Главная Персоналии Херсонское
кладбище
Никитское
кладбище
Еврейское
кладбище
Другие
кладбища
Статьи

 

 

 

 

СОЛДАТСКИЕ КЛАДБИЩА И ЗАХОРОНЕНИЯ ОФИЦЕРОВ В КУРСКЕ
(ХIХ век - 1917 г.)

автор: Ю.В. Озеров

Для захоронения скончавшихся нижних чинов в досоветской России существовали с 1890 г. особые "военные" кладбища. Они находились под надзором особых комиссий из военных лиц и содержались на средства самих войск. О каждом умершем солдате "госпитальное начальство" должно было немедленно докладывать как начальнику его в полку, батальоне или батарее, так и родственникам его, если они могли прибыть к погребению "по месту расстояния"(1). К выносу умершего из госпиталя в полковую церковь, к участию в заупокойной литургии, а также к отпеванию и проводам на кладбище, назначалась особая команда из товарищей и начальника (ротного командира) скончавшегося солдата. Полковой священник при участии хора певчих должен был совершать о почившем безвозмездно раннюю литургию и отпевать его с наибольшей торжественностью, сопровождая вместе с хором и военной командой до могилы. На военном кладбище могли погребаться нижние чины не только из одного, но и из различных полков, при этом само кладбище должно было разбиваться на участки по полкам. Забота о поддержании в должном виде как могил, так и надгробных крестов возлагалась на соответствующие полки. Последним в обязанность вменялось изготовление и установка приличных крестов над могилой каждого своего сослуживца, с указанием: где служил умерший перед смертью, когда скончался и т.п. Интересно отметить, что каждый из надгробных крестов должен был окрашиваться в цвет приборного сукна того полка, в котором служил усопший (2).

Солдатское кладбище в Курске располагалось недалеко от казарм военного гарнизона (по правой стороне нынешней улицы Пирогова, после ее поворота на юго-запад)(3).

Лица офицерского звания (от прапорщика и выше) погребались, как правило, на обычных "городских" кладбищах. В Курске ими были: Херсонское (Всехсвятское) и Московское (Никитское) кладбища. На первом из них одним из наиболее примечательных захоронений была могила отставного генерал-майора, сподвижника великого А. В. Суворова, картографа и писателя Степана Даниловича Бурнашева (1743-1824). Это была весьма интересная личность. По окончании инженерного корпуса он участвовал в строительстве Ораниенбаумской крепости. С началом Русско-Турецкой войны 1768-1774 гг. Бурнашев по собственному желанию был зачислен в действующую армию. Командуя авангардом корпусом князя Щербатова, он с 2000 егерей и легкой конницей, вплавь перешел через Генический залив и после 3-дневного боя взял штурмом крепость Арабат. Затем он занял Керчь и Еникале. Награжденный за это орденом св. Георгия IV класса, Бурнашев принял в командование Курский пехотный полк, в котором тогда свирепствовала чума. Оценив ситуацию, Бурнашев сейчас же вывел полк на карантин в лагерь и, простояв в нем всю зиму, погасил эпидемию. В 1778 г. командуя Ширванским полком, участвовал в завоевании Крыма. Будучи уполномоченным России в 1783-1787 гг. при грузинских царях Ираклие II и Соломоне I, С. Д. Бурнашев много сделал для подготовки присоединения Грузии к России. Во время Русско-Турецкой войны 1787-1791 гг. Бурнашев особенно отличился в сражениях при Фокшанах и Рымнике. В последнем, по словам его современника, он "всю Цесарскую (австрийскую - Ю. О.) кавалерию привел в удивление"(4). За свои действия он был награжден орденом св. Георгия III класса и чином генерал-майора. В 1791-1797 гг. Бурнашев был правителем Курского наместничества, а после его упразднения - первым курским гражданским губернатором. После работы в качестве сенатора (1798-1801 гг.) он вышел в отставку, отдавшись в литературе. Похоронен был С. Д. Бурнашев в церковной ограде Всехсвятского храма. Памятник ему представлял собой монумент в виде черной мраморной колонны с вазой наверху и крестом(5). До наших дней это захоронение не сохранилось. Однако близ вышеупомянутого храма имеются 2 основания от бывших надгробных памятников. Не исключено, что на одном из них мог находиться памятник Бурнашеву.

Видимо, в пределах церковной ограды мог быть похоронен и генерал от кавалерии Александр Максимович Ребиндер (1858-1909)(6), могила которого также не сохранилась.

В юго-восточной части Херсонского кладбища можно видеть черный постамент со сбитой надписью, увенчанный красной звездой. Прежде, этот памятник обозначал могилу обоянского помещика Дмитрия Хрисанфовича Танеева, скончавшегося в середине ХIХ века. По свидетельству курского старожила и краеведа Н. Ф. Логачева, данное надгробие было перенесено сюда, на новоустроенную могилу, из находившегося поблизости разоренного склепа. Д. Х. Танеев был известен как участник сражения 1799 г. с турецким и французским флотами в Средиземном море(7).

Северо-западнее Всехсвятского храма находится, пожалуй, самое старое сохранившееся воинское захоронение, обозначенное чугунным памятником в виде колонны с каннелюрами, стоящей на декорированном маленькими ангелочками кубе. Плохо сохранившаяся вычеканенная надпись сообщает: "Здесь покоится тело помещика гвардии под поручика Ивана Афанасьевича Кривцова...". Он скончался в возрасте 67 лет в 1823 г. Другие надписи сообщают, что здесь погребены также его жена и, видимо, сын - помещик штабс-ротмистр кирасирского полка.

Остальные сохранившиеся офицерские захоронения датируются началом ХХ в. К ним относятся могилы: Владимира Николаевича Васильева - капитана артиллерии 4-й резервной артбригады; полковника Ивана Тимофеевича Тимофеева (1845-1909) - военного топографа 89-го пехотного Беломорского полка; полковника Петра Николаевича Ветчинкина (1853-1913) - отца известного специалиста в области аэродинамики профессора Владимира Ветчинкина.

Кроме этого, на Херсонском кладбище существуют еще 4 сохранившиеся захоронения воинов, погибших в Первой мировой войне. Недалеко от упоминавшегося выше чугунного памятника первой половины ХIХ в. находится надгробие в виде аналоя капитану 173-го пехотного Каменецкого полка Павлу Васильевичу Смирнову. На изображенном Евангелии высечена надпись: "Больши сея любве никтоже имать да кто душу свою положит за други своя". Рядом с центральной аллеей находится могила капитана 21-го мортирного артдивизиона Александра Николаевича Озерова, убитого 22 апреля 1916 года, незадолго до того как он должен был ехать к себе на свадьбу в Курск(8). Недалеко от этого захоронения находится могила поручика 209-го пехотного Дубненского полка - Григория Федоровича Орлова, павшего "в сражении у Огинского канала 8 октября 1915 г. 22 лет от роду". Несколько дальше по центральной аллее можно видеть небольшой памятник Владимиру Владимировичу Сырокомскому, убитому 23 сентября 1916 г. Факт его подвига зафиксирован скромной эпитафией: "погиб за родину".

На Московском кладбище самым старым воинским захоронением является могила подполковника Николая Ивановича Цурикова, скончавшегося 12 декабря 1844 г., "52 лет от роду". Она обозначена каменной плитой с изображением Голгофы.

Остальные воинские захоронения относятся к началу ХХ в. Рядом с Никитским храмом можно видеть крупный памятник генерал-лейтенанту Алексею Григорьевичу Мандрыкину (1837-1913) и его жене Юлии Семеновне (1843-1915). В этом же квартале находится захоронения полковника Симеона Павловича Викторова (1838-1904) и генерал-майора Павла Ильича Бырдина (1847-1912), зятя известного курского купца Н. П. Левашкевича. По данным на 1898 г., П.И. Бырдин был начальником Коренево-Курского отделения Орловского жандармского полицейского управления железных дорог(9).

Недалеко от этого места, на первом перекрестке аллей от храма, обращает на себя внимание памятник в виде дерева со спиленными ветвями. Он обозначает могилу начальника Курского артиллерейского склада генерал-майора Николая Павловича Дроздовского (1861-1915).

Буквально через квартал находится единственное на данном кладбище сохранившееся дореволюционное захоронение участника Первой мировой войны - прапорщика запаса Николая Александровича Преображенского. Он служил в 173-м пехотном Каменецком полку и в возрасте 24 лет пал в бою при реке Сан 16 октября 1914 г. Н. А. Преображенский был сыном известного священника, организатора религиозно-нравственных чтений, служившего в Сергиевском соборе(10).


ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей (Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства). Репринт. изд. М., 1993. Ч. 2. С. 1302.
  2. См.: Там же. С. 1336.
  3. Согласно плану Курска, составленному Кулжинским.
  4. Цит. по: Военная энциклопедия. СПб., 1911. Т. 5. С. 158.
  5. Златоверховников Н. И. Памятники старины и нового времени и другие достопримечательности Курской губернии. Курск, 1902. С. 28.
  6. Река Времен (Книга истории и культуры). Кн. 4. М., 1996. С. 371.
  7. Государственный архив Курской области, ф. 33., оп. 2, д. 1704, л. 141.
  8. Данную подробность нам сообщил Н. Ф. Логачев, лично знавший невесту убитого - В. П. Толмачеву.
  9. Список чинам гражданского, военного и духовного ведомств Курской губернии на 1898 год. Курск, 1898. С. 27.
  10. Курские епархиальные ведомости. 1898. № 38.Ч. неоф.

© Статья предоставлена к.и.н. Юрием Владимировичем ОЗЕРОВЫМ специально для сайта www.old-kursk.ru

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере


Дата обновления:


Cмотреть еще:

Курский некрополь
Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову