклад населения и его культуру. В XV веке курские территории принадлежали Киеву и лишь в 1508 вошли в состав московского государства.

Данные, сохранившие сведения о древних монастырях на Курской земле, отрывочны, разрознены и неопределенны. Чаще всего это лишь предположения и выводы, основанные на косвенных свидетельствах. К примеру, из уже упоминавшегося жития Феодосия Печерского очевидно, что в двадцатых - начале тридцатых годов XI века в Курске и его окрестностях еще не было ни одной христианской обители, и юный подвижник для того, чтобы стать монахом ушел с пилигримами в Киев.

Самым первым назван в одном из летописных списков княжеский монастырь города Путивля(5) : летопись утверждает, что на рубеже XII-XIII столетий в нем был похоронен удельный князь Василий Игорьевич, сын Игоря Святославовича. Этот исторический факт подтверждает надгробный камень с полустсршимися надписями, обнаруженный в начале XX века на территории Путивльского Спасо-Преображенского мужского монастыря. Скорее всего, именно этот монастырь и упоминается в летописи как княжеский.

Первые документальные сведения об основании и устройстве курских христианских обителей относятся ко второй половине XVI столетия — времени активного наделения южно-русских монастырей вотчинами и льготами. Однако, монастырские предания и местные летописи, отраженные в историографии прошлого века, хранят свидетельства первоначального пустынножительства более раннего периода: конца XIII-XV столетий.

Краеведы-исследователи еще сто лет назад, на рубеже XIX - XX веков находили следы пещерных монастырей. До нас дошли лишь некоторые их описания, запечатленные публицистикой той поры. Приведем некоторые из них: "...в двух верстах от села Шмарного в Старооскольском уезде в 40 саженях от проселочной дороги в меловой горе пещера с очень неудачным входом. От входа идет спуск до коридора, длиной 3 аршина, затем коридор делится на три прохода с арками, разделенными колоннами, и высеченными по бокам углублениями разной формы, в которых свободно может поместиться человек. Высечены по стенам кресты и углем написаны разные изречения. В восточной стороне (по проходу) нечто вроде церкви; потолок куполообразный, в центре как бы иконостас с царскими дверями, от которых уцелела правая колонна и нижняя часть левой. Все это высечено из мела. Длина переходов до 15 саженей".(6)

Н.И. Златоверховников в книге "Памятники старины и нового времени...", изданной в Курске в 1902 году. описывает пещеру, под названием "Синайка", в двух верстах от города Рыльска: "В этой, расположенной крестообразно пещере, со входом в виде арки, на стенах имеются священные изображения, пострадавшие от времени"(7).

В истории Молченской Рождества-Богородицкой пустыни, опубликованной в 1845 году, говорится, что возникла она еще в конце XIII века и в годы разорения и запустения края служила "единственным убежищем"(8) Ее авторы, опираясь на местное предание, полагают, что основание пустыни связано с "отшельниками, ископавшими в конце XIII века на Чудной горе пещеры", след которых еще был заметен в начале XX века. "Они принесли с собою образ Пресвятой Богородицы, пред коим и совершали пустынники молитвы свои и славословия... . На месте сем скончались и погребены в той же пещере, в коей жили..."(9)

Кто копал эти пещеры? Вряд ли московские монахи; те продвигались на север и в Заволжье. В курских безлюдных лесостепях селились уходившие от татарского разбоя киевские иноки. "Печерские монастыри", вероятно, — не только дань христианской традиции, но и укрытие в период реальной опасности.

Прослеживается в истории монастырской культуры курского края и другая древняя православная традиция — основание монастырей в месте "явления" иконы. В историографии приводятся две даты обретения иконы Молченской Богоматери: 1238 (1283) и 1405 год. Скорее всего, первая из них указывает на начала пещерного монастыря, когда икона была принесена монахами-пустынножителями; другая — связана со вторичным обретением иконы после долгого забвения, последовавшего за смертью иноков-отшельников. С этой точки зрения, стоит доверять и тем письменным источникам, которые связывают начало Коренной Рождество-Богородицкой пустыни с рубежом XIII-XIY веко" — временем явления (1295 год) чудотворной иконы Знамения Богородицы Курской Коренной.

Первые пустынны монастыри решали религиозно-культурные задачи, являясь хранителями православных реликвий (обретенных икон) и духовными центрами в крае православного населения. Одни из них в последующие времена стали богатыми вотчинниками, память о других стала местным преданием или зафиксированы в топонимике.

В XY1 веке Путивль и Рыльск были самыми южными городами московского государства Курск считался "украинным"—в 1582 году Иван Грозный издал указ ссылать "ябедников в украинный город Курск, и там записывать их в казаки" "'. При Федоре Иоанновиче граница переместилась далеко на юг, захватив пространство южнее Оки и Сосны — обширную, никем не заселенную равнину, степи, сливавшиеся в "дикое поле" — татарское приволье. Возобновилась забытая в ордынское лихолетье сторожевая охрана окраин государства. Началось активное освоение свободных земель — "служилая колонизация", волны которой идут с двух сторон: из восточной Руси — центральных областей московского государства, и из западной Руси, находящейся под властью Польши и Литвы. Первым моментом этого процесса стало построение новых степных или "польских" (поле-степь) "украинных" городов —Воронежа, Белгорода, Оскола, ставших пунктами сторожевой и станичной службы. Восстанавливается и курская крепость— "опорная военная база" того времени на юге государства. Путивль, по мере его укрепления, стал русской крепостью пограничной линии "Путивльского рубежа". Павел Алеппский, побывавший на Руси в середине XYII века, называет Путивль городом на пути", поскольку "через Путивль идет дорога в землю Московскую из всех наших стран и другого пути нет" .

Расселение воинства— «служилая колонизация», сопровождалась «колонизацией народной» — усиленным притоком населения на земли этих городов. Неурожаи 1601-1603 годов, вызвавшие невиданный на Руси голод, сопровождавшийся случаями людоедства и эпидемиями, привели в эти годы в "хлебный" курский край свыше 20 тысяч беглых крестьян и холопов, вряд ли сыгравших значительную роль в освоении края, но ставших, вероятно, той массой, которая поддержала Лжедмитрия I и Ивана Болотникова в "смутное" для Руси время.

Поселения отшельников служили в крае центрами, вокруг которых группировались новые пришельцы, оседало бродячее население. Тихая пустынь обращалась в монастырь, которому властители, понимавшие его великую духовную силу, давали право на владение водой, землей, лесом и другими угодьями. Раз избрав место, монашествующая братия уже не расставалась с ним даже в годы погромов и разорении, стремясь при этом приобрести место в ближайшем городе, называемое «осадный двор», т.е. укрытие на случай татарского набега.

Так, Молченская пустынь, впервые упомянутая в документах 1557 года, в 1591 году приобретает "осадный двор" в городе Путивле "для приходу крымских людей", на котором строит храм во имя Святых Флора и Лавра. Курский Троицкий женский монастырь в конце XVI века купил в городском остроге "двор на убежещс в осадные времена у казака Афанасия Сонина"(12) Было "место схорона" в Рыльском городище XVI-XVII веков и у Волынской Николаевской пустыни.

Ни один из курских монастырей ни в ранние, ни в более поздние времена не строился как крепость. До начала XYII века в основном все они были деревянными, огорожены простым плетнем, крыты соломой или дранкой и не были приспособлены к осаде или сражению. Православные обители царская власть поддерживала ни как необходимые военные укрепления, а как центры привлечения населения для обживания "московских окраин". Получая тарханные грамоты, дававшие их хозяевам большие льготы в области платежа податей и суда, и вотчинные земли по царскому указу в "диком поле", монастыри собирали вокруг себя и "осаживали" вольных людей — крестьян и бобылей(13), которые распахивали степи, косили сено, рубили лес на постройки, увеличивая число новых поселений. Из монастырских слобод уже к середине XVII века выросли Царев Град (Новый Оскол), города Обоянь и Льгов; во второй половине XVIII века —город Дмитриев.

Почти все курские монастыри конца XVI - начала XVII века жили рыбными ловами и бортными угодьями, содержали скот. В сметной книге Белгорода 1623 года было такое замечание: "...а промышляют и кормятся жилецкие люди, и монастыри, и поповы бобыли, и дворники, своим рукоделием — хлеб пекут, а иные ходят на поля, по речкам для рыбных и звериных добыч, а иные небольшие торжишки торгуют"(14). Большинство бобылей крупных городских монастырей первой половины XYII века — ремесленники и мелкие торговцы. В Путизльской писцовой книге за 1626 год приводятся бобыльские прозвища: "...бочар, колесник, пирожник, чеботарь, сапожник, плотник и т.д."(15) По документам 1639 года крестьянам Троицкого женского и Богородицкого мужского монастырей на Курском "рынке принадлежало 34 торговых места (лавки, полки, скамьи) и 10 кузниц" .

Московские цари оказывали монастырям всяческое содействие и поддержку. В 1613 году царь Михаил Федорович дал старцу Ионе, строителю Курского Троицкого монастыря, сожженного литовцами, грамоту, в которой "велел быть по прежнему, и монастырь ему строить, и братию созывать, и бобылей осаживать, как было прежде всего"(17) Льготная грамота Михаила Федоровича , посланная в 1619 году как ответ на челобитную игумена курского Черного (Богородицкого) монастыря определила: "десятинные пашни впредь им пахать, и городов поделок делать, и податей никаких платить не велели..."(18) Не должен был нести никаких повинностей, ни натуральных, ни денежных, и Троицкий женский монастырь. Грамота же Михаила Федоровича 1629 года, выданная Курскому Знаменскому монастырю вообще грозит: "Кто через сию нашу государеву тарханную грамоту строителя с братиею и их монастырских слуг и крестьян и рыбных ловцов и мельников чем изобидит, — и тому от нас Великого Государя и царя и Великого князя Михаила Федоровича всея Руси. быть в опале"(19) .

Путивльскому Молченскому монастырю, по жалованным царским грамотам с Шуйского начиная, принадлежало большое количество пахатной земли, сел, деревень, угодий — звериных и рыбных ловов, бортных ухожей, бобровых гонов. При этом и братии, и крестьянам, жившим на монастырских землях, были даны значительные льготы, а игумену представлено право суда над ними; челобитную и крестьяне, и монахи могли подавать только в Москве и только в определенные сроки. И.Н. Миклашевский считал, что "...Молченский монастырь был единственным в своем роде по тем превилегиям. которыми он обладал"(20) . Его вотчинное владение неоднократно подтверждалось грамотами царей династии Романовых вплоть до Петра I.

Другие монастыри по указу государей строились почти одновременно с новыми городами. Так возник в 1599 году повелением царя Бориса Годунова Николаевский мужской монастырь у Белгородского острога, получивший от государя "две выписи... на землю у р.Донца, в 1626 году — на Огурцовскую поляну и на село Никольское, в 1638 году — грамоту на дикое поле и сенные покосы... под Разуменским лесом"(21). В 1649 году обитель уже имела 65 крестьянских дворов. Другой, основанный в Белгороде в это же время монастырь— женский Рождества Пресвятой Богородицы, по челобитной старицы Апполинарии Прытковой в 1622 году получил в городе место под церковь и кельи, а в 1626 году ему отвели "на пропитание" дубраву и сенокос, которые он, не имея крестьян, не смог обрабатывать, и земли отошли в 1636 году "черкасам".

Это была первая волна активного строительства монастырей на курской земле, связанная, без сомнения, с политикой Московского государства конца XYI - начала XYII веков по укреплению южных и юго-западных границ Руси.

Вторая волна прошла в середине и второй половине XVII века — годы бегства православных от Унии(22) с Украины, из Белоруссии, из Литвы под защиту московского царя. Так называемые "черкасы" — малоросские казаки, принимаемые на царскую службу и получавшие от правителей довольно значительные земли и угодья, начали селиться на курской земле в 30-е годы. Их еще называли "сходцами" или "прочанами", от слова "прочь", так как они и их семьи уходили от шляхетского и униатского гнета. Впоследствии "служивые" положили начало дворянскому сословию(23).

В 1636 году они появились в Белгороде в количестве 60 человек, в 1639 году в Курске их было 300, тогда же они поселились в Короче и Кромах, чуть позже черкасы расселились в других уездах, смешавшись с коренным населением. К 1650 году более 80 тысяч "черкас" переселились из Киевской и Волынской земли, из литовских городов и польских владений — Вильно, Львова и других. Одни основывали отдельные слободы на окраинах Московского государства, которые со временем, в 1640 - 1670 годах, были укреплены и превратились в города Суджу(24), Мирополье, Сумы, Краснополье, Харьков, образовав одну большую область, называемую слободской Украиной. Другие присоединились к русским селениям по рекам Пслу, Суле и Локне.

Главная масса переселенцев пришла в край после 1654 года— возникло большинство поселений в слободской украине. Здесь встретились два людских потока — из Центральной России и с Украины, поселения причудливо переплелись и заняли пространство Курской, Воронежской и Харьковской губерний. В Путивльском уезде осели прочане из Малороссии и Белоруси. Поселенцы из Нежина, Прилук, Ромны, Вильны, Смоленска, Глухова, Дашева, Умани, Газячи, Лохны и даже Львова расселились в Нижнем Посемье — по рекам Выре, Локне, Пслу, Судже, создавая слободы, которые и назывались свободами" в связи с тем, что их население имело податные и торговые льготы — свободы.

Бежали из Польши и монахи, оставив свои монастыри. "Известно, что берега Десны, Сейма, Пела с притоками были усеяны пустынниками, выходцами из-за Днепра, спасавшими свою жизнь и веру от притеснений Унии. Тогда же и были основаны, в большинстве своем на средства казны, Белогорский Миропольский, Ахтырский Троицкий, Обоянский Знаменский, Духов Путивльский, Холковский Старооскольский монастыри, Льпинская, Словенская, Амонская, Огурцова, Карповская Новооскольская пустыни"(25) — делает вывод Н.Сенаторский, исследуя на рубеже XIX-XX веков историю Белгородско-Курской епархии.

Любопытные предания хранит легендарная история некоторых монастырей края. К примеру, архимандрит Анатолий, составивший "летопись" Обоянского Богородицкого Знаменского монастыря, приводит легенду, которую он слышал в середине 40-х годов XIX века, как наиболее вероятный факт истории возникновения монастыря:

"Когда-то в незапамятные времена по ту и другую сторону речки, соименной теперь монастырю и городу, жили в непроходимом лесу два старца-отшельника, которые по имени своему были оба Яны, очевидно, выходцы из-за Днепра польской стороны, бежавшие, подобно многим другим, от свирепствующей там унии. Здесь на новом, пустынном, безлюдном и совершенно диком месте, крайняя скудость и тяжесть отшельнической, разобщенной жизни — с одной стороны и совершенная беспомощность при нуждах телесных и душевных с другой стороны —заставили искать сближения между собою; и вот они начали сперва друг друга перезывать к себе на житье, а потом мало- помалу стали принимать в сожители к себе и других христолюбцев, из которых постепенно образовалась целая обитель — общежитие иноков кои в последующие времена, по уважению к памяти первых основателей и своих духовных руководителей, известный ручей, служивший им в нуждах телесных, окрестили именем Обояни, а обитель свою Обоянскою"(26) . Это первое монашеское общежитие из скита превратилось в монастырь к 1663-1664 годам, когда и Обоянь из сторожевого стала уездным городом.

До 1667 года были устроены и другие Курские монастыри: Словенский Рыльский, Борисоглебский Путивльский, Знаменский Хотмыжский, Новодевичий Казанский Богородичный в Рыльске. Это связано с тем, что при царе Алексее Михайловиче границы отодвинулись, жизнь стала спокойнее. Население прибывало. Монастырская колонизация продолжалась как в виде основания новых монастырей, так и в смысле заселения монастырских земель. Начинает активно формироваться народно-бытовое, земледельческое монашество. Монастыри развивают значительную хозяйственную деятельность, пробуя то, что в то время приносило наибольший доход. Почти каждая обитель имела рыбные ловы в реках, речках, озерах или прудах, боотные деревья и бобровые гоны в лесах, сенокосные луга. Со второй половины XVII века монастыри, по примеру Киевской Печерской обители, начинают активно разводить сады, бахчи, огороды; Софрониева пустынь высаживает виноградник и заводит пасеку, возами отправляя мед, виноград, дули и груши своих садов к царскому столу. В описании древнего Николаевского храма Рыльского Волынского монастыря, построенного в 1620 году, упоминаются обширные подвалы для хранения свежих, моченых, сушеных яблок и вишен, меда, вина, конопляного масла. Активно формируется разнообразное ремесленное хозяйство, производящее обработку продуктов сельскохозяйственной деятельности — кожи, шерсти, конопли, ячменя, хмеля. Строятся мельницы, крупорушки, кирпичные и известепальные заводы. К этому же времени при крупнейших монастырях возникают многодневные ярмарки; Курская Коренная — самая богатая из них.

Менялась жизнь края. Переселенцы принесли с собой новую культуру — знание ремесел, архитектуры, резьбы, гончарства, ткачества, иконописи, означаемые терминами черкасское дело и "черкасское письмо" и отличные от московских. На локальной территории переплелись устойчивые традиции и вкусы, сохраняемые со времен Киевской Руси и привнесенные из центрально-русских областей Руси Московской с культурой русского юга и юго-запада, обладающей в этот период огромным творческим потенциалом и подспудно впитавшей опыт, знания и формы западной культуры, польской по преимуществу.

В условиях тесного взаимодействия великоросской, украинской и белорусской этнических групп на основе общей православной традиции рождается своеобразная культурная целостность — этнорегиональная культура, сохранившая характерные особенности речи, быта и ремесла до середины XX века.

Недостаточное число документальных источников и памятников истории и искусства не позволяет получить полное представление о культурном облике края XYII века. Однако факты со всей очевидностью свидетельствуют о том, что на Курской земле в этот период встретились несколько культурных потоков:

1) многослойная народная культура (малоросский и белорусский фольклор и обычаи северян), сохраняющая элементы язычества и ритуальные традиции различных регионов;

2) христианская культура, утвердившая к тому времени православные, католические, униатские формы и имеющая собственные региональные формы, создаваемые и накапливаемые монастырской культурой;

3) культура светская, как культура "служивой верхушки", не имеющая определенного лица и проявляющаяся в пристрастиях и вкусах заказчика и выборе исполнителя;

4) зарождающаяся городская ремесленная культура.

Христианские обители выступили центрами упорядочения и организации социальной и культурной жизни края. За 50 лет с начала создания Белгородской митрополии (27), открывшейся в 1667 году, в ней. по сведениям Д.И. Багалея(28), появилось 1000 церквей и 50 монастырей, призванных "бороться с язычеством", служить деду религиозного и культурного просвещения населения, к чему неоднократно понуждала верховная церковная власть.

До 1667 года через игумена Курского Знаменского монастыря Моисея дважды предписывалось черному и белому духовенству "соблюдать благочинее, наблюдать за невысокой нравственностью народа и чистотой православия"(29). Известен и более поздний текст (1673 года) грамоты митрополита Белгородского и Обоянского Мисаила архимандриту Курского Знаменского монастыря Никодиму: "В нынешнем во 181 году ведомо нам учинилось, что в Курску, и в иных городах и уездах, всяких чинов многие люди и жены и дети ...в ... посты не постятся, и отцов духовных у себя многие не имеют, и умножились во многих всяких чинов людях великое пьянство и бесовское глумление, скоморошество со всякими бесовскими играми. И на такое их бесчинное прельщение сходятся по вечерам, во всенощных позорищах по улицам и на полях слушают богомерзких скверных песней и всяких бесовских игр, и на кулашных боях между собой драки чинят, и на качелях колышутся вкруг на веревках... и накладывают на себя личины и платья скоморожские и на свадьбах чинят бесчинное скакание и плескание и поют бесовские песни, и на Святой недели женки и девки на досках скачут"(30). Вполне вероятно, что она стала ответом на царскую грамоту воеводе Бутурлину в Белгород, которую приводит С.В. Иванов, описывая "Государственный архив старых дел": "...люди, забывшие Бога. собирались на полях для богомерзких и скверных пении, на кулачные бои; за взрослыми шли дети, явились чародеи, начались волхования. Великие праздники Пасха, Рождество Христово, Богоявления проводились в бесовских сонмищах по дьявольской прелести со смехотворением, кощунством: меж себя, нарядя, водили бесовскую кобылу, в таких позорищах многие впадали в блуд, незаконно умирали и гибли, на свадьбах - одно сквернословие и пьянство"(31) .

И хотя вряд ли такая борьба имела успех и именно так утверждалась православная народная обрядовость, очевидно; крупнейшие монастыри были призваны решать серьезные государственные политические и просветительные задачи.

Стекающееся в край "западное" монашество, несравненно более грамотное, стало и более влиятельным. До начала XVIII века все Белгородские митрополиты и игумены крупнейших курских монастырей были выходцами из галицких, киевских и польских земель или проходили киевскую школу. Монахи вынесли из бывших своих монастырей опыт и традиции, знание ремесла, книги и иконы, ставшие в XVII веке чудотворными на курской земле. Западного влияния не избежали и более древние реликвии края.

В Курском областном краеведческом музее и фондах государственного архива Курской области как ценные раритеты хранятся старопечатные и рукописные книги XVI-XVII веков. Есть среди них и книги со скрепами Софрониевой пустыни и Молченского Путивльского монастыря. Это все, что осталось от когда-то немалой библиотеки духовной и назидательной христианской литературы из монастырских хранилищ. По сведениям, опубликованным в 1929 году И. Стрельским после обследования Рыльского краеведческого музея, открытого в 1919 году на базе Рыльского Николаевского монастыря, в нем насчитывалось около 20 тысяч книг "очень редких и ценных"(32), свезенных из окрестных обителей Были среди них и книги Путивльских монастырей, волею судеб и случая попавшие впоследствии в коллекции областного музея и областного государственного архива.

На основании приводимых в различных дореволюционных публикациях списков монастырской литературы, нельзя утверждать, что все курские монастыри и пустыни имели библиотеки, но можно сделать вывод, что в крупнейших из них были солидные книжные собрания, включавшие книги как московской, так и западно-русской печати.

Как, какими путями попадали книги в XVII веке в курские монастыри? Историография прошлого века отвечает на этот вопрос.

И. А. Шляпкин, анализируя жизнь и деятельность Дмитрия Ростовского приводит следующий факт 1623 года: "...в лутивль приезжал посланец келаря Киево-Печерского монастыря Андрей Николаев с книгой Беседы Златоуста издания новой киевской печати"(33) К.В. Харлампович в книге "Малорусское влияние на великорусскую церковную жизнь" пишет о том, что " 24 апреля в Путивле с двумя сыновьями появился Леонтий Зизания, привезший Катехизис, учительное Евангелие Кирилла Транквилиона"(34) и цитирует царский указ 1627 года: "... ведомо учинилось, что за рубежом Черниговский архимандрит Кирилл пристал к латинской вере и впал во многие латинские ереси, и в учительные евангелия и в иные книги литовские печати многие латинские ереси вводит тайно, а такие книги торговые люди привозят в Путивль и в другие русские города для смуты"(35), согласно которому в Путивле собраны были "в церквах и монастырях и сожжены сочинения Транквилиона и отосланы на патриарший двор Евангелия Виленской и старо-литовской печати, два Апостола, два Трефолея, два Часослова и Псалтырь киевской печати, Иоанн Златоуст и Псалтырь виленской печати. В 1638 году в Путивле были отняты у монахов "печатные Острожской печати Библия, Василий Великий и Маргарит Львовской Златоуст о священстве Рахмановской — Транквилионово Евангелие Литовской Триодь Постная, Три цветных Служебник — Киевской, несколько экземпляров бесед Златоуста, Апостол и Апокалипсис Толковый"(36).

Но книги южно-русского и западно-русского издания вновь появлялись и оседали в "украинных" монастырях, привозимые и приносимые пришлыми монахами, а иногда и рассылаемые по архиепископии по указанию царя Алексея Михайловича, как, например, книга Лазаря Барановича "Меч духовный" 1667 года, о которой упоминает И.А Шляпкин(37). Бытовала в монастырях и духовная литература московской печати, но в небольших количествах и преимущественно вкладная служебная или присланная взамен изъятой.

К XVII веку относятся и сохранившиеся до нашего времени характерные памятники местной письменности: Синодик Софрониевой пустыни, включающий местные предания с XIV века; Большой и Малый Синодики Знаменского монастыря; своеобразная летопись курского края — "Сказание об иконе Знамения". Эти литературно- исторические тексты создавались безымянными авторами в крупнейших монастырях края приблизительно в одно и тоже время.

Наибольший интерес представляет Курский летописец, известный как повесть о чудесах Курской Коренной иконы. Повесть эта была в свое время довольно широко распространена и, по оценке специалистов, занимает видное место среди имевших широкое хождение текстов этого канра. О ее значении для местной культуры говорит тот факт, что именно эта рукописная "повесть" стала первым литературным произведением, напечатанным сразу после открытия курской губернской типографии (1792 год) под названием "История о граде Курске и о явлении чудотворной Знамения Пресвятой Богородицы иконы, нарицаемыя Курские, о Курском Знаменском монастыре и его настоятелях, сочиненная в 1786 году из разных рукописей, грамот царских и патриарших, такоже и из рукописного летописца в Курском Знаменском монастыре находящихся".

Имеет летописный характер и Синодик Софрониевой пустыни; в него вошли предания, записанные в разные годы XVII, XVIII, XIX веков.

История монастырской архитектуры свидетельствует, что каменное (кирпичное) строительство началось также с XVII века. Сначала в Путивле, который был в то время главным городом края и в нем велось строительство новой крепости; к середине века - в городе Курске, где по челобитной горожан царским повелением перестраивается Богородицкий (Знаменский — впоследствии) монастырь. От этого времени сохранились лишь ттивльские постройки Молченского и Свято-Духова монастыря, анализ которых приводит к однозначному выводу: храмовое строительство того времени не имеет прямой связи с московской архитектурой, но и не получает в XVII веке и самостоятельного развития — преобладание служилого населения(38), не занимающегося ни ремеслами, ни художественными промыслами, такому развитию не способствовало. Допускались постройки различного характера силами, по преимуществу, местных и привлеченных с киевщины и черниговщины строителей. С точки зрения исследователя архитектуры Г.Н. Логвина, на строительстве Путивльских храмов работали рука об руку русские и украинские мастера. Поэтому в Путивле наблюдается наиболее ранний пример творческого содружества русских и украинских зодчих: применяется типично украинская пространственная композиция здания — ясные башнеобразные формы с системой заломов, и широко используются приемы и формы русской архитектуры —килевидные фронтончики, колонки с дыньками, кессоны-ширинки.

В архитектурных ансамблях путивльских монастырей своеобразный сплав русского и украинского зодчества, что является отражением вкусов служилого населения, большая часть которого пришла с Днепра. Иную картину рисует история первого каменного собора Курского Знаменского монастыря, строительство которого ведется в середине XVII века при участии Московского Каменного приказа.

Согласно документа, приводимого А.Н. Сперанским,: "Курский воевода велел церковь Пречистой Богородицы "обложить с того образца, как строена и воздвигнута каменная церковь с приделами и трапезой на Москве за чертолскими вороты в Зачатьевском монастыре"(39) . Из того же источника известно, что немногочисленные мастера, присланные для строительства в Курск, довольно быстро разбежались, так, что главный собор, как позднее другие строения, возводились, скорее всего, строителями местными.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. (На современной карте северянская территория займет земли Черниговской, Полтавской, Белгородской, Сумской и Курской областей — Льговский. Рыльский, Обоянский. Октябрьский. Курчатовский и Курский районы.)

2. Уже в княжении Игоря г Киеве была соборная церковь Святого Илии, о которой упоминают тексты торговых договоров с Царь-градом. В Ильинском храме присягают дружинники-христиане на «верность» «соглашению», причем в договоре русичи разделяются на христиан и не христиан и христиане в торговле ставятся выше и ведут все дело. Среди этих христиан наверняка были северяне, принимавшие в торговле с Византией самое деятельное участие

3. От церкви, в которой совершалось нравственное рождение Феодосия Печерского, не осталось и следа; ни одна из значимых церквей города не носила и не носит его имени.

4. «Старый Курск» был сожжен войском Батыя за «сопротивление», « ...и сему граду Курску, пленену и разорену сушу, бывше и оттого многие годы пребывание пустое, и от многих лет запустения положение того града Курска и уезда велсем дрсвесем поросша и многим зверем обиталище быша» - повествует «История о граде Курске», напечатанная в типографии Курска в 1792 году.

5. Путивль и Путивльский уезд входили в состав Курской губернии до 1934 года.

6. Памятный календарь Курской губернии. - Курск, 1888, с.242.

7. Златоверховников Н.И Памятники старины и нового времени. -Курск, 1902, с.98.

8. Палладий. Историко-статистическое описание Молченской Рождество-Богородицкой Печерской общежительной Софрониевой пустыни, находящейся в Курской епархии. -М., 1895, с.7.

9. Там же..

10. ТанковА.А. Историческая летопись Курского дворянства. - М.. 1913, с.112.

11. "Павел Алеппский. Путешествие Антиохийского патриарха в Россию в пол.ХУП столетия, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским". Вып.2, кн.4. -М., 1887, с. 102 .

12. Ларионов С. Описание Курского наместничества из древних и новых разных о нем известий вкратце собранных С. Ларионовым, того наместничества верхней расправы прокурором. -Курск, 1786, с. 19.

13. Бобыль - зависящий от хозяина человек, платящий государству оброк (натурный налог) и освобожденный от тягла, т.е. необходимости выполнять общественные работы.

14. Оглоблин Н.Н. Обозрение историко-географических материалов XYII-начала XYIII века, заключенных в книгах разрядного приказа. - М., 1884, с. 57.

15. Эрнст Н.Л. Путивль и его посад в первой половине XVII века./ Юбилейный сборник историко-этнографического кружка при университете Святого Владимира. - Киев, 1914, с. 81.

16. Курский край. История и современность. /Сборник. - Курск. 1995, с. 50.

17. Лебедев А.С.. Вотчинный быт монастырей. /Сборник Харьковского историко-философского общества. -Харьков, 1902, с. 147.

18. Там же, с. 147.

19. История Курского Знаменского монастыря. Памятная книга Курской губернии. - Курск. 1860, с.59.

20. Миклашевский И.Н. К истории хозяйственного быта Московского государства. Заселение и степное хозяйство южной Украины. - М.. 1894, с. 134.

21. Багалеи Д.И. Очерки по истории колонизации и быта степной окраины Московского государства./ЛЮИДР, кн. 2. -М, 1886-1887, с. 117.

22. Брестская Уния (союз) - в 1596 году на церковном соборе в Бресте произошло формальное объединение православной и католической церквей на территории Украины и Белоруссии, обязавшее православную церковь подчиняться папе Римскому и принять католическую догматику, сохранив православную обрядность. Это решение вызвало резкое неприятие в массах православного населения и привело к жестоким притеснениям клира и мирян и миграции населения.

23. Танков А. А. в фундаментальном исследовании «Историческая летопись Курского дворянства», изданном в 1913 году, называет дворянские роды Курского края: "преимущественно выходцы из Пруссии, Швеции, Литвы, Польши, из немцев, орды, из черниговцев, смолян, новгородцев; по одному роду из римской области, из сарацин, из Цесарии, из Волохии, из Италии, из Грецию).(С. 437).

24. Любопытно, что в отпускных грамотах XYI1-XYIII веков хотмьскских воевод (Хотмыжск - одна из крепостей края) суджанцы назывались «литовцами».

25. Сенаторский Н. Белгородско-Курская епархия.// Курские епархиальные ведомости. 1890, с. 56.

26. Архимандрит Анатолий. Историко-статистическое описание Обоянского Богородицкого Знаменского монастыря. // Курские епархиальные ведомости, 1882, с.94.

27. В 1375 году русская митрополия разделилась на три части: Галицкую, Киевско-Литовскую и Владимиро-Московскую. Долгое время обширная территория Курского края была поделена между Киевско-Литовской и Владимиро-Московской митрополиями. С XVI века господствовала митрополия Московская. Белгородская митрополия учреждена в 1667 году постановлением Большого Московского собора для пастырского надзора за отдаленными окраинами России, зависящими до этого частью от Киева, частью от Москвы. Белгородские епископы до правления Петра I носили титул митрополитов и имели своих викариев в Курске. Белгородская митрополия существовала до 1799 года. когда указом Павла I разделилась на Слободскую Украинскую, впоследствии Харьковскую, и Курско-Белгородскуто. Тогда же к курской епархии были присоединены Путивльский и Рыльский уезды, бывшие до этого в ведении Севских епископов. В 1833 году управление епархией было переведено в Курск и она стала называться Курско-Белгородской.

28. Багалей Д.И. Очерки по истории колонизации и быта степной окраины Московского государства. /ЛТОИДР, кн.2. - М.. 1886-1887. с. 162.

29. Лебедев А. С. Белгородские архиереи и среда их архипастырской деятельности. - Харьков, 1902, с. 79.

30. Лебедев А.С. Вотчинный быт монастырей. /Сборник Харьковского Историко-философского общества. -Харьков, 1902,с. 27.

31. Иванов С.В. Описание государственного архива старых дел. - М., 1894, с. 298, прим.

32. Стрельский И. Обследование работы Рыльского музея комиссией Горсовета. // Сборник Курского общества краеведов. -Курс. 1929.. с. 121.

33. Шляпкин И.А.. Дмитрий Ростовский и его время (1651 - 1709). Исследования. /Записки историко-философского общества С. Петербургского университета. -СПб., 1891,с. 119.

34. Харлампович К.В. Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь. T.I. - Казань, 1914, с. 103.

35. Там же, с. 111.

36. Там же, с. 103.

37. Шляпкин И.А. Дмитрий Ростовский и его время.... С. 119.

38. Для сравнения. По переписным книгам «в 187 (1679 прим. авт.) году в Курском уезде находилось крестьян, бобылей, «деловых» и «задворных людей» - 1665 человек, а вместе с ратными и служилыми людьми - 9389 человек». Н. Н. Оглоблин. Обозрение историко-географических материалов XVII- начала XVIII века, заключенных в книгах разрядного приказа. - ML. 1884, с. 236.

39. Сперанский А. Очерки по истории приказа каменных дел Московского государства. - М-РАНИОН. 1930 г. 135


ОГЛАВЛЕНИЕ


Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере


Дата обновления:

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову